Русская женщина мистера Эйнштейна

Гениальный ученый, очаровательная русская шпионка и страстный роман в годы Второй мировой войны — сюжет, достойный пера английского писателя Яна Флеминга и его непревзойденного героя — агента 007 Джеймса Бонда, но, казалось бы, не Альберта Эйнштейна…

Однако, факты – упрямая вещь. Выставленные в 1998 году на торги аукциона «Сотби» в Нью-Йорке, девять ранее неизвестных писем «дедушки атомной бомбы», адресованные Маргарите Коненковой — жене известного советского скульптора Сергея Коненкова, красноречиво свидетельствуют о том, что в жизни гения XX века состоялась любовная история, позволившая экспертам связать имя Эйнштейна с внешней разведкой СССР.

Старые письма – на вес золота

Интимные послания, написанные элегантным готическим почерком и датированные 1945-1946 годами, вне всяких сомнений принадлежат перу великого физика. Эйнштейн доверчиво, трогательно и насмешливо повествует в них о событиях повседневной жизни и о своей негасимой любви к Маргарите. На ту пору Альберту было 66 лет, а его пассии — 45.

Эпистолы устроителям аукциона «Сотби» передал один из родственников Коненковой, пожелавший остаться неизвестным.

В том же лоте, который был оценен в четверть миллиона долларов, ушли с молотка пять моментальных фотографий (на четырёх из них Альберт и Маргарита запечатлены вместе, а одна собственноручно подписана «отцом теории относительности» — «В знак сердечной симпатии. А. Эйнштейн»), адресная книга в кожаном переплёте, где указано место жительства Эйнштейна в Принстоне и Саранак-Лейке (штат Нью-Йорк), а также золотые часы — прощальный подарок физика своей возлюбленной.

«Мата Хари» из Сарапула

Приехав в Москву в 1915 году из захолустного российского городка Сарапула, дочь присяжного поверенного Маргарита Ивановна Воронцова поступила на юридические курсы мадам Полторацкой и проживала на улице Поварской в семье доктора Ивана Бунина. Вскоре она познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Коненковым, который в то время был уже достаточно известен и имел собственную мастерскую на Пресне.

В 1923 году Коненковы отправились в Нью-Йорк для участия в выставке русского и советского искусства. Официально — на несколько месяцев, но сложилось иначе: вернулись они на родину только через двадцать два года. Причем это возвращение выглядело весьма необычно.

Для перевозки многочисленных работ Сергея Коненкова Сталин лично распорядился зафрахтовать персональный пароход, а в Москве на улице Горького скульптору сразу выделили громадное помещение под мастерскую. Доселе никто из реэмигрантов не был обласкан подобным вниманием, и на Коненковых посыпались упреки, дескать, переждав самые тяжелые для страны военные годы за границей, они незаслуженно получили от власти слишком много.

Противостояние зашло так далеко, что Маргарита Коненкова была вынуждена обратиться к Лаврентию Берия с просьбой оградить семью от необоснованных нападок, принимая во внимание «ее заслуги и заслуги С. Т. Коненкова перед Родиной».

Кстати, 30-е годы — самый загадочный период жизни четы Коненковых в Америке. О 20-х известно практически все — дорогие заказы, выставки, ошеломляющий успех. И вдруг Коненков закрылся в мастерской и стал вести жизнь отшельника…

История умалчивает о том, кому пришла в голову идея разложить снимки из архива Коненковых в хронологическом порядке. Но результат превзошел ожидания. На самом первом фото чета Коненковых изображена вместе с четой Эйнштейнов. Затем Сергей Коненков исчезает из видового ряда, на снимках — только близкие Эйнштейна, причем физик рядом с женой, а Маргарита Коненкова в сторонке.

Но самый главный сюрприз преподнес музейный архив, где отыскалось фото, на котором Маргарита Коненкова изображена вместе с Альбертом Эйнштейном, его женой Эльзой, дочерью Маргот и улыбчивым неизвестным. Один из американцев, побывавших в музее Коненкова в Москве, сразу же опознал в неизвестном Роберта Оппенгеймера – руководителя ядерного проекта «Манхэттен». Значит, супруга советского скульптора была знакома с «отцом американской атомной бомбы». Так в чем же заключались «особые заслуги» Маргариты и Сергея Коненковых перед Родиной, о которых она не преминула напомнить самому Лаврентию Берия?

Ответом на этот вопрос стали откровения бывшего начальника Четвертого (диверсионно-разведывательного) управления НКВД-НКГБ генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, который незадолго до своей смерти успел издать мемуары. По его утверждению, Маргарита Коненкова была… советским агентом, работавшим под оперативным псевдонимом «Лукас».

В своей книге «Разведка и Кремль» Судоплатов писал: «Жена известного скульптора Коненкова, наш проверенный агент, действовавшая под руководством Лизы Зарубиной (жена Василия Зарубина, резидента НКВД в США – прим. авт.), сблизилась с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном в Принстоне. Она сумела очаровать ближайшее окружение Оппенгеймера.

После того, как Оппенгеймер прервал связи с американской компартией, Коненкова под руководством Лизы Зарубиной и сотрудника нашей резидентуры в Нью-Йорке Пастельняка (Лука) постоянно влияла на Оппенгеймера и еще ранее уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже были нацелены наши нелегалы и агентура...»

И еще одна цитата из книги Павла Судоплатова: «Существенной была роль Михоэлса и Фефера также и в разведывательной операции по выходу на близкие к Эйнштейну круги ученых-специалистов, занятых разработкой в то время никому не известного «сверхоружия». Эти люди встречались с близкими к семье Эйнштейна русскими эмигрантами супругами Коненковыми, и через них, правда, в устной форме, к нам поступала важная информация о перспективах нового «сверхоружия», обсуждавшихся в Принстоне при участии Ферми и Оппенгеймера. Координацией всей этой работы по линии нашей разведки в США занимались, кроме Зарубиных, Хейфец и Пастельняк».

В обязанности «Лукаса» входило «оказывать влияние» на ученых, занятых разработкой ядерного оружия в рамках проекта «Манхэттен». Коненкова должна была свести Эйнштейна с заместителем советского консула в Нью-Йорке Павлом Михайловым, курировавшим научные связи. Судя по всему, поручение было успешно выполнено — Эйнштейн упоминает о консуле в своих письмах.

Любовный треугольник

Маргарита Коненкова – личность неоднозначная, по-своему, по-женски талантливая, была отмечена любовью многих великих мужчин. Семейное предание сохранило память об ее интимных связях с представителями русского аристократического мира в эмиграции, в частности, со скульптором Бромирским, отцом и сыном Шаляпиными, Сергеем Рахманиновым… И вот теперь появились серьезные документальные свидетельства того, что Коненкова овладела и сердцем гениального физика.

Сергей Конёнков. "Магнолия", 1934 г. Маргарита Конёнкова во всей красе...

… Альберт Эйнштейн впервые переступил порог мастерской Коненкова в 1935 году — его бронзовый бюст был заказан администрацией Принстонского университета.

Впрочем, знакомство обоих семейств произошло еще раньше, благодаря посредничеству приемной дочери Эйнштейна Маргот, вышедшей замуж в Берлине в 1930 году за русского журналиста Дмитрия Марьянова, приписанного к советскому посольству. Маргарита и Маргот стали близкими подругами. И если Сергей Коненков побывал в Принстоне только один раз, когда работал над бюстом Эйнштейна, то Маргарита, что называется, зачастила. И поначалу это не казалось пикантным.

Чтобы иметь возможность проводить вместе летние отпуска и подолгу оставаться наедине, Альберт Эйнштейн написал Сергею Коненкову письмо, в котором поставил его в известность о якобы серьезном недуге Маргариты — к письму прилагалось заключение врача, приятеля Эйнштейна, с рекомендацией для Коненковой побольше проводить времени в «благодатном климате на Саранак-Лейк», где, как известно, Альберт Эйнштейн арендовал коттедж и держал свою знаменитую яхту. Возможно, советский скульптор и не догадывался, что мировая знаменитость с детской непосредственностью водит его за нос, поэтому с легкостью отпускал Маргариту.

Неизвестно, сколько лет Эйнштейн и Коненкова были любовниками, но очевидно, что к моменту разлуки в августе 1945 года их отношения оставались самыми страстными. При этом Маргарите приходилось постоянно лавировать между Эйнштейном, Коненковым и контролирующим ее офицером НКВД Пастельняком, которого она познакомила с Эйнштейном в качестве вице-консула Павла Михайлова. Она играла три труднейшие роли одновременно — жены, любовницы и шпионки…

Сонет за подписью «А.Э.»

Содержание писем гениального физика свидетельствует о том, что Эйнштейн и Коненкова пользовались собственным «словарём влюблённых». Квартира, в которой они тайно встречались в Принстоне, именовалась «гнездышко». Соединив первые буквы своих имён, Альберт и Маргарита придумали для себя общее прозвище — Альмар.

«Я только что вымыл голову, но не очень преуспел в этом деле, — писал физик Коненковой 27 ноября 1945 года. — У меня нет твоей сноровки и аккуратности. Всё вокруг напоминает мне о тебе — шаль Альмар, словари, чудесная свирель, которую мы одно время считали утерянной, — словом разные безделушки, наполняющие мой приют отшельника, наше опустевшее гнездышко».

«…Я совершенно запустил волосы, они выпадают с непостижимой скоростью. Скоро ничего не останется. Гнездышко тоже выглядит заброшенно и обреченно. Если бы оно могло говорить, ему нечего было б сказать. Я пишу тебе это, накрыв колени Альмаровым одеялом, а за окном темная-темная ночь...» (25 декабря 1945 года).

…Среди личных вещей Коненковой, уже после ее смерти, обнаружились несколько забавных рисунков, выполненных «вечным пером», испещренные формулами листы и сонет на немецком языке, подписанный инициалами «А. Э.».

Характерный почерк Альберта Эйнштейна был легко узнаваем. Но поскольку прочитать сонет никто не смог, находка была передана на хранение в архив Академии наук СССР.

Спустя несколько лет проблемы с переводом сонета испытали и «настоящие» немцы – «язык Эйнштейна не совсем немецкий». И лишь в 1993 году удалось до конца «расшифровать» это удивительное признание в стихотворной форме. После некоторой поэтической обработки оно стало еще изящнее.

Две недели томил тебя
И ты написала, что недовольна мной
Но пойми — меня также мучили другие
Бесконечными рассказами о себе

Тебе не вырваться из семейного круга
Это наше общее несчастье
Сквозь небо неотвратимо
И правдиво проглядывает наше будущее

Голова гудит, как улей
Обессилили сердце и руки.
Приезжай ко мне в Принстон
Тебя ожидают покой и отдых

Мы будем читать Толстого,
А когда тебе надоест, ты поднимешь
На меня глаза, полные нежности,
И я увижу в них отблеск Бога

Ты говоришь, что любишь меня,
Но это не так.
Я зову на помощь Амура,
Чтобы уговорил тебя быть ко мне милосердной.

А.Е. Рождество. 1943 г.

Сонет не оставил сомнений: отношения Маргариты Коненковой и Альберта Эйнштейна были значительно теснее дружеских.

Подарок на прощанье

…В середине августа 1945 года Маргарита навестила Эйнштейна с особой миссией. Причем на свидание с возлюбленным она отправилась весьма спешно, забросив упаковку вещей, — Коненковы должны были немедленно возвращаться домой в СССР.

А месяцем раньше, 16 июля 1945 года, в штате Нью-Мексико американцы провели успешные испытания первой в мире атомной бомбы. К слову, о всех параметрах взрывного устройства и предполагаемой дате испытания нью-йоркская резидентура НКВД сообщила в Москву за две недели до события.

Начальник внешней разведки НКВД СССР Павел Фитин в тот же день поставил в известность Сталина, Молотова, Берия и Курчатова — руководителя советского атомного проекта. Поэтому в день открытия Потсдамской конференции 18 июля 1945 года, когда американский президент Гарри Трумэн сообщил Сталину о создании в Соединенных Штатах нового оружия «необыкновенной разрушительной силы», советский лидер остался невозмутим.

Обратив внимание на равнодушие советского лидера, английский премьер-министр Уинстон Черчилль сделал вывод: Сталин ничего не понял из сказанного. Но он глубоко заблуждался. Уже 18 августа 1945 года появилось Постановление Государственного Комитета Обороны СССР за N 9887-сс/оп «О специальном комитете при ГКО», в соответствии с которым производство атомной бомбы в Советском Союзе ставилось на промышленную основу.

Последним пунктом этого документа предписывалось «поручить тов. Берии принять все меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах».

Для этого надо было выяснить ряд принципиальных технических моментов. Что и было поручено знаменитому отделу НКВД «С», который возглавлял Павел Судоплатов. По его заданию советские разведчики вышли на Нильса Бора, некогда симпатизировавшего СССР. Также предполагалось устроить на территории США встречу с американскими физиками-атомщиками, считавшими опасной монополию Америки на атомное оружие. Маргарита Коненкова, как теперь очевидно, была еще одним звеном в этой разведоперации.

Следует также заметить, что возвращение Коненковых в СССР и организация встречи советского вице-консула Павла Михайлова с Альбертом Эйнштейном проводились почти синхронно. Причем главную роль в этом сыграл не скульптор с мировой известностью, а его супруга.

Кстати, в одном из писем к Маргарите Альберт Эйнштейн лично засвидетельствовал, что встречался с советским разведчиком и даже побывал в его семье. Выполнил некое «трудное задание», позволившее Маргарите Коненковой вернуться на родину. Вместе с тем заметно, что физик был не в восторге от того, чем занимался несомненно дорогой для него человек. А коль так, вывод очевиден: Альберт Эйнштейн знал, что Маргарита Коненкова связана с советской разведкой.

«Принстон. 8 IX 45 Любимейшая Маргарита! Я получил твою неожиданную телеграмму еще в Нью-Йорке, откуда я смог вернуться только вчера вечером. Так тяжело задание, которое несет с собой большие перемены для тебя, но я верю, что все закончится благополучно. Хотя по прошествии времени ты, возможно, будешь с горечью воспринимать свою прочную связь со страной, где родилась, оглядываясь на пройденное перед следующим важным шагом. Но в отличие от меня у тебя есть еще, возможно, несколько десятилетий для активной жизни в творчестве. У меня же все идет к тому (не только перечисление лет), что дни мои довольно скоро истекут. Я много думаю о тебе и от всего сердца желаю, чтобы ты с радостью имужественно вступила в новую жизнь и чтобы вы оба успешно перенесли долгое путешествие. В соответствии с программой я нанес визит консулу ... Целую. Твой А. Эйнштейн».

…Окончательное объяснение между ними произошло в конце августа 1945 года, во время последнего совместного отдыха на Саранак-Лейк. Совершенно очевидно, что Маргарита Коненкова пошла ва-банк и раскрыла карты. Не исключено, что сделано это было не спонтанно, а после соответствующей санкции из Москвы.

Эйнштейн был в курсе, что невыполнение приказа грозит Маргарите большими неприятностями. В противном случае ничто бы не заставило первого физика мира пойти на контакт с разведкой СССР. Он сделал это ради любимой женщины. Его последней любви.

Расставаясь, Альберт Эйнштейн надел на руку Маргариты Коненковой свои именные золотые часы. Они понимали, что прощаются навсегда… К слову, уезжали Коненковы из США стремительно. Об этом свидетельствует весьма любопытный документ на бланке Генконсульства СССР в Нью-Йорке за подписью все того же Михайлова, которым предписано всем советским учреждениям на территории США обеспечить беспрепятственный проезд Коненковых до Сиэтла, где их уже ждал корабль, а также из Владивостока до Москвы. Но поскольку в Советском Союзе не существовало и не могло быть никаких дипломатических учреждений, которыми можно было бы руководить из Нью-Йорка, нетрудно догадаться, каким службам давал указания «консул Михайлов».

Советская бомба: «Made in USA»?

Неужели Эйнштейн помог Советам создать атомную бомбу? От этого предположения американские исследователи отмахиваются как от наваждения. Профессор истории Йельского университета Гэддис Смит утверждает — великий ученый не был вовлечен в ядерный проект на техническом уровне, не работал в Лос-Аламосе, Ок-Ридже или чикагских лабораториях, где ковалась «атомная дубинка» США

Вместе с тем, консультант аукциона «Сотби» Паул Нидхэм, оценивший уникальную коллекцию писем и фотографий в четверть миллиона долларов, заявил о себе как о первооткрывателе ранее неизвестной страницы «донжуанского списка» Эйнштейна, и взял на себя смелость предположить, что по просьбе своей возлюбленной «дедушка атомной бомбы» мог оказать определенные услуги советской разведке, которая в 40-е годы активно интересовалась достижениями американской ядерной физики.

В свою очередь, спецслужбы Российской Федерации выступили с опровержительным заявлением о том, что Альберт Эйнштейн «не представлял никакого интереса для советской разведки».

Но это утверждение кажется убедительным лишь на первый взгляд. Действительно, к атомному проекту Эйнштейн не привлекался, но имел полную информацию о ходе создания американской атомной бомбы. Достаточно напомнить, что именно он убедил президента Рузвельта заняться ядерными разработками. Немаловажной представляется и такая деталь: материалы об отъезде супругов Коненковых из Америки были на контроле у сотрудника нью-йоркской резидентуры Анатолия Аяцкова, который за вклад в решение советской атомной проблемы посмертно удостоен звания Героя России.

По мнению некоторых экспертов, в задачу Коненковой входила лишь «моральная вербовка» Эйнштейна — Москва была крайне заинтересована в публичной поддержке социалистической системы со стороны человека, слова которого имели значительный вес во всем мире. Что же было на самом деле? Возможно, ответ на этот вопрос сокрыт в архивах службы внешней разведки Российской Федерации, ведь оперативные дела пребывания за границей Сергея и Маргариты Коненковых (под номерами 137993 и 137994 – прим. авт.) не рассекречены до сих пор(!).

Ничто не вечно под Луной… (вместо эпилога)

…Маргарита Коненкова пережила и Альберта Эйнштейна и своего мужа. С годами от былой аристократической внешности ничего не осталось — она сильно располнела и практически не вставала с постели. Маргарита Ивановна умерла в 1980 году в самом центре Москвы, в музее-квартире Коненкова на улице Тверской.

Два дебелых санитара, спуская мертвое тело вниз по крутым ступенькам, так пялились на бронзовую фигуру обнаженной при входе (скульптура Маргариты), что чуть было не уронили носилки. Они и не догадывались, что увозят в морг музу выдающегося скульптора Коненкова и женщину, которая стала последней любовью Альберта Эйнштейна...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //