«Пару раз в жизни видел женщин красивее нашей мамы, прекраснее не видел никогда»


Папа говорит: "Пару раз в жизни видел женщин красивее нашей мамы, прекраснее не видел никогда".

Наверное, мама должна мягко просиять от этих слов. Нежная улыбка должна скользнуть по её губам, а взгляд, которым она наградит мужа, должен лучиться благодарностью и беззаветной любовью.

Вместо этого мама довольно прохладно интересуется, кого это папа видел красивее. И где. И точное время, если вас не затруднит, со свидетельствами очевидцев и документальными подтверждениями.

Я выразительно смотрю на отца. Мол, пап, всё ничего, ты молодец и на правильном пути, но у тебя тут на тропинке внезапно небольшая ловушка. Внизу колья, сверху таран. Не проткнёт, так обезглавит. Ты уж как-нибудь поосторожнее.

– Ну-у-у... – говорит папа, правильно истолковав послание команчей дружественному племени сиу. – Вот эта, как её... Ну актриса ещё такая. А! Софи Марсо!

И подмигивает мне. Мол, спасибо, товарищи сиу, но бег наш стремителен и никакие ловушки не в силах стать препятствием.

Папа доволен собой, как скворец, только что исполнивший ликующую песнь и собравший щедрые аплодисменты.

– И где же ты видел Софи Марсо? – вкрадчиво спрашивает мама.

Аплодисменты затыкаются. В комнате отчетливо слышен тихий шелест раскрывающегося змеиного капюшона.

– Э-э-э... - столбенеет папа.
– Когда ездил в Париж, да? В девяносто девятом? Она тоже была там!

Папа застывает в кресле памятником собственному безрассудству.

– Я помню, как ты не хотел брать меня с собой! – всхлипывает мама.
– Я не хотел?!
– Так вот в чём была причина!
– Побойся бога! – взывает отец. – Ты же со мной ездила!
– И даже это не остановило тебя, безнравственный ты человек!

Папа хватается за виски:

– Нет, это невыносимо. Я терплю столько лет, но и моей выдержке есть предел!
– При живой жене! Ты! С этой... – Мама делает беспомощный жест, пытаясь исчерпывающе описать всю глубину папиного падения. – С этой актриской!
– Она прекрасно играет! – повышает голос папа.
– Не смей говорить об этой порочной женщине в присутствии нашего ребёнка!

Мама трагическим жестом простирает руку в мою сторону. Ребёнок давится курагой.

– Не-не, – говорю, откашлявшись. – Отчего же. Продолжайте! Вы ещё не дошли до темы "Марина, наша дочь не от тебя".

Тут они оба начинают ржать. Одному под шестьдесят, второй не скажу сколько, а эта дурацкая игра по-прежнему их развлекает.

– Надо бы "Храброе сердце" пересмотреть, – говорит папа.
– Можно и "Анну Каренину", – говорит мама.

Смотреть они, конечно же, будут "Бум".

Нет, это не о святом Валентине ни разу, зачем он здесь нужен, старый дуралей.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //