ПМС по-американски

Вопреки желанию Европы, Вашингтон целенаправленно затягивает вооруженный конфликт в Донбассе.

План мирного урегулирования военного конфликта на Украине, предложенный Владимиром Путиным, представитель США в ООН Саманта Пауэр в среду назвала «планом российской оккупации». По словам Пауэр, инициатива Москвы «ставит целью узаконить сделанные в сентябре территориальные завоевания сепаратистов, а также присутствие российской живой силы и техники на территории Украины».

Важно заметить, что сам план президента России касается только конкретных мер по прекращению кровопролития и не затрагивает политических вопросов. Он предполагает остановку боевых действий и отвод сторонами тяжелой артиллерии от линии фронта на расстояния, прописанные в Минском соглашении от 19 сентября 2014 года.

Интересно, что заявление американского дипломата прозвучало одновременно со встречей в Берлине министров иностранных дел «Нормандской четверки» (России, Украины, Франции и Германии), на которой предложения Путина были фактически приняты за основу дальнейших действий. Все участники переговоров признали, что наконец-то удалось достичь прогресса в решении проблемы. «Заметным успехом» назвал итоги встречи глава внешнеполитического ведомства Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

То есть, налицо принципиальная разница во взглядах на украинский конфликт со стороны Европы и США. Старый Свет нацелен на осуществление конкретных шагов по прекращению вооруженного конфликта, исходя из сложившейся реальности. Главная задача – прекратить гибель мирных людей. США критикуют такой подход и продолжают говорить о неких абстрактных схемах в стиле «Украина имеет право на демократию». Только трудно поверить, что Вашингтон просто не желает видеть реальных обстоятельств, скорее, он умышленно игнорирует их. «Может быть, Соединенные Штаты считают, что у Европы мало проблем и на востоке континента надо создать длительный, болезненный кризис? Представляется, что в некоторых европейских столицах стали понимать, куда идет дело», – ответил Пауэр представитель России в ООН Виталий Чуркин.

Профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин считает, что США будут и дальше гнуть свою линию:

– Перепалка в ООН свидетельствует, что украинский вопрос очень сложен, и у сторон есть разные мнения в отношении оценок этого конфликта. Международное право здесь мало что регулирует. Полномочия России и США одинаковы, они постоянные члены Совета Безопасности. Поэтому у представителей этих стран нет ограничений в представлении информации, которая относится к обсуждаемому вопросу.

– К каким последствиям может привести жесткий характер дискуссии?

– Я не вижу причин выделять случившуюся дискуссию из череды обсуждений, которые ведутся в Совете Безопасности. В практике Совбеза были и более острые обсуждения. Просто надо помнить, что решения относительно «горячих точек» принимаются большинством Совбеза при учете мнений всех его постоянных членов. Если кто-то из постоянных членов возражает, то резолюция не принимается. Сами по себе заявления могут быть резкими, но они не имеют никакой юридической силы, если не найдут отражения в каком-либо документе.

– Можно ли заявление представителя США считать некоей обидой на то, что европейские державы поддержали позицию России во время встречи «Нормандской четверки»?

– Вряд ли формулировки вроде «обиделись» соответствуют формату дискуссии в ООН. Хотя, конечно, сложно понять логику Соединенных Штатов. Но здесь могут играть роль много факторов. Мы не знаем, насколько представитель США разбирается в украинском вопросе. К сожалению, многие политики Штатов последнего времени недостаточно компетентны в исторических фактах и географических аспектах.

Кстати, вполне логично, что США не участвуют в «Нормандском формате». Всё-таки, украинский кризис относится к европейской безопасности. И было бы хорошо, если бы Вашингтон сосредоточился на проблемах своего региона. А вот поставка военного оборудования в «горячие точки» совершенно не способствует стабилизации обстановки и движению к миру. «Нормандская встреча», конечно, дает больше надежд и шансов на стабилизацию ситуации на Украине. И стоит согласиться с Лавровым, что должен быть прямой диалог между Киевом и самопровозглашенными Донецкой и Луганской народными республиками, всё-таки именно ДНР, ЛНР и Киев стороны конфликта, а Россия, Германия, Франция или США могут только способствовать мирному урегулированию и создавать для него условия.

– Какие результаты может дать позиция американской стороны, не желающей поддерживать инициативы, направленные на установление мира?

– Надеюсь, что американская позиция ни к чему не приведет. Тем более, обвинения со стороны США не подкреплены никакими доказательствами, и очень сложно чего-то добиться на основе голословных утверждений. Но складывается впечатление, что не все заинтересованы в урегулировании конфликта. В США, а также в Европе и самой Украине есть силы, которым не нужно скорейшее прекращение огня.



– Надо хорошо понимать цели войны, которая идет на Украине и принимает затяжной характер, – говорит вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов. – Не случайны заявления некоторых американских политиков, что на Украине должно остаться всего восемь миллионов человек. Судя по всем действиям, эту цель действительно хотят реализовать. Какое разумное правительство, которое хотело бы восстановить порядок в своей стране, стало бы целенаправленно уничтожать жилье, инфраструктуру? Ведь это всё, по идее, придется восстанавливать. Судя по всему, действия украинских властей не направлены на то, чтобы когда-нибудь добиться расцвета своих областей. И в этом контексте совершенно логично заявление американской стороны, которая дирижирует украинской политикой. Никто не скрывает, что из Вашингтона осуществляется прямой патронаж украинских лидеров, в Киев постоянно совершают визиты американские официальные лица. США нужно затянуть конфликт.

Поэтому все переговоры, которые могут вести к нормализации обстановки в Донбассе, американцев совершенно не устраивают. Перепалка, которая возникла между представителями США и России в ООН, укладывается в канву американской политики. Соединенные Штаты стремятся заранее обречь на провал все усилия по мирному урегулированию, выставляют какие-то дополнительные условия. Просто надо затянуть войну.

– Какой отклик находит американская политика в Европе?

– Ситуация в Европе накаляется. Европа не заинтересована в войне на Украине, она хочет мирного решения проблемы, прекращения режима санкций против России. Американцы же хотят так затянуть конфликт, чтобы массовая миграция с Украины всё-таки состоялась. Тема долгого противостояния буквально висит в воздухе, и США делают всё для ее актуализации.

Но в Европе обостряется социальная обстановка. Теракты во Франции, на мой взгляд, имеют явно провокационный характер. Цель – посеять вражду между христианами и мусульманами Старого Света. Одновременно с этим развивается много экономических проблем, крайне сложно будет разрешить финансовый кризис, в который попадает Италия, уже давно в яме Греция. На фоне будущего общеевропейского кризиса нынешний режим антироссийских санкций будет серьезным негативным фактором. Так что европейские государства заинтересованы в нормализации обстановки на Украине.

– Как в целом можно расценить выступление американского представителя в ООН?

– Выступление Пауэр вряд ли вызвано ее эмоциональным состоянием: такие акции обычно тщательно планируются. Цель выступления – демонстрация мировому общественному мнению твердости американской позиции. С другой стороны, это очередное подтверждение того, что при любом удобном случае Соединенные Штаты представляют Россию в качестве врага и агрессора. Конечно, это не соответствует действительности. Но хорошо видно, что конечная цель американской внешней политики – Россия. Конфликт на Украине – это удар по России, и это давно стало очевидно.

А в это время:


Как США и ЕС однажды попали в ловушку исламистов, и почему это будет повторяться бесконечно

Америка еще задержится в «горячих точках» Ближнего Востока. Об этом заявил президент США Барак Обама, продлив еще на год «срок действия чрезвычайного положения в отношении террористов, действующих на Ближнем Востоке». Вряд ли эта новость может удивить. Известно: режимам, которых Вашингтон считает враждебными, нанесен тяжелый ущерб или они вовсе уничтожены. Но их место быстро заняли те, кого в официальных документах Госдепартамента деликатно называли «оппозицией», и эта оппозиция – вот сюрприз – отнюдь не разделяет ценности Вашингтона и Брюсселя и не торопится принимать присягу Западу. Теперь Вашингтон называет их «террористами».

«Террористы продолжают угрожать мирному процессу на Ближнем Востоке, – сказал Барак Обама, объясняя, почему военным надо повременить с возвращением домой. – Они также несут необычайную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности, внешнеполитическим интересам и экономике США».

Кто-то горестно вздохнет, кто-то позлорадствует, но эта новость – хороший повод, чтобы разобраться, что на самом деле происходит, когда Запад во главе с США свергает неугодные режимы. Какова логика, механизм и последствия?

Однозначную логику мы не найдем – увы, ее просто нет. То, что мы обычно принимаем за причины военных интервенций такого рода, на самом деле – объяснения, обоснования, рациональные оправдания. Ими наполнены западные СМИ (хотя там есть и иные взгляды – см. «Как американцы «ненавидят» Америку» ). Ну, давайте примем в качестве «логики» популярный штамп: это все ради свободы и демократии, чтобы освободить измученные режимами народы, ведь иначе нельзя.

Зато механизм выглядит интереснее. Особенно, если посмотреть на систему власти в любом (!) обществе.

Пример – Саддам Хуссейн. Да, диктатор. Да, наворотил много такого, за что его заслуженно ненавидели – и соседи вроде Кувейта, и те, кого потом назовут оппозицией. И да, жизнь людей при саддамовском режиме, мягко говоря, не очень похожа на привычную жизнь среднего человека где-нибудь в Чикаго, Париже или Екатеринбурге. Но он представлял собой реальную власть. То есть в своей стране был сильнее, чем все, кто был против него. Он подавлял протестные выступления любых прозападных сограждан, но еще более жестко подавлял и радикальных исламистов, которые также были противниками его режима.

В результате военной интервенции США престарелый диктатор получил виселицу, а вся система старой власти – исчезла. Больше никто не угрожает Кувейту, Саудовской Аравии, Ирану, не может уничтожать курдов и обижать многочисленных вольнодумцев. Прекрасно. Что дальше?

Дальше – последствия.

Сила, которая сдерживала все другие силы, исчезла, и началась внутренняя борьба за доминирование, насильственная дележка власти. И вдруг оказалось, что к власти пришли – почти демократическим путем, на выборах, при неофициальной поддержке Ирана – представители шиитов. Которые начали «зачищать» суннитов – которых в стране хоть и меньше, чем шиитов, но все равно слишком много, чтобы назвать меньшинством. Новые власти Ирака при поддержке американских военных долго и упорно бомбили т.н. «суннитский треугольник» – громадную часть страны, населенную суннитами и лояльную бывшему диктатору. И в тот момент, когда самые крупные очаги сопротивления были вроде бы подавлены, американцы заявили об уходе из страны. Мол, миссия выполнена, теперь есть демократический Ирак, который сам пусть решает свою судьбу.

Между тем самая зловещая, агрессивно настроенная, обозленная потерями и уже получившая опыт партизанской войны часть суннитов плавно перешла под влияние новой концепции – «Исламское Государство Ирака и Леванта»*. Теперь им нужен не Ирак, а громадная часть сразу двух стран – Ирака и Сирии. И, раз уж на то пошло, из названия выбросили слова «Ирак и Левант», давайте строить свое государство на просторах всего арабского мира. В итоге так и назвали себя – «Исламское Государство». И начали воевать не только против нового режима в Багдаде, но и против Дамаска.

Владимиру Путину удалось удержать Вашингтон и Брюссель от прямой интервенции в Сирию, обошлось поставкой оружия «повстанцам». Если бы Вашингтон «завалил» Башара Асада (президент Сирии – тоже многолетний диктатор, получивший власть в наследство от отца Хафеза Асада), неизвестно каких границ достигло бы «Исламское Государство» сейчас. А так ненавистный Америке Асад более-менее успешно уничтожает на своей территории исламистов, которые для США стали еще более ненавистным сюрпризом.

«Я не защитник режима Асада, – говорит бывший посол США в Сирии Райан Крокер. – Однако с точки зрения безопасности «Исламское государство» представляет собой гораздо более серьезную угрозу». Об этом же прямым текстом предупреждал Владимир Путин в нашумевшей статье в New York Times в сентябре прошлого года. Он категорически советовал Западу отказаться от воздушных ударов по Сирии. Американский журналист Род Дреер из издания American Conservative, вспоминая предупреждение российского президента, говорит: «Это не делает из Путина святого, но делает его более мудрым в вопросе Ближнего Востока, чем Барак Обама и Джон Маккейн».

Действительно, прежде чем начать бомбить ради демократии, неплохо бы задать себе контрольный вопрос: «После того, как я устраню самого главного из «плохих парней», какая из сил вероятнее всего придет ему на смену, и что мне потом делать с этой силой?» Возможно, придет ответ – последовать рецепту древних китайских мудрецов: ничего не делать – влиять путем дипломатических интриг и пропаганды, но без стрельбы, и пусть эволюция сама все расставит на свои места. Характерно, что в израильском обществе – вот уж кто пристально следит за происходящим у соседей! – все чаще раздаются мнения, что США своими вмешательствами на Ближний Восток вредят безопасности Израиля. Вот есть, скажем, ненавистный сосед – Башар Асад, он дает деньги и оружие палестинцам, но есть методы борьбы с ними, а сам по себе он не угрожает, вполне предсказуем, войны не хочет, и с ним даже можно договариваться. Худой мир всегда лучше доброй войны. А придет на его место «Исламское Государство» – им нечего терять, они «разогреты» войной, и чего ждать от них?

Итак, последствия. Во весь рост шагает по региону страшная, непредсказуемая сила – «Исламское Государство», которой до интервенции США в Ирак просто не существовало. В сущности, ее породил Вашингтон. Эта сила угрожает арабскому миру, Израилю, а также России и Евросоюзу.

А теперь посмотрите на другие примеры. Ливия: НАТО уничтожило военную инфраструктуру Каддафи и поддержало «оппозиционеров», которые расправились с диктатором. Теперь в стране такой «рок-н-ролл», что соседние Тунис, Алжир и Египет, а заодно с ними и ЕС, более чем встревожены. Что интересно, похожим образом этот механизм работает и в «бархатных революциях»: к власти после свергнутого в Египте Хосни Мубарака пришли «Братья-мусульмане»**, которых затем свергли военные путчисты, и теперь Египет лихорадит – то ли смутное время, то ли гражданская война.

У американцев в Ираке патовая ситуация: уничтожить «Исламское Государство» военной силой не могут – даже если бюджет США выдержит такие траты, то избиратели точно не поддержат – но и уйти без позора уже нельзя.

Почему подобные сценарии повторяются, объясняет президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов:

- Единственный способ сдерживать рост исламизма в мусульманских регионах Среднего и Ближнего Востока и отчасти Северной Африки – светские автократические режимы. Любые игры в демократию в этом исламском поясе равнозначны поощрению исламистов. Пока опыт свидетельствует именно об этом. Реальная задача должна состоять в профилактике хаоса, который связан с распространением проекта глобального халифата.

- Запад заявлял, что намерен свергнуть авторитарные режимы, потому что они угрожают соседям и вообще всему миру.

- Да, тут есть своя группа проблем. Понятно, что какой Саддам Хуссейн был «не ангел», его режим отчасти связан с экспансионистской политикой. Но амбиции таких режимов не так сложно сдерживать. Традиционная геополитика баланса сил: создавать региональные противовесы и глобальные механизмы воздействия. Но проблема в том, что США и европейские игроки отказываются от геополитической ответственности и поддержания стабильности в пользу своей модели глобальной демократизации. Насколько это сознательно, насколько они понимают неизбежные сопутствующие риски, это вопрос дискуссионный. Я думаю, здесь своеобразное сочетание идеализма и корысти.

- Что вы имеете в виду?

- С одной стороны, есть идеализм глобальных «демократизаторов». В европейской версии, например, идеологом всех вторжений Франции, в том числе в Югославию, Ливию, Афганистан, Сирию является Бернар-Анри Леви, многолетний философский консультант их МИДа. В США предостаточно подобных сил в лице тех же неоконсерваторов.

- Они формируют идеологические мотивы?

- Да, это с одной стороны. С другой – корысть тех или иных корпораций, которые видят возможность для передела рынка, для поставки вооружений и т.д. Они зарабатывают большие деньги, им война выгодна. И вот это сочетание недобросовестного, безответственного идеализма и корысти рождает философию вмешательства.

- Экономисты утверждают, что за выгоды одних потом приходится расплачиваться целой нации. Корпорация заработала сверхприбыль, но страна в целом теряет намного больше, особенно в долгосрочном плане.

- Ну естественно. Соединенным Штатам вмешательство в Ирак оказалось экономически невыгодно в конечном итоге. Если, конечно, считать не интересы отдельных корпораций, а комплексные эффекты. И точно так же Франции было категорически невыгодно вмешательство в Ливии. Но отдельным игрокам на «короткий участок» выгодно. И зачастую «короткие» политические интересы и корпоративные выгоды побеждают интересы национальные, интересы страны и мира.

- Похоже, что войны подобного рода происходят на корысти одной прослойки общества и эмоциях и фантазиях другой. А выход есть? Или это вечная проблема?

- Ну, пока ни США ни Европа, несмотря на то, что они своей ошибочной политикой в Сирии и в целом на Ближнем Востоке вырастили «Исламское Государство», не пришли к модели геополитического реализма. Они по-прежнему крайне далеки от этого.

* Верховный суд РФ признал международные организации «Исламское государство» (ИГ) террористической. Участие в этой организации будет преследоваться на территории России по закону.

** «Братья мусульмане» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //