Русские в армии Наполеона


Малоизвестный факт – под началом Наполеона в 1812 году служило порядка 8 тысяч выходцев из Российской империи. Из них даже был создан отдельный Русский легион, который вместе с основной армией участвовал в захвате Москвы.

Кто эти люди?

Русский легион в армии Наполеона состоял из двух категорий. Первые – это военнопленные, которые так и остались на территории Европы еще со времен войн в 1798-1807 годов. А вторая – беглые крепостные крестьяне, отправившиеся «за бугор» в поисках лучшей доли.

Интересно то, что ни первых, ни вторых никто насильно не заставлял вставать под ружье и идти воевать против бывших сограждан.

Более того, почти все они (за исключением части крепостных, которым действительно даже там жилось не сладко) жили в городах Франции и Германии, занимались своим делом и никаким репрессиям не подвергались. Сами европейцы относились к ним хорошо. Казалось бы, зачем русским вставать под знамена Наполеона и идти войной против своей Родины? Ведь делали они это исключительно в добровольном порядке.

А ларчик, как говорится, просто открывался. Что бывшие военнопленные, что бывшие крепостные просто вкусили свободной (если сравнивать с Российской империей) жизни. И потому поход французского императора на Россию восприняли… с воодушевлением. Ведь они перестали быть рабами, благодаря европейской системе ценностей. И в голове «щелкнуло» - захотелось освободить весь народ от крепостного рабства. А Наполеон, как раз и выступал в роли эдакого правителя-освободителя.

Страх перед «Робеспьером на коне»

Когда только Наполеон начал превращать в жизнь свой план о создании величайшей империи, русское дворянство отнеслось к этому довольно спокойно. Но когда он нацелил свою шпагу на Российскую империю, было уже не до шуток. Наполеона боялись. Причем не как грозного и сурового императора или как непобедимого военачальника. Нет, он пугал тем, что нес захваченным народам свободу, который не церемонился с представителями предыдущего режима. Поэтому в дворянских кругах француза называли либо «Робеспьер на коне», либо «Начальник гильотины». Александр Тургенев писал по этому поводу еще до начала боевых действий: «Бонапарте придет в Россию. Я воображаю санкюлотов, скачущих и бегающих по длинным улицам московским» (санклюты – это революционно настроенные граждане, представители «третьего сословия» во время Великой французской революции).

Боялся возможной революции в стране и император. Ведь мощь французской армии была известна, а потому исход противостояния мог решиться в чью-либо пользу из-за малейшей «мелочи». Такой «мелочью» могли стать освобожденные Наполеоном крестьяне, которые, получив свободу, наверняка бы встали под его знамена. Понятно, что решить эту проблему Александр I мог лишь двумя способами. Первый – нанести Наполеону поражение вне территории Российской империи, чтобы французы с их идеями «свободы» даже шагу не успели ступить по русской земле. А второй – это решиться на отмену крепостного права самому. А после гадать, что произойдет в стране с разорившимися дворянами. Но все эти варианты были слишком фантастическими.

Настроения императора передалось и его военачальникам. Так, генерал Николай Раевский писал в своем дневнике, спустя несколько дней с начала войны:

«Я боюсь прокламаций, боюсь, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем крае беспокойства».

Еще до войны среди крепостных стали ходить различные слухи, которые будоражили умы простолюдин. Так, одни говорили, что с запада идет император, который даст волю всем. Подливали масло в огонь и старообрядцы, уверяющие, что Наполеон – это «царь Развей», чье предсказали еще сто лет назад.

А в апреле 1812 года на стенах нескольких московских домов стали появляться идентичные надписи. Кто-то краской выводил всего одного слово – «Вольность!». За дело взялась полиция и скоро отыскала виновных. Ими оказались два дворовых мужика, знавших грамоту, Петр Иванов и Афанасий Медведев. На допросе они хором заявили, что им скоро Москва окажется в руках французов, простой люд получит свободу, а помещиков «посадят на жалование».

И перед самой войной волнения среди крепостных становились лишь сильнее. Поэтому некоторые решили не дожидаться триумфального прихода Наполеона. Они сами сбегали от своих дворян, прибивались к различным бандитским шайкам и с их помощью оказывались в Европе. А уж там, поступали на службу Русского легиона.

Наполеон не осмелился

Учитывая настроения крестьян, а также их отношение к французскому императору, Наполеону и оставалось-то, чтобы лишь «чиркнуть спичкой». Пламя разгорелось бы само. И тогда, кто знает, как сложилась история Российской империи. Но этого не произошло.

Интересно то, что Наполеон сам прекрасно понимал все могущество своего положения. Его Русский легион и так постоянно пополнялся новыми людьми, а тут он мог вместо одного легиона обзавестись целым русским войском. Уже будучи на острове Святой Елены,

в 1817 году Наполеон признался своему врачу О'Меару: «Я провозгласил бы свободу всех крепостных в России и уничтожил бы привилегии дворянства. Это создало бы мне массу приверженцев».

Многие историки склоняются к тому, что как раз не отменять крепостное право французский император решил из-за… Русского легиона. Дело в том, что против Наполеона воевало русское дворянство, которое он считал просвещенным и цивилизованным, знавшим его родной язык. А беглые крепостные напоминали ему дикарей-бедуинов, которые противостояли французам в Африке.

Наполеон понимал, что между русским дворянином и крепостным крестьянином огромная культурная пропасть. Что последние не готовы к свободе. Простой народ элементарно не будет знать, что с ней делать.

Все тому же О'Меару Наполеон заявил следующее:

«Я мог бы вооружить наибольшую часть населения России против нее же самой, провозгласив свободу рабов. Но, когда я узнал грубость нравов русского народа, я отказался от этой меры, которая предала бы смерти, разграблению и самым страшным мукам много семейств»

Впоследствии, крестьяне, вступившие в Русский легион, стали массово дезертировать. Они поняли, что никакой обещанной отмены крепостного права не будет, а французы – это не освободители, а обычные завоеватели, которые хотят лишь разорить их родную землю. Поэтому они прибивались к многочисленным партизанским отрядам и всей душой желали смерти французскому императору-обманщику.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //