Прозябаете небось


Однажды гром грянул с абсолютно чистого неба. Во дворе дома номер восемь, под этот пафосный аккомпанемент, материализовался огромный бюст Ленина из какого-то блестящего материала. Из под основания вырвались клубы пара, на шее забавным ожерельем проморгали какие-то разноцветные огоньки и стало тихо.

- Это что за разгул соцреализма в отдельно взятом дворе? – нарушил тишину управдом. – По какому праву? И где теперь парковка с машинами? Дайте мне ответственного за все это безобразие и я разорву его в клочья.

- Ураа! Докатались сволочи! – закричал радостно кто-то безлошадный. – Пусть лучше Ленин там стоит. От Ленина хоть сигнализация не орет по ночам.

Громадный бюст Ленина тем временем продолжил удивлять всех. С шипением разверзлась огромная пасть вождя и оттуда спустился эскалатор до земли. Ступени дернулись и поехали.

- Сейчас на усах должна зажечься надпись «Добро пожаловать в органы, сынок». – хмыкнул Иван Иваныч, пенсионер из восьмой квартиры, сидящий за доминошным столом.

- Нет. Должно появиться «Вон из органов». – возразил его партнер по игре в домино, Василий Егорыч. - Ступени-то вниз идут.

Изо рта вождя показались человек в блестящей одежде. Он ехал по эскалатору вниз и приветливо махал руками.

- Нарядные какие люди во Владимире Ильиче прилетели. – елейно пропела Елена Николаевна из третьей квартиры. – А по телевизору давеча говорили – черное у него нутро было.

Спускающийся постучал себя по голове, пощелкал пальцами и громогласно вдруг сказал:

- Раз-раз!! Проверка!

Видимо перестарался немного, потому что от громкости вынесло стекла в нескольких квартирах и одна вечно глухая бабушка проснулась вдруг на лавочке и заметалась по двору с криками:

- Атас!! Проверка!!

- От зараза! – проорал тип на эскалаторе, пощелкал пальцами и продолжил уже тише: - Мильпардон, аборигены. Перестарался чуть. Так нормально?

- Нормально! – выдохнул двор.

- Слышно всем? – спросил тип.

- Да слышно, слышно! Говори давай! – сказали во дворе.

- Громче давай! – закричала вечно глухая бабушка. – Чего шепчешь-то там?

- Здорово, гуманоиды! – приветливо сказал тип. – Я к вам с визитом! Я инопланетянин! Если кто тупой и фантастики не читал, объясню проще: с другой планеты я.



- Ладно врать-то! – не поверил Василий Егорыч. – Ты ж такой же как мы. Инопланетяны – зеленые обычно.

Инопланетянин неодобрительно осмотрел пузырящиеся треники, сильно небритое лицо, несвежую майку и шлепанцы Василия Егорыча.

- Оскорблений не надо! – сказал он. – Ничего я не как вы. Я развитее и матюгальник у меня громче. В общем, прилетел поглядеть как вы тут живете все. Прозябаете небось? Влачите жалкое существование на смех Галактике?

- Ты мне объясни где машина моя? – вышел вперед здоровенный, стриженый амбал по имени Толян. – Где мой патрол, сволочь? Если сейчас вдруг окажется, что этим памятником его хоть поцарапало – ты моему жалкому существованию завидовать начнешь.

- Ой да ладно. – засмеялся инопланетянин. – Еще корыто это машиной не называли. Внутреннего сгорания небось и салон без ванной. То ли дело у нас – у нас ложишься и силой мысли двигаешь средство передвижения.

- Толик, ихний мир тебе не подходит. – сообщила елейно Елена Николаевна. – Если силой мысли – ты фиг куда сдвинешься.

В руке Толяна выросла бейсбольная бита и он неспешно так двинулся к эскалатору.

- Джип где? – ласково спросил Толян у инопланетянина.

- Во сверхновой звезде! – схохмил инопланетянин и стрельнул лучом из глаза по бите.

Бита осыпалась черным пеплом на белоснежные брюки Толяна.

- На место стань. – строго приказал инопланетянин. – А то ведь, если я осерчаю, так ты и жилплощади лишишься. Ахнет так, что микрорайона не станет. Ясно всем?

- Ясно-ясно. – затараторил управдом. – Вы, господин пришелец, не нервничайте только. Вы просто скажите – пострадали машины на парковке или нет. Чтоб люди не волновались зазря. А то эти эмоции помешают конструктивной беседе с представителями инопланетного разума.

- Они пострадали еще при проектировке. Потому что это не машины, а черт знает что. – сообщил инопланетянин. – Памятник отсутствию инженеров, а не машина. Не сделалось с ними ничего. Они сейчас в другом измерении. Я улечу – вернутся. В целости и сохранности.

- Кстати о памятниках! – вдруг очнулся Иван Иваныч. – А что это вы, гражданин, на Ленине прилетели? Вы-то каким боком?

- Мы раньше на квадратах летали. – объяснил Инопланетянин. – А потом ваши телепередачи поймали. Там и подглядели. Хорошая форма, в плане обтекаемости. Пробовали еще из Горького сделать, но там у него прическа. От пробора в штопор закручивает при взлете. А Ленин – ничего. Подошел.

- А овал простой? Или шар? – спросил кто-то из жильцов.

- Нельзя у нас. – покачал головой инопланетянин. – Кощунство это. Вы мне лучше вона чего скажите – картошка у вас почем?

- Так это... По тридцать пять на рынке. Можно и по тридцать найти, если искать. – не упустила Елена Николаевна шанс стать полезной.

- Дорого как. – поцокал языком инопланетянин. – Я ж говорю – дикари вы тут. У нас по пятнадцать на ваши деньги. Привозная, правда. Но ничего – жрать можно. Берешь ее, кружочками нарезаешь, соль, перец, лучок, сальцем поверх и в духовку. Пока сало не растает. Вкусно – сил нет.

- Да ерунда это. – сказал управдом. – Картошку жарить надо. С грибами. Или с сыром запекать. Нарежешь так, сыром тертым посыпешь и в духовку.

- А противень маслом обмазывать? – спросил инопланетянин и достал блокнот.

- Обмазывать. – неуверенно сказал управдом.

Он не знал что там с маслом.

- Слушай их больше, сынок. – пробилась вечно глухая бабушка. – Не делала я ничего такого. Вот те крест – не делала. Все врут про меня, врут. Не царапала я машину ихнюю.

Инопланетянин щелкнул пальцами и проорал:

- Мы о картошке тут! Рецептами делимся.

- Аааа. – поняла бабушка. – Так ты это... В горшочек ее. Туда же мяса, специй, воды...

Далее разговор пошел совсем уж душевный.

- И эту филеечку в бекончик заворачиваешь... – кричал кто-то. – Зубочисткой заколоть можешь...

- Да слушай ты его больше... – орал Василий Егорыч – Они разве настоящие суши могут сделать?! Для настоящих суши надо...

- Да не гони, лось! – басил Толян. – Нормально говяжья печенка для фуа-гра подходит. Надо ее только немного вискарем сбрызнуть и....

- Дикари! – округлял глаза инопланетянин. – Кто ж тирамису печет? Вы чего? Там же просто надо печенье и маскарпоне...

- Дурь! Дурь! Чеснок надо ножом давить! – истерично орал кто-то. – И соль нужна морская!

- ... значит берешь и каждый кусочек отдельно в фольгу заворачиваешь. Предварительно, конечно, обжариваешь без масла на раскаленной сковороде.

- Да ты угомонись, дурак инопланетный! – ласково советовала Елена Николаевна. – Зачем духовке шестьсот градусов? Нет таких духовок. В домне еще гуся испеки, сталевар...

Часа через два на весь двор разнеслось, усиленное волшебными динамиками, голодное урчание инопланетного желудка.

Жильцы засмеялись ласково. Смущенно улыбнулся и инопланетянин:

- Мне аж жрать захотелось от разговоров таких. Полечу-ка я домой. А то к ужину не успею. Пока, гуманоиды! Пусть существование ваше не будет столь жалким.

И ступени эскалатора понесли его к раскрытому как будто от удивления рту Ленина.

- Слышь, сынок? – закричала глухая бабушка. – А ты чего прилетал-то?

- Да так. – неопределенно пожал плечами инопланетянин. – Поболтать...

- А? – не услышала бабушка.

- Бэ! – раздалось по двору на полную громкость. – Отвалите все! Стартовать буду!

И вновь посыпались стекла из квартир. Инопланетянин исчез в люке. Рот Ленина захлопнулся и бюст Ленина стартовал в безоблачное небо.

- Вот паразит! Вот же сволочь! – заорал Толян, показывая пальцем на парковку с расплющенными в лепешку автомобилями. – В другом измерении, ага!! Прибью гада! Что я в страховой скажу?! Что Лениным придавило машину?! Вот же гнида!





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //