Про умершую в полиции бабушку и «украденное» масло из «Магнита»


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России


Бурные дискуссии по поводу истории с бабушкой­-блокадницей, которая в Питере то ли украла, то ли забыла (по старости) заплатить за него на кассе, дико нас всех раззадорили.

Этакая драка по поводу государства, благородства, быдлячества и... чего там еще? Но драка, а любой пацан в детстве проходил это упражнение, обычно славная тем, что после первого прилета кулака в нос или глаз в дальнейших развитиях события пропадает здравый смысл.

Начинают все участники потасовки просто мутузить, не задумываясь.

И в этой истории, мне кажется, пролетели здравый смысл — простой и понятный. Ну, во­первых, в магазинах воруют не только бабушки. И вообще это не редкое явление. У магазинщиков даже есть понятие о неком проценте потерь, закладываемом именно на такие кражи. Это как зайцы в общественном транспорте — никогда не переведутся. Ну есть такая категория людей, которые воруют по мелочи из азарта, из диагноза (клептоманы), из принципа (цены растут, хозяева жируют, а я должен корячиться и платить все больше и больше?!). Мне кажется, по-­настоящему бедные люди воруют мало.

Это понятно, по­-моему.

Во-­вторых: а что, собственно, выигрывают те же магазины от того, что, поймав вора, торжественно сдают его в милицию? Ну давайте просчитаем историю эту с точки зрения простой арифметики.

Бабушку трогать не будем, жалко ее, тем более, что она от пережитого скончалась.

Смоделирем ситуацию.

Вот поймали, например, мужика, стащившего в магазине гвоздей рублей на пятьсот. Для дачи. Торжественно вернули гвозди на прилавок, мужика — сдали в околоток, там протокол составляет счастливый сержант, потом суд, арест, срок и все прочее.

Ну, то есть, из-­за нескольких сотен рублей завертелась целая хорошо оплачиваемая машина. Всем идут зарплаты, все при деле. Но при этом следователь занят мужиком, а не какими­-нибудь налетчиками на инкассаторские машины. Судья — отвлекается от серьезных дел, которых у него и так Эверест.

И это еще не все составляющие. Если страдальца­-гвоздекрада посадят, так мы, налогоплательщики, его еще и кормить на зоне будем. Одевать, обувать. И все это — из­-за пары пачек масла или кило гвоздей. Кстати, ни то, ни другое при этом так и осталось не проданным.

Очень здраво и логично...

Что делать?

В сети уже по поводу драмы с бабушкой уже чуть ли не движение: вернем поганому магазину масло - пусть подавится! Остыньте. Ничего возвращать не надо. Как минимум, магазины не обязаны со слезами умиления на глазах расставаться бесплатно со своим товаром. Ну это все равно, как если бы у вас из холодильника стащили сваренную вами кастрюлю борща, а вы бы воришке сказали: и котлетки не забудьте!

А все остальное просто, как апельсин. Взяли мелкого воришку в магазине — предложите ему оплатить наворованное. И магазин не в убытке, и воришка в недоумении. Протокол, конечно, при этом составить надо, фото занести в базу, чтобы если еще пару раз попадется — тогда уж и к ногтю. Это для здоровых воришек.

А если больной, клептоман с подтвержденным диагнозом — тут немного сложнее. Но точно также требовать: оплатите и ­ свободны. Это же не ограбление банка и не угон машины, а
копеечные магазинные кражонки.

Это не я придумал. Это придумали в электричках моего детства, когда «зайцев» просто заставляли прямо в вагоне купить билет. Потом от этой практики отказались, а нынче опять как­-то она возрождается на общественном транспорте. И это логично: можно безбилетника высадить, но лучше пусть едет, оплатив дорогу. Зачем деньги­-то терять?

Короче, надо просто сесть и здраво поразмыслить, как реально отделить настоящие преступления от мелочи. Если уж серый цвет имеет, как мы знаем, пятьдесят отттенков, то понятие «кража» явно не меньше десятка.

Но понимаю — хватать за две выловленные рыбки, за банку консервов и давать за это срок ­ как минимум эффектно. И главное показывает, как бдительно стоят на страже собственности и закона охранники магазинов и как мгновенно и неотвратимо реагирует полиция, просто горит на работе!

Скажу честно: я даже не сразу смогла прочитать эту заметку - горло перехватило. Про бабушку, которую в Петербурге потащили в полицию за неоплаченные в магазине три пачки масла. А она возьми и умри на пороге отделения от сердечного приступа. Не выдержала стыда, - написал кто-то. - Она же бывшая блокадница.

Надо же. А вот те, кто 81-летнюю бабулю разоблачил, вызвал полицию, смело арестовал и в отделение поволок - ничего. Со стыда не сгорели.

Сейчас еще в социальных сетях обсуждения пошли. Действительно ли бабушка хотела украсть или просто по старости забыла оплатить. Была ли эта интеллигентная старушка матерым рецидивистом по выносу продуктов. Или у нее первая ходка.

Как будто что-то меняется от этих деталей. По мне, сюжет уже таков - ни убавить, ни прибавить.

А на интернет-страничках работники прилавка несут свою правду: вы бабушку защищаете, а знаете, сколько пенсионерок пытаются вынести продукты из магазинов? Нас же потом премии лишают, из зарплаты вычитают...

Тут вообще за сердце хватаешься. Ясно же: не от хорошей жизни старушки продукты выносят. Долго, раздражая очередь, считают свои копеечки у кассы.

Часами прохаживаются мимо витрин с аппетитными пирожками и колбасами, не решаясь подойти.

Мы видим их каждый день. Привыкаем, как к деталям пейзажа. И когда эта деталь вдруг выламывается из общей стройной картины, удивляемся. Они все еще живы, эти бабушки? Блокадницы?

Для многих это уже звучит как "участницы наполеоновских войн". А они действительно - из какой-то другой эпохи. Когда еще умирали от стыда и позора - пусть даже незаслуженного... Нелегко им рядом с нами выживать.

Вот недавно выхожу я поздно вечером из метро. Холодно, ветрено. А на улице, прямо у выхода сидят, нахохлившись, на своих стульчиках три ветхие старушки. Перед ними на ящичке с газеткой - бесперспективный товар: зеленые кривобокие яблоки, капуста в пакетиках и какие-то страшноватые корни. Я около бабушек притормозила, и они, увидев во мне покупателя приободрились, загалдели:

- Дочка, дочка! Купи яблоки! Хорошие, домашние!

- Семечек, семечек купи!

-Топинамбур возьми, доча! Полезный продукт! Витаминный!

Ничего из этого мне не нужно. Но рука потянулась к кошельку.

- Давайте, бабушка, вашу капусту.

- Ой, спасибо, доча! А то пенсии-то сама знаешь, какие!

Тут другие две бабушки засуетились: а у нас, у нас что ж не покупаешь?

И так стало мне муторно на душе. Три ненужные старушки в двенадцатом часу ночи торчат на своих стульчиках, как занозы в сердце.

И я покупаю капусту. Кривобоких яблок. А вот перед страшноватыми корнями-топинамбурами пасую. Есть не буду, пакет тяжелый. И я сую бабушке какие-то деньги, а когда она протягивает мне кулек, отмахиваюсь: ой, да мне не надо, вы так, за компанию, возьмите.

И тут ветхая старушка разгибается. Вскидывает голову. Цепко хватает меня за руку.

-Я - не побираюсь! - гордо говорит она. - Я - торгую! Я вообще по профессии бухгалтер! Всю жизнь работала! И если вам не нужен мой топинамбур, то забирайте назад свои деньги!

И я ужасно краснею, теряюсь и жалко лепечу:

- Что вы, что вы! Вы не так поняли! Конечно, мне очень нужен топинамбур! Очень! Давайте скорее пакет!

Бреду я с тяжелым кульком к остановке. И думаю. Вот мы все куда-то бежали. С молодым энтузиазмом рушили старое. Пытались криво-косо построить новое. Потом опять рушили. Очаровывались, разочаровывались. И уже забыли о той давней сначальной стране, которую с тех пор куда только ни кидало.

А где-то рядом с нами так и остались осколки прежней разбитой жизни. Ветхие старушки. Которые беззаветно работали, отдавая все силы на благо страны. Верили в истину: трудись честно, и слава тебя найдет. И некоторых даже нашла: у старушек на стенах висят почетные грамоты с золотыми буквами. А достаток миновал. Мужья поумирали: мужик у нас хлипкий, к переменам неустойчивый. Дети - то ли разъехались, то ли сами на ногах стоят нетвердо. Вот и выходят бабушки к метро. Торгуют. Кто своим, кто чужим. Иногда выносят к тротуарам у дома потертые книжки. Или страшненькие вазочки. А иногда не выдерживают. И берут в магазине масло...

И я вот подумала. Что там морализировать по печальному поводу в питерском магазине. Просто у некоторых людей, как у Дровосека из сказки, огромная беда - у них железное сердце. Ну потому что с обычным-то сердцем бабушку в полицию за кусок чертова масла не потащишь. И ничего тут не поделаешь - не закон же специальный для людей с железными сердцами издавать.

А может - просто давайте организуем такой флэш-моб. Как видит кто старушку, у которой денег там у кассы не хватает. Или которая стоит с ненужным барахлом на улице. Давайте оплатим и положим в их корзинки что-то вкусное. И купим у них страшненькие носочки, кривенькие вазочки, потертые книжки. Кто что сможет.

Потому что кажется мне: что-то мы все этим бабушкам должны. А, вот: страну, в которой у них была бы счастливая старость...

****

Проверка прокуратуры доказала: женщина пыталась расплатиться за товар, но сотрудники магазина все равно вызвали полицию

Смерть за три пачки масла. Второй день вся страна обсуждает трагический случай в магазине “Магнит” на Широкой улице в Кронштадте. Во вторник оттуда патруль полиции забрал 81-летнюю блокадницу Раузу Галимову. Пожилую женщину заподозрили в краже трех пачек масла.

Но на бабушку даже не успели составить протокол. От пережитого стресса Рауза Ахмедовна резко почувствовала себя плохо. Дежурный вызвал пенсионерке скорую помощь. Бригада медиков была на месте уже через семь минут. Но спасти Галимову не смогли: она скончалась прямо там, в холле дежурной части.

Предварительная версия смерти - острая сердечная недостаточность. Но будет еще вскрытие. И пошло-поехало! Сам “Магнит” встал в позу страуса. От официальных комментариев отказались. В соцсетях сотрудники магазина и просто “сочуствующие” стали поливать бедную старушку грязью. Мол, не первый раз попадается. И вроде как кроме трех пачек масла еще и грудинку с колбаской пыталась умыкнуть. Другие поливали грязью ее племянника. Мужчина присматривал за бабушкой. Жили вдвоем в однокомнатной квартире.

- Да он алкаш! Наверняка отбирает у бабушки всю пенсию, вот она и крадет, - огульно заявляли “доброжелатели”.

Нет, все неправда. Галимова - приличная, аккуратная старушка. Ни на каких кражах она раньше не ловилась. А племянник ее - интеллигентный человек, преподает в университете. От комментариев прессе мужчина отказывается. Горе стирает стремление отстаивать свою честь.
Александр ГЛУЗ
Из этого магазина старушку увезли в полицию.
Фото: Александр ГЛУЗ

Конец спорам положила прокурорская проверка.

- Просмотрели видеозаписи, на которых видно, что бабушка предлагает сотрудникам магазина “Магнит” заплатить за это масло, у нее трясутся руки, но сотрудники магазина отказываются и вызывают наряд полиции, - заявила старший помощник прокурора Санкт-Петербурга по взаимодействию со СМИ Марина Николаева. - Несколько пачек завалились в тележке за ее сумку. Там есть отсек, куда можно поставить сумку и масло скатилось. И каких-то оснований заявлять, что бабушка украла масло, на наш взгляд, нет. Человек, когда ворует, складывает масло в сумку, в карман. Она так не делала! Масло лежало просто в телеге, внизу.

У магазина нет охраны, но у них есть договор с охранным агентством. Сотрудника вызвали по тревожной кнопке и он несчастную Раузу Ахмедовну удерживал до приезда полиции.

Очевидцы говорят, что продавщицы грозились ее обыскать, но ума все же хватило этого не сделать. Что ей там сказали неизвестно.

- Дословно диалога мы вам не воспроизведем. Но по записи видно, что бабушка стоит в растерянности и все, что она просит - это позволить ей заплатить за это масло, - добавила Николаева.

Более того, Рауза Ахмедовна даже набрала полную тележку продуктов и за все остальное она расплатилась. Ее племянник говорит, что в кошельке у блокадницы было больше полутора тысяч рублей.

В четверг Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье "причинение смерти по неосторожности". Официальный представитель СКР Владимир Маркин заявил, что по результатам расследования следствие даст самую жесткую правовую оценку действий всех без исключения лиц, виновных в смерти женщины.

А в своем личном микроблоге Маркин прокомментировал "то ли мозгов нет, то ли совести".

****

От назойливых журналистов магазин закрылся еще вчера. Отвечать за всех взялся владелец “Магнита” Сергей Галицкий. В своем Твиттере в среду вечером он написал, что директор магазина действовал по инструкции.

- Это наши правила, если украли, вызываем милицию, что дальше ей стало плохо в участке – это конечно ужасно, - отметил бизнесмен.

Позже, после серии комментариев, все же добавил:

- Совсем пожилая женщина, наверное надо было все - таки в милицию не обращаться.

Когда же выяснилось, что бабушка даже не крала это масло, мы попробовали выяснить у миллиардера, спросит ли он за смерть старушки со своих доблестных сотрудников.

Галицкий ответил оперативно и содержательно: он внес аккаунт “Комсомольской правды” в черный список.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //