Под жалобные крики чаек вы умерли от страха…

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)



C того момента, как упрямое человечество освоило кораблестроение, каждый год тысячи, многие тысячи людей: мужчин и женщин, стариков и детей против своей воли оказываются за бортом кораблей. И особенно печально и жестоко то, что многие из них гибнут, уже добравшись до спасательных лодок и плотов; погибают, имея вволю запасов воды и пищи.

Что же служит причиной преждевременной гибели жертв кораблекрушения?

Этот вопрос множество раз задавал себе молодой врач, француз Ален Бомбар, и каждый раз перед его глазами вставала уникальная картина мастера Теодоро жеринко. Полуразбитый и полузатопленный плот. Со всех сторон свешиваются в воду тела умерших. Только несколько уцелевших обитателей плота протягивают руки к белому парусу, еле-еле различимому на горизонте. Это полотно художник написал по следам ужасной трагедии, разыгравшейся в атлантическом океане, участником и свидетелем которой ему суждено было стать и спастись.

После падения империи Наполеона во Франции утвердилась династия Бурбонов. Ко дворцу началось круглосуточное паломничество эмигрантов-монархов. Среди них оказался и уцелевший отставной капитан граф де Шомаре. Болтун, выскочка, бездарь и прихлебатель, двадцать лет ногой не ступавший на палубу настоящего корабля, Шомаре выпрашивает для себя назначение и получает под командование боевую эскадру! Ему было поручено отправиться к берегам Западной Африки и сменить там отслужившие свой срок гарнизоны. Недалеко от места назначения на океан спустился сильный туман, корабли, эскадры растерялись и заблудились, а сам флагманский фрегат «Медуза» врезался в рифы коралловой Аргенской мели, протянувшейся на 80 миль вдоль берегов Мавритании. Со страшным треском проломилось днище флагмана, и тонны воды с ревом устремились в трюм, сокрушая переборки и уничтожая все живое на пути. Корабль быстро стал погружаться носом вперед. Паника возникла невероятная: попробовал бы кто-нибудь сохранить спокойствие в тумане на быстро идущем ко дну судне! В шести спасательных шлюпках с трудом разместились 250 человек команды и пассажиров; для остальных 149 человек успели быстро связать, плот и установили мачту с набольшим парусом. Канатами прикрутили 5 больших бочек с вином и водой и ящик с сухарями и вяленым мясом. Капитанская, самая большая шлюпка, взяла плот на буксир, но гребцы изнемогали от напряжения, а результатов продвижения почти не было. И вот, как только спустилась бархатная тропическая ночь, капитан Шомаре приказал рубить соединяющий шлюпку и плот трос, бросив полторы сотни людей, среди которых были женщины с детьми, на волю океана. Начался шторм, волны захлестывали плот, стало невозможно удержаться на ногах, несколько человек были смыты за борт.



К рассвету терпящие бедствие не досчитались 23 человек, половину из них составляли женщины с детьми. И ведь никто из соседей даже не пытался им помочь! Сам Теодоро Жерико смог удержать за руку 12-летнего подростка, которого впоследствии сделал своим наследником. Уже утром еще три человека покончило с собой, в отчаянии бросившись вниз головой в черную бездну.

День прошел ужасно - постоянно вспыхивали дикие ссоры с поножовщиной, а к вечеру возник настоящий бунт. Рассвирепевшие, смертельно напуганные, с налитыми кровью глазами и пеной у рта матросы и солдаты нападали с ножами и палками на офицеров, столпившихся спина к спине под мачтой. Драка продолжалась всю ночь, офицеров сбрасывали в море, а те, в свою очередь, разили атаковавших саблями. Утром число несчастных еще более сократилось, ночью были убиты и сброшены а океан 27 человек. Людей охватило настоящее безумие: одни на коленях с поднятыми руками призывали Бога, другие, обессилившие от страха, ползали по бревнам, кусая стоящих и лежащих за ноги, руки. Третьи, в основном солдаты, яростно набрасывались на соседей, избивали женщин. И вот на четвертый день в живых осталось всего шестьдесят три человека, полулюдей-полумертвецов.

А когда поднялось жгучее солнце одиннадцатого дня, озверевшие люди посбрасывали, как ненужные обломки, за борт раненых и ослабевших, чтобы завладеть их мизерными порциями сухарей.

Лишь спустя тринадцать суток страшного путешествия несчастных заметили с корабля «Аргус» и осторожно подняли на борт. В живых осталось всего 17 человек из полутора сотен.

Над этим полотном размером семь на пять метров Теодоро Жерико трудился более двух лет. И, наконец, в 1819 году потрясающая картина «Плот «Медузы» была выставлена для всеобщего обозрения. Целыми днями возле нее сновали толпы людей, пораженных и переживающих жуткую трагедию в океане.

Теодоро Жерико. Автопортрет.

Итак, семнадцать из ста сорока девяти… всего за 12 дней. При наличии запасов, хотя и скудных, пищи и воды. Нет, не жажда и не голод убили этих несчастных. Их убил страх.

Все, что читал и лично наблюдал врач Бомбар, склоняло его к мысли о правильности своих выводов. «Жертвы легендарных кораблекрушений, - записал он в своем дневнике, - я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха…».

Страх! В нем вся разгадка. Это именно он повинен в гибели терпящих бедствие а океане. Но как доказать эту истину откровенным оппозиционерам данного вывода? Доводы Бомбара не желали слушать! А как вселить мужество в те тысячи людей, которые могут оказаться брошенными посреди океана на утлой лодке или плоту? Как убедить их не поддаваться отчаянию и бороться за жизнь, и победить? И Бомбар решает сам пересечь океан в лодке и доказать всем свою правоту.

19 октября 1952 года на резиновой лодке «Еретик» Ален Бомбар отплыл от берега Лас-Пальмас. Через пару часов он очутился посреди синего безбрежья, один на один с высокими океанскими валами.

Отважный испытатель невыносимо страдал от одиночества, глубокой депрессии, разлада организма, от едкой сырости и холода ночью и палящего солнца днем. Вся его пища состояла из рыбы и планктона, которых он был в состоянии выловить самодельными снастями. Пить хотелось каждую секунду, но воды не было ни капли. (Кстати, Бомбар дикими криками восторга приветствовал первый тропический ливень лишь на 23-и сутки плавания). Жажду он утолял рыбьим соком, который выжимал из пойманной добычи самодельным прессом.

Ален Бомбар. В левой руке - пресс для выжимания рыбного сока, в правой - бутылку с соком

Это беспримерное плавание длилось более двух месяцев - 65 суток. 23 декабря Бомбар высадился на песчаной косе острова Барбадос. Он похудел на 26 килограммов, лишился ногтей на ногах, его мучили депрессия и сотни нарывов на теле. Но он победил, совершив великий научный подвиг. И можно с уверенностью сказать, что пример врача впоследствии спас жизнь не одной сотни людей, потерпевших кораблекрушение.








Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //