Особенности русского сенокоса


Начало июля — время сенокоса. Сенокос был не просто важным этапом жизни деревни, но и самой приятной работой, наполненной весельями и светлым эротизмом.

Каково лето, таково и сено

Лучшим временем для сенокоса становились недели после Петрова дня и до 25 июля. На сенокос собирались всем селом, а затем каждый брал себе необходимое количество сена. Если ты молод, удал, ловок и весел, сенокос становился отличной причиной, чтобы показать остальным свои лучшие качества.

Порядок

Косьба была работой коллективной, объединяющей работников разного возраста. Уже в кустарном изготовлении кос были задействованы целые семьи. После того, как кузнец и молотобоец выковывали нож косы, он переходил к точильщику, которому помогали женщины и дети, шлифующие труднодоступные места лезвия мелким песком. На самом сенокосе самый уважаемый и умелый крестьянин из общины расставлял косцов в нужном порядке, и более опытные работники направляли молодых, задавая общий ритм. В этом созвучии труда и была его легкость, чувство единения отчасти сглаживало усталость.

По работе и мастера знать


На дальние луга отправлялись всей семьей. Ставили шалаши – в них только провизию хранили, да прятались от дождя. Спать же укладывались под навесами из холщовой материи. А на утро, с первой росой – за работу. Недаром говорили: «Чем росистее трава, тем легче косить». Косцы шли по 5-6 человек, друг за другом, соревновались, стараясь выдерживать захват побольше, чтобы валок сочной травы получался потолще, а прокос – пошире.

После хорошего косца луг оставался ровным, а работа вкупе с умением и сноровкой доставляла истинное удовольствие. Обернется косец назад – сердце радуется. Бабы и девки начинали сразу же разбивать траву для ее лучшей просушки, трепля ее рукоятками деревянных грабель и рогатинами. Вечером почти сухое сено сгребали в валы, а затем складывали в копны. Дополнительных хлопот прибавлял начавшийся дождик. При появлении первых тучек сено быстро сгребали в копну, а после дождя копну разваливали и перебирали сено до момента его полной просушки.

На острую косу много покосу


С особенным вниманием подходили к подготовке главного орудия – косы. Ее длина измерялась количеством рук или, вернее, ладоней, которое укладывается на ноже косы. Так, косой в пять рук широкую полосу травы не захватишь, зато работать ей легко. Обычно же выбирали косу в 10 рук – с такой хороший косарь мог пройти полгектара густой и сочной травы за 6 часов.

В каждом селе были и свои рекордсмены. Ровный, равной толщины и без трещин нож косы должен при ударе обушком издавать чистый и недребезжащий звук. Впрочем, во время косьбы сразу понятно: удачно ли выбрана и хорошо ли налажена коса. Отличная коса режет траву легко с мелодичным, приятным для уха звуком.

Всякий, кто дорос, спеши на сенокос


Участвовали в сенокосе все: от мала до велика. Только вот ребятне не доверяли забираться на копну, чтобы укладывать сено. Дело это требовало особенного мастерства - в каждой деревне был свой «специалист» по укладке копны, у которого стога получались красивыми и ровными. Над кривыми стогами посмеивались: «Каков стогарь, таков и стожок».

Были при укладке свои секреты: стога делали высокими, а их навершие укладывали с особенным старанием, разрывая заброшенные охапки на более мелкие и укладывая сначала по кругу, а потом и в центр стога. Хорошо сложенное навершие дождик уж точно не пробьет, а значит, сено не сгниет, и труды не окажутся напрасными. Не просто было мастеру слезть с высокого стога. Для облегчения спуска через вершину перекидывали вожжи, которые держал кто-то, стоящий на земле, а мастер, держась за вожжи и медленно передвигаясь, осторожно, чтобы «не поехало» навершие, спускался с другой стороны.

Дресс-код


Одежда должна была быть легкой и свободной, чтобы не мешать размашистым движениям при косьбе. Рубаха идеально подходила под эти требования. Шили ее из холста или ситца, чаще всего не подпоясывали. Женщины в большинстве губерний не надевали сверху и сарафан, а выходили на поле в одной длинной рубашке. Уборка сена почиталась чистой и праздничной работой. Все весенние гуляния и обряды плодородия подготавливали эту счастливую, но трудную для крестьян пору.

Явиться к такой работе в будничной, тем более грязной одежде считалось недопустимым. К почве, рождающей благо для крестьянина, следовало относиться с почтением. Особенно важно учитывать это было для женщин. Ведь женщина обладала особой связью с матерью-землей. Вот откуда пошла специальная рубаха для сенокоса – покосница. Ее подол (традиционно его считали близким к земной энергии) расшивали древними плодородными орнаментами. Так, на подолице появлялись орепей (ромб с точкой – символ засеянного поля), ерга (знак солнца с загнутыми краями), рожаница (символическое орнаментальное изображение женщины). Цвет ткани преимущественно выбирали белый, но иногда и крестьянки носили и красные рубахи, символизировавшие близость к солнцу.

За хлебом всё добро


Обед, на который собирались все вместе, становился еще одним поводом показать себя с лучшей стороны. Хороший работник и ест с аппетитом. А уж какое раздолье для хозяек! Сытный обед традиционно состоял из пшеничной каши с маслом, соленого сала, краюхи домашнего хлеба, вареных яиц, лука.

Оценивали да нахваливали ядреный квасок или пивко – у каждой хозяйки они были особенными, неповторимыми. Ну а после обеда старики отдыхали в теньке, а неугомонная молодежь шла по ягоды или заводила песню «в кружке».

Какие труды, такие и плоды


Ранний труд сполна вознаграждался вечерними и ночными посиделками, на которые собирались всей деревней. Часто это сопровождалось совместной трапезой и, конечно же, гуляниями, для которых будничная одежда тоже не подошла бы. Полные жизни и разгоряченные утренней и дневной работой молодые часто искали тут себе пару. Нравы на таких посиделках были свободные. Парень имел право у всех на глазах обнять девушку (но не девушка парня – это считалось позорным), поцелуи и сидение на коленках были обычным делом. Встречались после таких гуляний и «ночки», то есть совместные ночевки на сеновалах. Нельзя было разве что иметь связь с парнем из другой деревни, местные молодцы не допускали присутствия чужаков, а уже появившихся могли и побить.

Ну а в конце дня самое то броситься со всего разбегу в реку, смыть с себя вместе с сенной трухой усталость, а потом - хоть в уже затеянный хоровод, хоть за земляникой, хоть на рыбную ловлю, хоть на боковую. Запахи, звуки, настроение сенокосной поры сохранял человек на весь год, чтобы в следующем снова с трепетом ожидать, а затем с рвением приступить к тяжелой работе, способной подарить истинное наслаждение.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //