Правила купального сезона на Руси


Когда можно начинать купаться? Сейчас это каждый решает самостоятельно, руководствуясь нехитрым прин­ципом: тёплая вода или холодная.

По законам Чингисхана

В более давние времена желающий искупаться обязан был предусмотреть массу запретов, правил и рекомендаций. По большому счёту все они служили той же цели – сохранению или укреплению здоровья. Впрочем, иной раз дело могло касаться и жизни, поскольку за исполнением правил следили чрезвычайно строго.

Известна история, произошедшая в самом начале XIII столетия в далёких монгольских степях. Второй сын Чингисхана, Чагатай, один из лучших знатоков степных законов, как-то на охоте заметил человека, который купался в реке. Это был мусульманин, который совершал предписанное Пророком омовение.

Однако, согласно монгольской традиции, летом было категорически запрещено купаться в реках и озёрах. Считалось, что таким образом злые колдуны вызывают грозу, которая в степи превращается почти в стихийное бедствие. Мусульманину грозила немедленная смерть. За него вступился младший брат Чагатая, Угэдэй. Он сумел убедить своего брата-законника в том, что провинившийся – никакой не колдун. И не может считаться виноватым, поскольку не купался, а искал в реке оброненные монеты.

Обмануть водяного

У нас до таких кровожадных запретов дело не доходило, однако купаться до определённого срока всё-таки не рекомендовалось. Заветным днём, когда можно было лезть в воду, считали Ивана Купалу – 7 июля. Сейчас его воспринимают просто как своего рода стартовый сигнал для купальщиков.

На самом деле дню Ивана Купалы предшествует целый цикл предварительной подготовки, и тот, кто его не проходил или относился к нему наплевательски, всё-таки сильно рисковал. Как минимум – непониманием односельчан, как максимум – реальными проблемами со здоровьем либо сразу, либо в перспективе.

Формально можно было купаться чуть ли не с Николы Вешнего, что отмечается 22 мая. Но касалось это в основном молодёжи. На остальных посматривали косо. Единственное исключение – те, кто держал лошадей. Как раз на Николу Вешнего лошадей полагалось выпускать на ночной выпас и купать в реке. Так что первое купание русские совершали вместе с лошадьми – так предписывалось традицией.

А вот потом до самого Ивана Купалы наступало странное время. Уже и жара, уже и мухи-оводы, а в воду заходить не моги. Разве что украдкой и на свой страх и риск, соблюдая целый свод правил. Бросаться в воду с обрыва или просто плюхаться категорически запрещалось. Надо было зайти сначала по колено, потом по пояс, потом уже по грудь. И в каждый переход читать про себя Иисусову молитву, то есть «Отче наш». В крайнем случае, зайдя по колено, зачерп­нуть воды рукой и смочить живот, сердце и голову.

Если брать чистую физиологию, то в жару такое начало купания может считаться оптимальным вариантом. Во‑первых, оно обеспечивает комфорт. Человек, читая про себя молитву, на что уходит примерно секунд 20, успевает в три этапа остыть и не так остро чувствует разницу между температурой воздуха и воды. А во‑вторых, такой заход действительно мог обеспечить безопасность. Водяной, согласно народным представлениям, особенно зол бывает в полдень. И если в это время рискнуть бухнуться в воду абы как, то он может устроить «родимчик» или вовсе утопить. Термины «солнечный» или «тепловой удар» тогда были не в ходу, но рекомендация постепенного захода в воду явно предполагает профилактику этих неприятных проблем.

Роса и пар

Собственно, подготовка к настоящему купальному сезону длилась несколько дней и заканчивалась празд­ником Аграфены Купальницы, который отмечается 6 июля – аккурат перед Иваном Купалой.

До Аграфены в течение целой недели девушкам и женщинам по утрам полагалось «черпать росу». Скажем, на Вологодчине, по свидетельству русского этнографа Сергея Максимова, в XIX в. это выглядело так: «Берётся чистая скатерть и бурак (большой берестяной туес), с которыми и отправляются на луг. Здесь скатерть таскают по мокрой траве, а потом выжимают в бурак и этой росой умывают лицо, руки и тело, чтобы прогнать всякую «болесть» и чтобы нигде не было ни угрей, ни прыщей».

Роса в данном случае действительно выступала как неплохое очищающее средство, наподобие талой воды. Оно и впрямь могло помочь прыщавым или угреватым барышням как-то сгладить изъяны.

На саму же Аграфену Купальницу, как ни странно, никаких купаний не полагалось. Более того – к воде ни 6 июля, ни в ночь на 7 июля подходить к открытой воде запрещалось категорически. Зато в бане разворачивалось настоящее священнодействие.

Пожилые парились крапивными вениками. Кстати, неплохая профилактика прострелов, которые могли случиться при погружении в прохладную речную воду. Открытие купального сезона было всеобщим – купались вместе, без различия пола и возраста. Недаром церковь крайне подозрительно относилась к этим «богомерзким русалиям», и небезосновательно предполагала, что главным содержанием праздника будет свальный грех. Так что все подготовительные процедуры были вполне объяснимы – и парни, и девушки очень хотели нравиться. Сейчас перед пляжным сезоном сбрасывают вес, качают мускулатуру. Тогда обходились росным умыванием и тонизирующей баней.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //