Покой для живых

Отсюда Хвалынск виден, как на ладони. Городское кладбище в старинные времена расположили на самом высоком пригородном холме, а умирали в этом городе, по-видимому, не так часто, чтобы его заполнить за пару веков, поэтому остается оно до сих пор единственным в Хвалынске. Трудно сказать, почему на кладбище так любят сажать плодовые деревья - ведь все равно вишни и яблоки с могил никто не будет срывать - но в мае цветущие “сакуры” в контрасте с крестами смотрятся просто потрясающе. И к тому же необычайно органично. Так и мы бродили среди могил, вдыхая ароматы цветов... И неожиданно наткнулись на деревянный домик. Видно было, что в нем кто-то обитает.

Взыграло любопытство. Прежде чем постучать, мы все-таки призадумались, кто же может обитать в этой лачуге? И пришли к выводу, что сейчас навстречу к нам выползет дряхлый, обросший бородищей старик - кладбищенский сторож.

- Эй, есть тут кто живой? - Заорали мы в два голоса, стараясь придать им наипущую солидность.

В избе что-то громыхнуло, звякнуло, послышались шаги, скрипнула дверь... и перед нами предстала... девушка. Симпатичная и улыбчивая...



Вскоре мы уже знали, что это дочка кладбищенского сторожа и зовут ее Катей. Живет она здесь с мужем, сестрами и братом. Сторож - ее мама, сама же она - медсестра, муж же ее - монтер. Познакомились и с мужем. Алексей немного погодя смущенно предстал перед нами из-за Катиной спины, и это очень даже не вязалось с его обликом - Алексей смуглой кожей и суровыми чертами лица походил скорее на пирата или... ну, неприятно было бы, наверное, встретить его где-нибудь в темной подворотне. А вот по повадкам -. сущий агнец...

Сидим в оградке одной из могил на скамеечке и беседуем. Катя рассказывает, что не одни они такие - семьями на кладбищах живут и в Саратове, и в Тольятти. Но к своему месту жительства они относятся без смущения. Страшно? Да нисколечко! Катя здесь уже шестнадцать лет и не припомнит ни одного мистического случая, связанного с их упокоенными соседями. Ну да, мама рассказывает, что на девятую ночь после погребения некоторые могилы начинают светится, блистать какими-то таинственными лучиками... Но каждый, кажется, ребенок знает, что это светится фосфор, выделяющийся из разлагающегося тела. Все, что напридумывали придурки от религии - полная чепуха!

- Вот поживите здесь - узнаете, что многое люди сами придумывают, что бы, не скучно было им жить, что ли... Как то засиделась со мной подруга допоздна, пошла ее провожать, смотрим - венки на могиле шевелятся... Подруга мне: “Бежим!”, а я все ж пошла посмотреть. И вправду - ежик забрел...

В общем, можно жить на кладбище. И не только жить, но и любить. Своего будущего мужа Катя встретила... ну, естественно, здесь. Алексей искал чью-то могилку и обратился, конечно, к ней, как к местной. Потом стал посещать кладбище каждый день. И все воспринимали это естественно. Между прочим, и помогать теще приходилось: одно дело - простая, бедная могилка, а вот, если какой цветной металл пошел на ее украшение, то тут - жди вора. А воровать стали больше... Приходилось и в поединки вступать с мародерами. И не всегда - успешно. Или вот зимой те же подонки за елками идут не в лес, а на городское кладбище. Ближе. А уж весной, когда по идиотской русской традиции поджигают траву в окружающей кладбище степи, все семейство встает по его периметру и вступает в бой с “организованной” стихией. Местную милицию тоже мобилизуют. Но те пока никого не поймали. Только Алексей изредка может “навалять” шпанюге какому, но, если их двое и больше - тут он пас. У Кати даже созрел зловещий план: обнести кладбище металлической решеткой - и пропустить ток. Пусть подонкам неповадно будет! Но у властей пока нет денег и на простой забор. Но разговор все же вернулся к более жизненным вопросам.

А не возникало желание переселится в город, жить, как все?

Ну, нет... Здесь спокойнее. Там, у бабушки ляжешь спать - крики, лязги, сирены... Тут мне больше нравится.

Да, здесь лучше, - подтверждает Алексей, - придешь домой злой, усталый, сядешь - и успокоишься. Да и могилы родные рядом: отец, брат, дочка...

- Дочка?!

- Да, - отвечает Катя, - мне слишком поздно сделали кесарево...

- Простите...

- А красиво тут у нас, правда? - спрашивает Катя.

Мы соглашаемся. Со всех сторон к нам подступает сирень, ее аромат пьянит. И вовсе не думается, что там, под нами - тысячи хвалянчан питает своей плотью это фантастическое пиршество природы - цветение (такая мысль приходит только после). Все-таки их души - в том числе, и душа их дочки - улетели куда-то... Здесь же остался только сад, обозначающий место на Земле, где мы простились с близкими. Невдалеке от нас на мраморном памятнике прошлого века едва видна эпитафия: “Покойся, милый друг, до радостного утра...”

И здесь действительно впору ощутить истинный покой. Покой для живых.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //