Русский отдых в Крыму

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Захотелось мне, уважаемые читатели, разочек отложить в сторону серьезную публицистику и поделиться моими личными впечатлениями о первом Русском сезоне в Крыму. Этот текст не претендует на серьезный журналистский анализ происходящего. Тем, кого интересует такой анализ, рекомендую обратиться к блестящим крымским очеркам моего друга Виктора Шацких. Их в «Свободной прессе» уже почти десяток. А я, повторяю, хочу поделиться личными впечатлениями.

С марта, как только началась Русская весна в Крыму, я полгода исходил завистью, глядя, как мои друзья и недруги, знакомые и незнакомые регулярно ездят в Крым и постят оттуда свои заметки, фотки и рапорты. А у меня банально не хватало денег на поездку. Наконец, ближе к сентябрю, мой добрый знакомый, предложил мне на месяц сдать квартиру для размещения беженцев с Донбасса. И я решился. Взял деньги и пошел искать варианты поездки в Крым.

Сначала прошелся по турагентствам. Но и турагентства, и сайты прямых заказов отелей типа Букинг.ком меня разочаровали. Потому что даже самые скромные крымские отели, пансионаты и санатории берут не меньше полутора-двух тысяч с человека в день без питания и более трех тысяч с питанием. Это при том, что в большинстве из них питание то еще, и, к тому же, отнюдь не всегда трехразовое. Так что я решил вспомнить юные годы и поехать дикарем. Тем более что интернет обещал возможность легко снять за 20 долларов в день однокомнатную квартиру с горячей водой и интернетом.

Билеты удалось достать легко. Вообще, сегодня в Крым есть три варианта дороги. Можно ехать на автобусе. Это недорого. Три с половиной тысячи на человека в оба конца. Но трястись 24 часа мне, пожалуй, уже не по возрасту. Можно ехать на поезде. Добираться через Украину мне по понятным причинам не хотелось. А маршрут, обходящий Украину, занимает двое суток, и при этом купейный билет стоит 6,5 тысячи на человека в один конец. К тому же, в отличие от билетов на автобус, билеты на поезд не очень легко достать. Поэтому я решил выбрать самолет.

Билеты удалось купить сразу, с первого раза, в ближайшей к дому авиакассе. При этом билеты Москва-Симферополь, несмотря на приостановку полетов «Добролета», все еще очень дешевые – 2,5 тысячи рублей со всеми сборами. С обратными билетами все гораздо хуже. Пришлось купить самый дешевый из дорогих за 8 с чем-то тысяч рублей. Да еще потом выяснилось, что этот «Трансаэро» таких нищих, как я не кормит. А кормит только тех, кто купил билеты гораздо дороже.

В итоге поездка получилась 12-дневная.

Самолет летит до Симфи чуть больше двух часов, и атмосфера в полете вполне терпимая. И кормили неплохо. Из Симферополя таксисты доставят вас практически в любой уголок Крыма за 2-3 тысячи рублей. А если вы любители экстрима, то можете воспользоваться за гораздо меньшие деньги автобусом или троллейбусом. Троллейбус сейчас начал останавливаться рядом с аэропортом, но он идет на час дольше автобуса. А до автовокзала довольно долго добираться, и за этот маршрут таксисты попытаются с вас содрать тысячу рублей.

Да, чуть не забыл - атмосфера в симферопольском аэропорту на порядок лучше домодедовской. Она, впрочем, такой была и при Киеве. Но тогда атмосферу сильно отравляли деланно-хмурые рожи украинских таможенников и погранцов. По слухам, туда специально набирали рагулей, чтобы «руссотуристам» отдых медом не казался. А сейчас безо всей этой публики атмосфера в порту просто праздничная.

Из Симферополя я поехал в Ялту. Тому было несколько причин. Во-первых, хоть я и хорошо знаю Крым, но в Ялте не был с детства. Во-вторых, мой друг недавно вернулся из Гурзуфа и сильно рекламировал мне район Большой Ялты. И я, к своему стыду, впервые в жизни узнал, что вокруг Ялты уникальный субтропический климат, которого в России больше нигде нет. То есть, еще более уникальный, чем на всем остальном Южном берегу. Тут же вспомнились детские воспоминания о Никитском ботсаде, и захотелось туда вернуться. Ну и, наконец, в-третьих, на меня произвели большое впечатление записи в соцсетях участников недавней политологической конференции в Ялте по проблемам Новороссии. Читая эти постинги и статусы, я весь, в очередной раз, иззавидовался. И самому туда захотелось. Впрочем, уже приехав в Ялту, я узнал, что конференция была вовсе не в самой Ялте, а, по местным меркам, довольно далеко от нее на восток, в отеле «Ялта-Интурист», который находится на берегу под Массандрой.



Водитель довез меня по моему любимому троллейбусному маршруту Симферополь — Ялта и связал со своим знакомым квартирным маклером, у которого я попросил квартиру с интернетом. Первое же предложение привело меня в восторг, я там и остался. Квартира стоила тысячу рублей в день и располагалась в самом центре Ялты около Пионерского рынка. К тому же она находится в очень красивом доме сильно дореволюционной постройки.

В результате я почти каждый день спускался из дома к морю по знаменитой Пушкинской аллее или, как ее еще иногда называют, Пушкинскому бульвару, временами на обратной дороге заходя на рынок за продуктами. Из этого ежедневного маршрута я сделал всего три исключения. Съездил в Ливадийский дворец, в Никитский ботанический сад и сходил посмотреть на выборы в Госсовет Крыма. Тем более что ближайший от моего дома участок находился в знаменитом Институте винограда и вина «Магарач», на который грех не посмотреть.

Мне довольно трудно передать в слове свои впечатления от сегодняшней Ялты. Потому что во мне происходит смешение разных впечатлений и эмоций — впечатлений от уникального ялтинского климата и природы, впечатлений от ялтинской архитектуры, вообще впечатлений от жизни в Ялте и от общения с ялтинцами. И все это совмещается с чувством радости от того, что Крым вернулся домой. И это чувство радости в ялтинском климате ощущается особенно обостренно.

В общем, если попытаться это сформулировать в минимальном количестве слов, то выйдет приблизительно так — у меня ощущение, что я 12 дней прожил в земном раю. И еще там очень много котиков, и они чувствуют себя в Ялте совершенно привольно. Они там на каждом углу. Некоторых я не смог сфотографировать, потому что при одном только виде фотика они сразу начинали ко мне ластиться и мурлыкали. И у каждого на морде написано: «Спасибо, что я больше не кит». А внешне все они напоминают чем-то кота с кустодиевского «Чаепития в Мытищах». От самой же Ялты пахнет атмосферой, которую можно почувствовать в картинах Ботичелли «Весна» и «Рождение Венеры». И это соединение Мытищ со Средиземноморьем под знаком Венеры является самым точным символом Крыма и, особенно, Ялты.

Теперь попробую все это же разложить по полочкам. Русские крымчане очень похожи на жителей европейского юга. Но не самого южного юга, вроде Андалусии, Сицилии или Греции, а, так сказать, северного юга. То есть они похожи на жителей Лангедока, Каталонии или Ломбардии. Но, при этом, остаются очень русскими. Во многом более русскими, чем жители Нечерноземья. В общем, такие русские европейцы. Гораздо более ласковые, дружелюбные, улыбчивые и темпераментные, чем угрюмо-застенчивые русские северяне.

Ялтинская природа похожа на Средиземноморье, но при этом в ней много эндемического. И плюс к этому что-то волшебное. Как будто кусочек параллельного мира закинули из Средиземья в Средиземноморье, а оттуда перенесли в Россию. Крымчане, кстати, это волшебство отлично чувствуют. Сегодня они свою исключительность формулируют в дерзкой надписи на футболке - «Крым — лучший курорт России!». И все это в Ялте совмещается с какой-то южно-европейской архитектурой. Причем, в эту архитектурную атмосферу вписываются даже советские здания сталинско-колониального стиля. Я имею в виду, по крайней мере, то, что в Ялте называют центром. Вообще-то говоря, это не столько центр, сколько низ, поскольку Ялта расположена вертикально на горном склоне. Так что ялтинский центр состоит из набережной и спускающихся к ней центровых улиц.

Теперь о менее эфирных и магических материях. Продукты по сравнению с Москвой очень дешевые. Разве что рыба относительно дорогая. Так что с московскими зарплатами жить в Ялте очень удобно. А если не хочется готовить дома, то вся прибрежная часть города усыпана кафе-столовыми, в которых за 200-300 рублей можно съесть классический столовско-пионерлагерный обед из трех блюд с компотом. Причем, очень хорошего качества, а в некоторых столовых даже с официантом.

Есть и недорогие рестораны, где можно прилично пообедать со стаканом крымского вина рублей за 700. Есть и дорогие рестораны, но я туда не заходил, пускай туда хипстеры с барыгами ходят. Ну и, чтобы закончить с ценами, скажу, что бутылка хорошего крымского вина стоит в фирменном магазине 200-300 рублей. Единственное исключение — это легендарный «Черный доктор». Массандровский стоит 400-500 рублей, а аутентичный из Судака — 1000.

Мобильная связь работает, но, в так называемом, техническом роуминге. Говорят, что он бесплатный. В общем, узнаю, когда счет придет. Интернет дома работал. Причем мой хозяин объяснил, что «Укртелеком» уже несколько месяцев не принимает платежи, но интернет и городской телефон продолжают работать. На улицах и в кафе интернета пока нет. Карточки московские банки принимают частично. Берут «Визу» и «Мастеркард». А «Маэстро» принимают только старые, безчиповые. Думаю, что через несколько месяцев вся эта чехарда из-за ухода из Крыма украинских провайдеров и операторов, наконец, наладится.

Ну и, напоследок, после впечатлений, немного крымских разговоров. Почему-то было довольно много разговоров о беженцах и с беженцами. Во дворе Института «Магарач», когда я вышел с избирательного участка, разговорился с пожилой дамой с Западной Украины. Она русская. Ее покойный муж, полковник Советской Армии имел неосторожность отправиться туда жить на пенсию. Она приехала в Крым подыскать себе квартиру. По ее словам, ехала на поезде абсолютно мирно. «Даже таможенного досмотра никакого не было. Только косились очень неприятно».

Местная русская девушка сказала: «Тут у нас довольно много беженцев с Донбасса. Если только можно назвать беженцами людей, которые приехали на «Лексусе». На Пушкинской аллее нечаянно подслушал разговор. «Ты сейчас куда?» - «В Донецк». - «А как поедешь?» - «Да на машине». То же самое рассказал и молодой человек, продавец и по совместительству владелец обувного магазина: «Мы с батей из Донецка. Слава Богу, уж несколько месяцев как приехали. А сейчас отец на машине поехал домой. Приготовить квартиру к зиме и забрать зимние вещи. Еще машину мою оттуда пригнать надо». Еще сказал: «Жалко, что у нас не вышло, как здесь. Мы-то именно на это надеялись. Ладно, будем жить в Крыму».

Есть и беженцы в противоположную сторону — это сознательные украинцы. Соседи моего хозяина продают свой кусок дома, хотят уехать во Львов. «А то им жизни здесь не стало». Но продать не могут, потому что, пардон, май френч, сильно жмутся и не хотят сбавить цену. На рынке висит объявление: «Срочно продаю павильон для торговли». Увидев эту надпись, я громко произнес: «Чемодан-вокзал-Тернополь!». Вокруг стали хохотать и чуть ли не аплодировать. Я сказал, что географическое название «Тернополь» мне нравится гораздо больше, чем названия «Львов» и «Ивано-Франковск», потому что, в отличие от них, хорошо рифмуется с чемоданом и вокзалом. Хохот стал всеобщим.

Татарин, владелец магазина хозтоваров на рынке долго рассказывал о своем интернационализме, и о том, как он служил в Советской Армии. В Минске. Говорил, что все поддерживает. Когда я рассказывал это знакомым русским, они не верили. Кто из них прав, не знаю, Бог им судья.

Футбольный фанат, в недавнем прошлом активный участник ополчения, рассказывал, что основные бои в марте были около памятника Ленину. Бои, в смысле, драки. Сказал, что никогда бы не мог подумать, что футбольным ультрас и другим ребятам ультраправых взглядов придется защищать памятник Ленину. «Чего только в жизни не бывает! Зато Крым — наш».

Я сказал официантке в кафе около памятника Ленину: «Никогда бы не подумал, что прямо здесь была крутая драка». Она вздохнула. Потом я ей сказал: «Как-то я вышел на берег неподалеку и стал восхищаться красотами природы. А мой друг мне сказал: «Может, прямо в этом месте в 20-м году красные белых расстреливали». Официантка всплеснула руками, охнула и сказала: «Точно так. Именно здесь и расстреливали!». Потом закончила работу, села за столик с друзьями и стала с ними обсуждать, что надо бы продать свои квартиры, увезти бизнес и уехать во Львов.

У русских другие тревоги. Один беспокоился, не попадет ли восстановленная Ялтинская студия в руки «Мосфильма», который ей плохо распорядится. «А то у меня папа там работал, я за нее волнуюсь». Я робко ответил, что Карен Шахназаров не только замечательный кинорежиссер, но хороший человек и российских патриот. Другой беспокоился о Севастополе. Говорил, что по его данным, Меняйло хочет снова сделать Севастополь закрытым городом. А Чалый ему ничем не может помешать. «Если город снова закроют, на что же люди будут жить? Они же 20 лет квартиры сдавали туристам! Что им теперь, на свою нищенскую пенсию прозябать?».

Но в целом у всех настроение хорошее, радостное. Все верят в начало новой жизни. Наконец-то в родной стране. Как написано на одной из маек, «Крымчане настолько злые, что ушли в Россию вместе со всем полуостровом». Иллюзий ни по поводу нынешней России, ни по поводу Путина почти никто не питает. Говорят: «Бачили очи чего куповалы». Говорят: «Лучше жить на Родине со всеми ее недостатками, чем на чужбине под оккупантами». Собирают деньги в помощь Донбассу. Я в центре Ялты видел под десяток пунктов сбора помощи. Проходящие мимо люди подают понемногу. Я тоже дал свои 100 рублей. А сборщики помощи заставили меня расписаться. Я, расписываясь, полистал подписной лист. Большая часть людей давали, как и я, сотню. Но иногда встречались и пятисотенные, и даже тысячные. Сборщики помощи вручили мне распечатанное на принтере патриотическое стихотворение. Я вежливо поблагодарил. Стихотворение было откровенно слабое.

Таковы были мои впечатления от первого Русского сезона в Крыму. Итоговых чувств два. Первое — разлитая по всему городу радость от возвращения на Родину. Второе — чувство уверенности, что эти милые, добрые, немного смешные крымские русские таки переломят жизнь в нашей стране в лучшую сторону. Раз уж они такие злые, что ушли к нам вместе со своим райским полуостровом.

И эти чувства не смог разрушить даже аэропорт «Домодедово» и противные земляки-москвичи, изо всех сил, по доброму московскому обычаю, игравшие в «пятый угол» и «царя горы» вокруг раздачи багажа, изображая своими задницами какой-то союз нерушимый, и не подпускавшие никого, кроме себя, забрать свои чемоданы, в которых, кстати, были упакованы добрые крымские сувениры.
Читайте далее: http://svpressa.ru/travel/article/99372/





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //