Русский символ в поддержку Новороссии

С героиней акций в поддержку Донбасса Марией Катасоновой, которую в свое время называли прокурором ДНР (проводя аналогии с «няшным» крымским прокурором Натальей Поклонской), хотел познакомиться давно.

Мы с ней довольно часто пересекались на разных митингах, но времени пообщаться с нордической красавицей вечно не хватало. Помог, как нередко такое бывает, случай. Когда на минувшей неделе проукраинский провокатор решил сломать мне камеру и еще что-нибудь, он попутно напал и на Марию. Вмешавшись и перетянув внимание нападавшего на себя, я заслужил признательность девушки. Ну, и, пользуясь случаем, тут же напросился на интервью.

- Маша, за последние месяцы ты стала, по сути, символом поддержки сил сопротивления Юго-Востока Украины… А скажи, пожалуйста, с чего все началось? С чего начался твой путь в общественно-политической жизни?

— Путь начался с того, что я увлеклась историей России, мне всегда было интересно, с чего начинались те или иные исторические процессы, что за ними стояло, кто ими руководил. Чувство любви к Родине прививалось родителями с детства…

Ну, а что касается «символа поддержки Новороссии» — я так не считаю. Каждый человек сам выбирает, как проводить свободное время. Многие говорят, что нам платят за митинги, но это ложь. Я точно так же, как и другие люди, работаю. Просто посвящаю свободное время не посиделкам перед телевизором с бутылкой пива, а предпочитаю сходить на митинг, чтобы выразить свою гражданскую позицию.

У меня очень много знакомых, которые добровольно воюют в ополчении, да и родственники на Украине тоже есть. Если они просыпаются и засыпают под звуки бомбардировок, то почему мне должно быть сложно, потратить час своего свободного времени, чтобы поддержать этих людей хотя бы в Москве на митинге?

Ведь противостояние происходит не только на Юго-Востоке Украины — в нашей стране тоже идет вполне конкретное уличное противостояние — «пятой колонны» и национально-ориентированных сил.

Началось все в 2012 году. Тогда Национально-Освободительного Движения еще не было, была незарегистрированная партия «Свободная Россия». Как ты помнишь, в начале 2012 года (в период разгара протестных митингов) поддерживать президента было вроде как немодно, и я искала именно ту организацию, которая разделяла бы мою «немейнстримовую» позицию. Наткнувшись случайно в соцсети на анонс митинга «Свободной России», я решила сходить, разузнать, что они собою представляют, и в целом идейная составляющая мне оказалась близка. Я пришла на митинг (он был весьма малочисленным — не больше ста человек). Меня впечатлило, что, несмотря на дикий холод, люди мужественно вышли на улицу с абсолютным осознанием того, что готовы стоять за свои убеждения.

После митинга меня пригласили прийти на собрание, и постепенно я втянулась в процесс.

- Насколько я знаю, ты, помимо работы и общественной деятельности, успеваешь еще и учиться.

— Да, я учусь на вечернем отделении юридического факультета.

- В соцсетях можно найти немало фотографий, где ты митингуешь в платье цветов флага Донецкой Народной республики. Скажи, как пришла такая идея, и что потребовалось, чтобы реализовать ее?



— Идея пришла спонтанно, а для ее реализации понадобилось четыре метра ткани трех цветов, около сотни булавок и два часа работы.

- Полагаю, это платье теперь стало весьма ценным экземпляром — не думала продать его с молотка?

— Нет, оно мне еще пригодится, когда мы будем чествовать ополченцев-победителей в освобожденном Киеве.

- Весной твои фотографии начали стремительно расходиться по соцсетям, поначалу тебя даже ошибочно назвали прокурором Донецкой Народной республики. Скажи, как ты отнеслась к такой популярности?

— Я, конечно, удивилась — у меня никогда не было стремления к самолюбованию. А потом я поняла, что бороться с подобной популярностью нет никакого смысла и желания — я представляю Национал-Освободительное Движение, и для нас так будет даже лучше. О нас говорят, вместе с моими фотографиями обсуждают организацию в целом, привлекая заинтересованных людей, пополняя ряды сторонников и неравнодушных.

- Много ли поклонников появилось с тех пор?

— Поклонников и недоброжелателей (преимущественно представителей западной части Украины) приблизительно равное количество.

- Как часто на ваших мероприятиях у тебя возникают конфронтации с идеологическим противником?

— Моральное противостояние происходит постоянно, а вот физическое воздействие, к счастью, реже.

- Часто ли тебе угрожают?

— Достаточно. Самой неожиданной угрозой, которую приходилось услышать со стороны проукраинских активистов, было обещание замотать меня в флаг ДНР и поджечь. Несколько раз в меня распыляли газовый баллончик, но раньше я в полицию не обращалась…

Однако теперь стало понятно, что провокаторы чувствуют свою безнаказанность, поэтому в последний раз я решила не спускать дело на тормозах. Слишком хорошо в Москве стали чувствовать себя люди, позволяющие себе нападать на других людей, брызгать в лицо слезоточивым газом, скандируя при этом нацистские лозунги. Ведь, если продолжить закрывать на это глаза, то уже в ближайшее время они будут среди тех, кто попытается устроить переворот в нашей стране — они будут кидаться бутылками с зажигательной смесью в полицейских, бить их цепями и жечь покрышки на московских площадях…

К тому же, до сих пор неизвестно, кем являются нападавшие. Вполне возможно, что это активисты «евромайдана», приехавшие поделиться опытом с московскими «коллегами». Их действия надо пресекать.

- Маша, после нападения много ли поступило тебе предложений о защите и сопровождении со стороны твоих поклонников?

— Предложения были — неравнодушные люди предлагают мне свою помощь. Однако меня неприятно удивил тот факт, что на мероприятие, о котором речь (показ фильма, посвященного украинской карательнице Надежде Савченко), несмотря на то, что его достаточно активно анонсировали в патриотических пабликах, пришли выразить свой протест всего два парня и две девушки. Где были бравые казаки? Где были адекватные, патриотически настроенные националисты? В центре столицы России собрались люди, поддерживающие украинских националистов, люди, скандирующие «Слава Украине» и «Москалей на ножи». Почему когда на меня поднял руку провокатор, ни один из прохожих не остановил его?! Почему единственный, кто за меня заступился — корреспондент «Ридуса», которому в итоге чуть не разбили камеру и лицо?

Те, кто считают, что мы ходим на такие акции «ради прикола», глубоко заблуждаются — мы вполне осознаем все риски. И мне не страшно выходить на такие акции без силовой поддержки — я буду делать это до тех пор, пока те, кто сидят перед телевизором или компьютером, не осознают, что их комментарии в соцсетях не уберегут меня от нападений.

- То есть, нападение не изменило твоего отношения к общественной деятельности?

— Мне этот инцидент даже добавил уверенности в правоте своих действий. Цель провокаторов — запугать и остановить нас. Но они добились обратного эффекта. Ведь чем больше на русского человека давить, тем сильнее потом разожмется пружина — тогда ведь его вообще не остановить. Так что, я и впредь буду выходить на акции, неважно, сколько человек будет идти со мной. Но, конечно же, я надеюсь, что мужская часть населения одумается, сделает выводы и не останется на диване, когда понадобится их помощь.

Многие считают, что уличная составляющая политики неважна, но также думали и киевляне — многие ведь думали, что ничего страшного не произойдет и что протесты сами сойдут на нет. Я сама ездила в Киев посмотреть, чем же опасен «майдан». И поняла, что Россию зимой 2012 года от подобного сценария уберегли ответные митинги на Поклонной горе, когда люди показали, что «болотные» митингующие — это еще не вся Россия и уж точно не большинство. Ведь если сейчас посмотреть на Украину…

- Украина как единая страна по сути потеряна...

— Скорее, Украина сейчас под оккупацией, и страну надо освобождать. Ведь еще Игорь Иванович Стрелков заявил, что на Новороссии мы не остановимся — это промежуточный этап, плацдарм для освобождения всей территории Русского мира.

- Маш, вопрос слегка провокационный: планируешь ли ты и твои боевые подруги сняться для агитационных плакатов в качестве модели в поддержку бойцов Новороссии?

— Видеоплакаты подобного рода мы уже делали, а насчет печатной продукции — если в этом будет необходимость, я не против. Само собой, в рамках приличия…

- Просто ты стала своеобразным символом поддержки Сопротивления…

— Это ваши коллеги меня таковой сделали (улыбается). Мне это, конечно же, льстит, но я себя таковой не считаю.

- Отвлечемся от политической повестки — кем ты хотела стать в детстве?

— В первую очередь, хотелось и хочется оставаться человеком… Что же касается профессии, то я выросла в семье художников — все мои родные занимались одним делом. Поэтому, естественно, в детстве я хотела пойти по их стопам — профессия дизайнера или архитектора виделась мне вполне реальной. Кроме того, я увлекалась, да и продолжаю увлекаться созданием кукол и игрушек ручной работы…

Став постарше, захотела пойти в журналистику, видимо, сказалось увлечение русской литературой. Но в итоге, благодаря творчеству Достоевского, Маяковского, Есенина, увлеклась историей — захотелось узнать получше, что влияло на авторов. Постепенно пришла к тому, что захотела заняться общественно-политической деятельностью. Классики помогли сформировать мнение о революции — к примеру, «Бесы» Достоевского — один из самых любимых моих романов. Маяковский и Есенин, писавшие с жаром о революции, впоследствие разочаровались в ней. Копая глубже, начинаешь задумываться о том, кем устраиваются государственные перевороты, кто ими руководит, кто их спонсирует, какие цели преследуются. В голове начало складываться определенное понимание…

- И все же, кем ты себя видишь, скажем, через три года?

— У меня есть цель, о которой бы я не хотела пока распространяться. Если же не в карьерном плане, то, безусловно, в будущем я вижу себя матерью.

- Многие мужчины, уверен, хотели бы знать, занято ли твое сердце в данный момент?

— В моем сердце сейчас только любовь к Родине.

- То есть, молодого человека нет…

— Нет

-Как относишься к курению и алкоголю?

— Сама не употребляю, но считаю, что это личный выбор каждого.

— На фотографиях ты предстаешь в весьма суровом образе. А в жизни ты часто улыбаешься?

— Нет, не очень часто.

- То есть, подтверждаешь репутацию суровой нордической красавицы? В интернете ведь многие тебя воспринимают как валькирию из скандинавских мифов.

— Вот сейчас ты заставил меня улыбнуться (смеется)…

- Ну, и напоследок вопрос для поклонников: где тебя можно будет увидеть в ближайшее время?

— Во вторник, 4 ноября, НОД проводит марш за освобождение русского мира. Время и место пока уточняется.

- Ждать ли зимнюю вариацию твоего легендарного платья?

— Обещаю что-нибудь придумать.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //