Позор Ельцина в Конгрессе США


17 июня 1992 года первый президент России Борис Ельцин выступил в американском конгрессе. Речь Ельцина по нынешним меркам получилась настолько скандальной, что мы решили вспомнить о ней, а также о других ярких символах той эпохи.

Боже, благослови Америку!

Этими слова Борис Ельцин закончил своё двадцатиминутное выступление. Когда аплодисменты американских сенаторов стихли, он скомканно добавил: "И Россию". Но, по сути, речь сводилась к тому, как он любит США и как хочет, чтобы США полюбили его. Пикантности добавило то, что перед Ельциным выступал президент Буш-старший, который заявил, что благодарит Бога и американский народ за победу над СССР в холодной войне.

Ельцин вышел на трибуну следом и выглядел как представитель проигравшей стороны, вызванный на ковёр победителя. Он благодарил "Джорджа Буша и американский народ за неоценимую моральную поддержку правого дела российского народа". Как бывший член КПСС, заявлял о том, что "коммунизм не имеет человеческого облика". Осуждал СССР за угнетение свобод по всему миру. И восхвалял США за поддержку этих свобод. "Россия, истекавшая кровью, весь наш народ с надеждой ждали открытия второго фронта, и он был открыт", — заявил тогда Ельцин, по сути впервые отдавая лавры победы в Великой Отечественной в руки США.




И конечно же, Ельцин обещал реформы и новое будущее для России: "Мы чувствуем колоссальную ответственность за успех наших преобразований не только перед российским народом, но и перед гражданами США" — в 1992 году, пока президент России живописал свои фантазии в сытой Америке, в России реальность выглядела иной.

Шоковая терапия

35-летний премьер Егор Гайдар провёл шоковую терапию для экономики. Он "отпустил" цены (до этого цены были фиксированными). Товары заполнили прилавки. Но даже самые необходимые продукты взлетели в цене. Некоторые товары подорожали в 300 раз. В итоге 9 из 10 жителей страны моментально оказались за чертой бедности.

Ларьки повсюду

Вступил в силу указ "О свободе торговли". На улицах появились бабульки с сигаретами поштучно и семечками в стакане. На каждом углу выросли железные коробки ларьков. Там продавали импортные по тем временам диковины: ликёр "Амаретто", сервелат, шоколадные батончики. На прилавках появилось всё — но купить это могли немногие. Средняя зарплата в стране была — 13 долларов в месяц.

Спирт "Рояль" и "Распутин"

Рухнула госмонополия на крепкий алкоголь. Выпускать водку разрешили всем. Но производить её легально не было смысла — слишком высок был акцизный сбор. Выпускали суррогат. Хит-продаж — спирт Royal в литровых пластиковых бутылках. Королевским в нём была лишь корона да надпись "Сделано в Голландии". Где его разливали на самом деле — неизвестно. Название быстро переиначили на "Рояль".

Он стоил дёшево. И россияне скупали спирт и разбавляли водой.

Второй хит-продаж — водка "Распутин". Она была подороже. В телевизоре её рекламировал бородатый мужик с иностранным акцентом. Фишкой был портрет Распутина, который подмигивал, если бутылку покрутить. В народе шутили, что, если перебрать, Распутин ещё и разговаривать начнёт. Смертность от алкоголя выросла в разы.

Санта-Барбара

Смягчить реальность вызвался телевизор. Нищие и голодные россияне с увлечением наблюдали за жизнью и приключениями американских миллионеров. Бесконечный сериал "Санта-Барбара" стал самой известной мыльной оперой в стране. И позже применялся как самоназвание чего-то, что никак не заканчивается. Но смотреть на страсти ухоженных жителей калифорнийского городка было приятнее, чем на суровые демократические реалии России за окном.

Гаражи-ракушки

"У наших — ушки на макушке: дисконт — на гаражи-ракушки", — писал герой романа Виктора Пелевина, рекламщик из 90-х годов. Именно в 1992 году впервые появился этот уникальный российский вид частной собственности.

Преступность в стране резко выросла. А угон машин стал очень прибыльным видом криминального бизнеса. Все пустыри и дворы возле многоквартирных домов заполонили металлические самострои. Россияне пытались хоть как-то спасти немногие достижения капитализма.

Памперс и ваучер

Десять тысяч рублей народной собственности каждому. В России стали делить национальное богатство. Всем выдали по ваучеру. Значение слова не понимал никто. И что с ним делать — тоже никто не знал. Ваучеры продавали за бутылку водки. Или оставляли на память как сувенир. Заработали на приватизации лишь те немногие, кто знал правила игры.

С памперсом всё было понятнее. Реклама по телевизору подробно объясняла, куда прикладывать штанишки, чтобы попа малыша была всегда сухой. Подгузники подавались как достижения Запада и благо прогресса, которое наконец-то озарило тёмный мир отсталой России. Но в целом тут выгода была для многих, и жизнь мам в новой демократической стране действительно стала попроще.





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2019   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //