Парикмахерские курсы могут обеспечить жизнь лучше, чем диплом о высшем образовании


Парикмахерские курсы порой могут обеспечить жизнь лучше, чем диплом о высшем образовании. Сколько стоит быть цирюльником? Недавняя новость о том, что парикмахер президента Франции Франсуа Олланда получает 10 тыс. евро в месяц, не на шутку озаботила общественность.

Большинство родителей говорит, что без высшего образования не прожить: на работу никто хорошую не возьмёт, "будешь мести дворы" или "станешь продавщицей в магазине". В постсоветское время в сознании россиян ошибочно укоренилось равенство: наличие диплома — достойная жизнь.

Однако периодически общественность сталкивается с "разрывом шаблона". Предприниматели оказываются пэтэушниками, а вчерашние выпускники престижных вузов стоят у кассы или десятилетиями работают "в продажах" с зарплатой ниже среднего.

В январе 2016 года россиянки позавидовали уборщице "Газпрома" — её мечты действительно сбылись: она оказалась обладательницей сумки Dior, которая оценивалась в 2 млн рублей. Впрочем, дорогостоящий аксессуар у женщины "непрестижной" профессии украли.

14 июля миру стало известно, что парикмахер президента Франции Франсуа Олланда зарабатывает ежемесячно около 10 тыс. евро, что в пересчёте на рубли — чуть более 700 тыс. И это при том, что, как можно заметить, фронт работы у мастера небольшой.

Эта новость заставила пользователей социальных сетей задуматься: а кому нужно это высшее образование?

Платное образование в высших учебных заведениях сейчас не для всех: в зависимости от престижа вуза цена годовая стоимость обучения на платном отделении может составлять от 90 тыс. до 500 тыс. рублей, то есть за заветный диплом бакалавра нужно выложить от полумиллиона до 2 млн рублей.

Зато совсем доступно — стать парикмахером, цена "образования" которого варьируется от 8 тыс. до 70 тыс. рублей за 20 занятий. В среднем это 70 академических часов. При этом все курсы "заточены" на обучение с нуля.

Средний прайс парикмахерского мастерства "под ключ" — 12 тыс. рублей. И диплом выдадут. Только не о высшем образовании, а об окончании школы парикмахерского дела. Так стоит ли учиться четыре года и "потерять" хороший автомобиль (за два-то миллиона), чтобы потом чувствовать стабильную, но всё-таки нехватку в деньгах? Или же достаточно 70 часов, чтобы обеспечить себе достойную жизнь?

Парикмахер от безысходности. Две работы и никакой красоты

— Здравствуйте, сегодня я ваш парикмахер.

Прямо с порога "Парикмахерской у дома" меня встретила слегка полноватая женщина лет 30, уставшая, неухоженная, с собранными как попало волосами. С отросшими корнями на голове отлично сочетается розовая резинка для волос. Женя переехала в Москву из Ташкента, чтобы стать парикмахером. И, как она говорит, не от хорошей жизни: её в Средней Азии притесняли.

— Русских в Узбекистане не любят. Разное бывало. Случалось, что могли и камнями закидать. И закидывали. Лично мне не доставалось — только косые взгляды и грубые шуточки. А вот соседей наших постоянно унижали, не воспринимали как людей.

Сейчас Женя работает в сети эконом-салонов "Наша парикмахерская".

Тут два этажа, на которых располагаются массажный и косметологический кабинеты, солярий, маникюр и парикмахерская. Последние две зоны никак не отгорожены друг от друга. Минимальная цена стрижки — 190 рублей. Максимальная не превышает 2,5 тысяч.

В основном зале (на втором этаже) семь зеркал. На каждое — по мастеру. Но заняты только четыре. Посреди парикмахерской сидит маникюрщица. Запах лака и ацетона навязчиво висит в воздухе, иногда смешиваясь с тёплыми потоками воздуха из фена. Женские и мужские стрижки — всё вперемешку. На фоне музыкальных хитов слышно, как ежесекундно "трещат" ножницы — в правом углу стригут мужчин.

На входе в зал меня взглядом "просканировала" то ли вьетнамка, то ли казашка. Обратила внимание на мою обувь, и, не успела я дойти и сесть в кресло, подбежала:

— О, рибоки (кроссовки марки "Reebok"), круто!

Спустя минуту, видимо, найдя в моём лице фешен-сообщника, она подбежала ко мне с телефоном:

— Смотри! (Показывает страницу компании Reebok в "Инстаграме".) Новая коллекция! Правда, красивые? Только стоят девять тысяч, слишком дорого.

И тут она улыбнулась мне так, будто знает меня всю жизнь. После чего я наконец села в кресло, и началась стрижка.

Мой мастер — Женя — призналась, что интерес к парикмахерскому искусству появился у неё ещё в детстве.

— Как-то раз пришла сестра из салона, постригли её чёрт-те как. С одной стороны больше, чем с другой, а чёлка кривая. Ну, я взяла и всё исправила. Подровняла так, что даже мама не заметила, даже не поверила, что это была я. Поэтому после школы пошла на курсы парикмахеров, — говорит Женя. — Я вообще универсальный мастер. Если хочешь добиться успеха, быть универсалом необходимо. Я могу стричь и ножницами, и машинкой. И женские, и мужские стрижки. Могу вообще без ножниц красоту сделать. К нам приходят мастера — ничего не умеют. Вообще у этой сети салонов есть школа. Поэтому здесь обучают и предоставляют трудоустройство. Но в большинстве принимают уже с образованием. Самые обычные курсы стоят порядка пяти тысяч рублей в лучшем случае. Это немало.

Женя работает на две парикмахерские сразу. Говорит, что одной работы не хватает для жизни:

— По-другому ничего не заработаешь. Вообще никакого творчества нет. Хочется, чтобы было развитие, чтобы можно было творить. А так приходишь каждый день на работу — всё одно и то же. Зарплата зависит от количества клиентов, и в месяц в среднем выходит до 30 тысяч рублей. С начальством проблем не возникает, у кого возникает — долго здесь не задерживаются.

Признаётся, что "сезон" парикмахерский летом совсем "сухой".

— Самый пик осенью. Все меняют жизнь, идут в школы, выходят из отпусков. Клиентов валом. Это сейчас никого нет.
"Брадобрей" без образования и удачливый делец

Но не всех, кто хочет стать парикмахерами, ждёт такая судьба. Например, Станислав Коршунов — успешный парикмахер Москвы. Сейчас он работает в парикмахерской FIRM. Цены на брутальные стрижки в салоне варьируются от 700 до 1700 рублей. Мастера предоставляют услуги ручной мужской стрижки, стрижки машинкой. Стригут усы и бороды. Также в салоне есть экстремальная и самая дорогая услуга — бритьё опасной бритвой.

На судьбу Стас не жалуется, преуспевает в своём деле и рассказывает, что путь до профессионального "брадобрея" никогда не бывает простым.

— Мир парикмахерского искусства вломился в мою жизнь молниеносно. В раннем возрасте я хотел стричься у профессионалов, всегда кропотливо искал нужных мастеров. В более сознательном возрасте начал интересоваться стилем. Начал изучать образы и мужской гардероб. Это в свою очередь стало для меня ещё и серьёзным хобби, — разъяснил Стас.

— Я начал искать место, а главное — человека, который бы смог стать моим наставником. Ведь в начале работы просто необходим учитель. У меня не было специального образования, меня просто учил один мастер, — рассказал Стас.

По словам Станислава, большая часть обучения проходила под патронажем Владимира Амосова (известный барбер Москвы и Петербурга, он учился в Vidal Sassoon, работал в Toni&Guy, дошёл до чиф-мастера в Chop Chop, Cosmotheca и теперь стрижёт в FIRM).

— Количества ежедневных клиентов достаточно, чтобы плавно и обдуманно развивать себя и не краснеть. Конкретных цифр я не скажу, это индивидуально для каждого, градация достаточна. Но могу сказать что это приятная сумма. Приятна она ещё и тем, что ты делаешь доброе дело, и это дело не в силах отобрать у тебя никто.

При этом, несмотря на то, что Стас не признался, сколько он получает, его коллеги рассказали, что в среднем они получают от 50 до 70 тыс. рублей, не считая клиентов на дому и чаевых.

И это сравнительно небольшая зарплата для брадобрея: к примеру, в сети мужских барбершопов TopGun в среднем мастера получают ежемесячно от 130 до 150 тыс. рублей — без учёта клиентских надбавок. Чаевые же для цирюльника (если он действительно хороший специалист) составляют в месяц 50—60 тыс. рублей.

Когда цирюльнику Олланда нечего завидовать

Известный стилист Владислав Лисовец владеет парикмахерскими в Москве и Краснодаре. Сейчас планирует открывать свою школу. Признаётся, что уже занимается поиском помещения. В будущем сам Влад и его мастера будут преподавать.

Вкладывать деньги в парикмахерское образование, по его мнению, необходимо и оправданно:

— Если вы чувствуете в себе потенциал, что вы готовы быть доброжелательным, талантливым в хорошем смысле развивающимся мастером — надо учиться. Не бойтесь рисковать. Можно даже уехать учиться в Лондон, как некоторые мои мастера. Они летают по Европе, учатся в течение двух недель и возвращаются уже с усовершенствованной техникой. А потом начинают зарабатывать очень хорошие деньги. Главное, чтобы вы были нужны. Самый главный и приятный момент — это востребованность. Можно и нужно тратить деньги и время на обучение. Хороший парикмахер зарабатывает очень хорошие деньги.

Влад также признаётся, что работа цирюльника тяжела. Целый день на ногах, огромное количество разной, порой ненужной информации от клиентов — всё это непросто выдержать. Но, если трудиться, результат не заставит себя ждать:

— Зарплаты порядка 10 тыc. евро абсолютно возможны. Хороший парикмахер (который делает отличные стрижки вне зависимости от того, на себя он работает или нет) всегда хорошо зарабатывает. Да, заработные платы стилистов в валюте сейчас упали (из-за курса), но всё равно спокойно доход мастера может доходить до 500 тыс. рублей в месяц. К такому специалисту попасть сложно — к некоторым записываться нужно за несколько месяцев.

Средняя цена стрижки в салоне Владислава Лисовца от 3,5 тысячи до 4,5 тысячи — в зависимости от мастера. Всего в столичной "цирюльне" у стилиста работает 12 профессионалов. Каждого он отбирал лично, оценивал талант.

При этом Лисовец также показал своей историей карьеры, что необязательно иметь дорогостоящее образование парикмахера, если у вас есть талант.

— Я, как многие говорят, родился с ножницами в руках. И я знал, что в любом случае моя профессия будет так или иначе связана с этим инструментом. У меня очень хорошо развито воображение — это важно в моём искусстве. Я практически не учился. Просто взял ножницы и начал тренироваться на своих друзьях и родителях. Уже через год возвращались "клиенты", хотели стричься у меня, — сказал Лисовец. — Я рос в Баку, и в то время не было школ. Тогда единственной возможностью научиться стричь было наблюдение за другими мастерами. Я целый год, чтобы "понять искусство", простоял за спиной мастера (женщины) очень хорошего салона и запоминал детали её работы.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //