Русская женщина: убежит от медведей на Камчатке, познакомится с людоедами в Папуа — Новой Гвинее


Новый типаж настоящей русской женщины: убежит от медведей на Камчатке, искупается с пираньями в Амазонке, познакомится с людоедами в Папуа — Новой Гвинее, накормит африканских детей на Занзибаре. И всё это — 28-летняя туристка Мария, которая ищет экзотические развлечения по всему миру.

28-летняя Мария, работающая экономистом в нефтегазовой компании, олицетворяет некрасовскую женщину, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдёт. Только вместо коня у Марии дикие жирафы в сафари, вместо избы — жилища племени людоедов.

На счету у Марии много экзотических стран: она объехала все Карибы, Южную Америку, Парагвай, Бразилию, Мексику, Африку, Китай, Индонезию, Папуа — Новую Гвинею. Как признаётся экстремалка, Европу со всеми её соборами и музеями она решила оставить на старость лет. И ведь правда — какие бассейны в отелях сравнятся с дикой Амазонкой с пираньями, а ужины в мишленовских ресторанах — с поеданием ленивцев в джунглях?

Экстремальных историй у путешественницы много — рассказываем одну из самых захватывающих.

На обеде у племени людоедов


— В конце прошлого века в джунглях Папуа — Новой Гвинеи было найдено несколько племён людей, до того неизвестных науке. Увидеть одно из них — племя короваев — собственными глазами, понаблюдать за их бытом, — стало целью моего предстоящего путешествия.

В путь я отправилась с двумя друзьями, и, честно говоря, беспокоило лишь количество перелётов — всего их получилось шестнадцать.

Первым пунктом была Джакарта. Затем прямой рейс до Джаяпура, но каково же было наше удивление, когда через пару часов полёта самолёт сел в каком-то маленьком городке Индонезии для того, чтобы высадить небольшое количество людей и посадить других. Спустя пару часов — ещё одна посадка! Какая-то аэромаршрутка! Особенно запомнились пассажиры — темнокожие низкорослые аборигены, напоминающие "пингвинов", — с крупными чертами лица, выдвинутыми челюстями, красным ртом и зубами от фрукта пинанг. Колоритно.

Добравшись наконец до конечной точки — Декаи, мы с трудом нашли человека, который сможет показать нам путь до поселения племени короваев. Дорога была долгой: сначала мы с двумя сопровождающими отправились в деревню Мабул, куда правительство пытается переселить короваев, чтобы приучить их к цивилизации и искоренить все случаи людоедства. Оставшись там на ночь, утром мы со своими проводниками, вооружёнными мачете, отправились в дикие джунгли.

И вот спустя пять часов блуждания в тропиках мы наконец добрались до конечной цели нашего путешествия.

На вопрос, как дикие короваи нас встретили, однозначного ответа я не дам. Встреча с ними была бы опасной, если бы не наши короваи-сопровождающие. Когда мы ступили на их территорию, глава семьи по имени Маркус быстренько заполз в дом на дереве, распевая звонким голосом боевой клич.

"Короваи живут без вождей и военачальников в укромном месте, отделённом от остального мира двумя большими реками и цепью труднопроходимых гор. Их образ жизни не изменился за тысячи лет существования, они не знакомы с металлом, у них нет домашней утвари. Для приготовления пищи короваи используют каменные топоры и ножи из костей животных, а охотятся при помощи лука и копья. Это единственные в мире племена, которые строят свои дома на верхушках деревьев до 35—40 метров над землёй и живут, подобно обезьянам. Причина строительства домов на деревьях — каннибализм! В любой момент могут прийти короваи из других племён для того, чтобы полакомиться человечинкой"

Пение Маркуса прекратилось, он потихоньку подкрался к нам, долго оглядывал с ног до головы. Принялся что-то говорить на своём языке, в ответ на что наши короваи засмеялись. Естественно, английского языка они не знали, приходилось объясняться на пальцах, и над чем они смеялись, выяснить не удалось. Зато совершенно понятно было, что хотел Маркус, тыча в нас луком со стрелами и показывая нам свой открытый рот.

В племени Дани женщинам отрубают фаланги пальцев каменным топором, по одной фаланге за каждого родственника

"Европейского слова "семья", как мы его понимаем, у короваев не существует. На каждую женщину имеет право любой мужчина племени, но развратом здесь и не пахнет. Праздник соития происходит лишь раз в год, во время цветения сагового дерева. Вот тогда-то аборигены и предаются массовому греху. Удивительно, но в сообществе есть группа молоденьких девушек, которых местные мужчины не трогают. У этих красавиц разные судьбы. Кого-то из них выдадут замуж в соседнее племя, а кого-то принесут в жертву духам предков на очередном празднике, а проще говоря — съедят. Правда, поедают здесь людей не потому, что мучает голод или человеческое мясо такое вкусное. Убить чужака, белого — ритуал, угодный, по их мнению, духам. Взамен, как они уверены, можно получить силу и смелость жертвы, а может быть, даже бессмертие"

Весь день прошёл настолько интересно, что можно рассказывать часами. Мы привезли много съестного для папуасов — лакомства для детей, побрякушки для женщин.

Закончился вечер под пускание мыльных пузырей, привезённых из России. Удивительно, но, похоже, короваи предположили, что я ведьма! Все бежали прочь, когда увидели первый пузырь. Сперва снова схватились за луки со стрелами, но, посовещавшись с нашими сопровождающими, они потихоньку успокоились. Что было дальше? Сплошное веселье, громкий смех детей, Маркуса и его трёх жен.

Утром первое, что я увидела, — внимательно наблюдавших за мной короваев. Голодные людоеды не внушали никакого доверия, и мы с друзьями искренне пожалели, что раздали накануне всю имеющуюся у нас еду.

Перевернувшись на спину и взглянув на соломенную крышу, я увидела человеческие кости! Короваи подпирают ими крышу для прочности конструкции!

Чуть позже начали твориться более странные вещи. Может быть, мы по незнанию нарушили какое-то табу. Может быть, дикие короваи решили, что белый человек — это сама по себе ценная вещь, упускать которую просто глупо. Может быть, от наших вчерашних гостинцев у короваев разболелись животы, и было решено, что виной этому колдовство проклятых белых. Как бы там ни было, от недавнего доброго отношения не осталось и следа. Местные источали злобу, активная жестикуляция Маркуса испугала нас не на шутку. Проводники, видимо, тоже не ожидали такого развития событий и впали в ступор. Видя такое изменение ситуации, мы решили собрать вещи и уходить. На сборы ушло не больше 15 минут, за это время обстановка накалилась ещё сильней, и, когда Маркус с характерными жестами и криками быстро полез в дом на дереве, я вспомнила, что, кроме лука со стрелами, у него там ничего не было. Мы запаниковали.

Не знаю, что случилось с нашим разумом, но ноги сами понесли нас в джунгли, прочь от селения. Куда мы бежали, не помню до сих пор. Но бежали! Судя по тому, как развивались события, если бы не это паническое бегство, я бы сейчас лежала со стрелой в груди, и хорошо, если не в желудках людоедов. Короваи-проводники еле нашли нас потом в джунглях, затем нас ждало ещё несколько трудных часов пути, и мы снова оказались в деревне Мабул.

Вот такая получилась поездка. Мы уехали, а наши друзья-короваи остались в джунглях. Всего два десятка лет назад они не знали о существовании других людей, а через пару-тройку лет, возможно, их в нынешнем понимании уже не станет. Контакт с цивилизованным миром для них смертелен. Это их мир, и, скорее всего, они исчезнут вместе с ним: ведь джунгли сегодня уничтожаются на огромных территориях.




Метки:



Комментарии:



© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //