Почему дискомфорт в общении выросших детей и постаревших родителей

Дискомфорт в общении выросших детей и постаревших родителей — явление универсальное.

Существует теория, согласно которой каждому из нас, и родителям, и детям, свойственно испытывать два вида страха: страх за себя и страх за другого. Внутренний страх за себя транслируется во внешний мир раздражительностью и безудержной критикой, страх за другого — сочувствием и заботой.

Проблемные родители, которые критикуют, ругают, оценивают и без конца шпыняют своих детей, раздираемы мучительным страхом за себя. И таких родителей в мире, к сожалению, большинство.

Страх за себя первичнее и главнее, чем страх за другого. Если в детстве вашу маму или папу недолюбили, не научили принимать себя таким, какой ты есть, если подавляли волю и инициативу — узнаете типичное славянское воспитание? — они так и выросли, в закоренелом страхе нелюбви и неуспешности.

Детский страх за то, что вот сейчас их поймают, накажут, назовут бездарями или дураками, заставят переодеться или вернуться к восьми. Взрослый страх за то, что их назовут плохими родителями, которые воспитали плохих детей. Такой страх никогда не проявляется в виде любви, понимания и заботы. Он всегда агрессивен. А значит, мать и отец будут все время недовольны вами, представляя свой страх за себя страхом за другого, то есть за вас.

Мама, которая трупом ложится у дверей, чтобы дочка не встречалась с кавалером, боится не за дочку. Страх за дочку родил бы в ней сочувствие и желание помочь и понять. Она боится за себя. За то, что дочка будет счастливее в браке, а значит, подчеркнет семейную неудачу мамы, за то, что дочка ее забудет, за то, что зять окажется слишком требовательным в материальном плане, да мало ли чего можно бояться.

Отец, который со скандалом отговаривает сына строить дом — не вытянете, повлазите в кредиты, ничего не выйдет, да у тебя руки кривые — боится не за сына, а за себя. За то, что не сможет помочь ни деньгами, ни рабочими руками, за то ,что у сына выйдет лучше, чем когда-то вышло у отца, и всему миру станет известна плохо скрываемая тайна: отец — неудачник.

Во всех семьях, в которых родители выросли в ощущении недолюбленности и непринятия, обязательно выстрелит проблема отцов и детей.

Что же делать детям?

Ведь они тоже рискуют продолжить бегать в том же колесе неутоленного страха за себя, отравляя критикой и скандалами жизнь теперь уже собственным детям?

Специалисты советуют: нужно менять поведенческие реакции.

Дело это сложное и не быстрое: практикующие психологи отводят на улучшение отношений между родителями и детьми полгода-год, при условии, что кто-то из сторон займет конструктивную позицию. Она заключается в том, чтобы перестать апеллировать к «страху за другого» (мама, ты ошибаешься, мне с ним будет хорошо, я его люблю, он ничего со мной не сделает), потому что как раз этого страха у мамы нет. Разбираться нужно со страхом за себя. Как говорят с человеком, который чего-то боится? Разве ругаются? Разве скандалят? Нет. Утешают и успокаивают.

«Мамочка, мне так приятно, что ты заботишься обо мне, ты у меня самая умная. Я теперь обязательно присмотрюсь к нему повнимательнее. Хорошо, что ты меня предупредила!»

Конечно, мама не перестанет в один момент критиковать и ругаться. Но отношения начнут теплеть. Ее страх быть неуспешной, нелюбимой, непризнанной, неавторитетной начнет утоляться вашим вниманием и заботой.

Между прочим, именно для этого она когда-то рожала детей — чтобы они ее любили и принимали такой, какая она есть.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //