Пустыня и звезды

Рассказ о том, как развлекаться в американской пустыне при помощи неба и небольшой скалы.

Рейс «Москва – Нью-Йорк» отменили. Нас переоформили на завтрашний самолет до Атланты и на сутки поселили в шереметьевском «Новотеле». Поскольку дьюти-фри никто не отменял, следующее утро я встретил мятым, недовольным и вонючим. Моими соседями оказалась маленькая старушка и самый большой в салоне человек. Чернокожий, разумеется. Сразу после взлета его непоместившиеся фрагменты стекли в мое кресло. На большом экране показывали фильмы. Я от начала до конца посмотрел «Спиди-гонщика». В Атланте мы опоздали на самолет до Солт-Лейк Сити и два часа бодрили себя щедрыми порциями «Джека» и мясистыми южными бургерами. В мормонской столице приземлились глубоко за полночь и были поселены в гостинице у аэропорта. В номере имелся старый телевизор, приставка «Сега», канал с телесериалом «Друзья» и вожделенная постель. Рано утром нам предстояло отправиться в пустыню, в окрестности городка Моаб.

Нас разбудили около половины пятого. На заднем сиденье минивэна можно было растянуться, и я немного подремал. Над Америкой поднимался туманный рассвет. На горизонте круглели лысые горы, за ними угадывались острые снежные вершины. Между ними и нами - каменистая пустыня, с пучками сухой растительности, которая казалась неживой. В туалете придорожной забегаловки на белом бачке с бумагой было написано «fuck the Mormons».

***

В начале пути я был уверен, что тупо сдохну, так и не увидев конечной цели нашей прогулки – я не спал почти двое суток, пересаживаясь из одного самолета в другой, заправляясь виски и фактически ничего не соображая. Но через пять часов езды мы высадились где-то среди гор.



Вокруг росли скалы, кактусы, ядовито-желтые осенние деревья - открыточные пейзажи, в которые даже сейчас верится не особенно отчетливо. Мы шли неторопливо, рассматривая красоты, перешагивая через кристальные ручейки, задирая головы вверх, к красным ладоням скал, прорезавшим небесную синь.

Первая остановка случилась минут через сорок - в ущелье около природного моста Morning glory, под которым на двух веревках висели две скалолазки преклонных лет - загорелые, жилистые и белозубые. Под красно-бурыми, в черных угольных потеках арками, голоса разносились по-пещерному широко, со звонким, немного пугающим эхом. Нас предупредили, что громко разговаривать не стоит (то ли из-за опасности камнепада, то ли просто из уважения к местам) - поэтому все разговаривали тихо или молчали.

Направление нам примерно обозначили вооон тем каньоном, на который мы должны были взобраться в течение прогулки. Когдп мы наконец достигли высшей точки, нашим глазам открылась панорама истинной Америки. Того самого места, которое неугомонные испанские завоеватели пробуравили насквозь в поисках золота. Скалы и пустыня, где больше всего на свете хочется крыльев. Я встал у самого края, метров на пятьдесят отойдя от общей группы, включил музыку и почти полетел. Или весь превратился в желание лететь. То, что я видел перед собой, не казалось мне чужим или враждебным, непривычным или пугающим.

***

Жить следующие три дня нам предстояло прямо в пустыне, в палатках. Женщина-организатор снабдила нас ценным указанием:

- Обязательно, - сказала она, - пейте перед сном много воды. Много - сколько влезет.

Все внимали, ожидая какой-то секретной информации, необходимой для выживания в этих местах - для защиты от скорпионов, может быть, или хотя бы от мошек.

- Пейте воду, - еще раз повторила она, - и когда «природа позовет вас», тогда вы выйдете, посмотрите вверх и увидите столько звезд, сколько не видели никогда в жизни.

***

Звезды осыпали бархатное низкое небо быстро и плотно. В середине, если поднять голову строго вверх, разлегся подробнейший Млечный Путь, созвездия были яркими и четкими - как глянцевые страницы, выдернутые из асторономического атласа, а Большая Медведица, размером с гору, просто лежала на линии горизонта. Невозможно было поверить, что это тот самый ковш, который еле мерцает в дымчатом и туманном московском небе.

Спать я отправился пьяненький и мгновенно уснул - в пуховике, кофте, носках и шапке, до носа застегнув спальник.

Сон длился недолго и был наполнен событиями. Во-первых - мы поставили палатки в излишней близости друг от друга, не подумав о том, что стен-то у палаток нет - и все слышно. Поэтому когда кто-то расстегивал свою молнию рядом, казалось, что молния расстегивается на твоей палатке. Ворочались, боролись с густыми овощными газами, что подступали и вырывались раскатисто и гулко, вопреки всем принятым нормам приличия. Я-то ладно, а вот дамы наверняка переживали гораздо больше. Хотя, возможно, они просто спали и организмы свои не контролировали.

Я открыл глаза через несколько часов, в полной темноте, весь в поту. Приснилось много ужасного – как будто все, кого я обижал, и все те, кто обижал меня, пришли вдруг гурьбой ко мне в квартиру и начали всячески меня унижать. Требовали удовлетворить многолетние претензии.

Поэтому, проснувшись, я был невероятно рад, что нахожусь посреди американского континента, в тысячах километрах от дома. Вышел на воздух, в который раз восхитился звездами. Побродил немного вокруг лагеря, громко шурша мелкими камешками. Мир спал, это было бесспорно.

Примерно через час, около семи, вокруг минивэнов загорелись фонари, задвигались люди - готовился кофе. Еще через полчаса, уже в туманной предрассветной дымке, раздалось громкое «breeeakfast!». Из палаток выползали сонные люди и текли к точке раздачи питания.

Неподалеку от нашей общей дислокации был скалистый холм высотой с пятый этаж. На нем, захватив с собой кресло и кофейные стаканчики, сидели французы, их романтические силуэты таинственно темнели на фоне медленно светлеющего неба. Они ждали солнца. Постепенно почти все поднялись к ним - племя людей в одинаковой одежде, с одинаковыми красными стаканчиками и сэндвичами в руках. Светлело невероятно: солнце сначала просигналило высокими рассеянными лучами из-за снежных вершин на востоке - и лучи эти, будто бы подкрашенные фотошопом, отразились на западном горизонте от красных скалистых стен. Сначала стены засияли красным только сверху, потом полоса света сползала ниже, наконец, добравшись и до земли.

Мы видели рассвет.

И это было прекрасно.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //