Оптимисты не чувствуют боли, быстрее делают карьеру и лучше других играют в футбол.

Оптимизм — склонность во всем в жизни видеть хорошие стороны, верить в успех, в благополучный исход чего-либо.

И да, мы знаем: вера во все хорошее или, наоборот, привычка к унынию заданы в каждом человеке на генетическом уровне. Но побороть программу и стать оптимистом — можно.

Сидящий за письменным столом мужчина опутан проводами от прикрепленных к телу датчиков. Он едва заметно дрожит — терпеть боль становится все сложнее. Минуту назад ему приказали опустить левую руку в емкость с ледяной водой. Сначала вроде бы ничего страшного. Потом онемели пальцы, а теперь вся кисть ноет так, что в голове осталась одна мысль: «Поскорее бы это прекратилось». Пока мужчине еще удается сохранять спокойное выражение на лице.

Но приборы не обманешь. Они показывают, что его сердце бьется все быстрее и быстрее. Еще 10 секунд, и сидящий напротив ученый отрывается от прибора, чтобы подать сигнал — эксперимент завершен, руку можно вынимать.
Со стороны этот опыт американского психолога Эндрю Гирса здорово напоминал пытку. Но тут уж ничего не поделаешь. Когда измеряешь болевой порог, по-другому просто нельзя.

Два года назад в исследовании Гирса приняло участие около 70 человек. Свои неприятные ощущения они оценивали по шкале от одного балла до четырех. До этого Гирс провел с каждым тест на оптимизм — и оказалось, что именно оптимисты лучше всего переносят боль. После фокуса с ледяной водой они ставили своим мучениям на полбалла меньше, чем другие участники опыта. А еще сердца оптимистов бились спокойнее, чем у пессимистов, — во время «пытки» их пульс был на 10 ударов в секунду медленнее.

До Гирса никто таких способностей за оптимистами не замечал. Странное дело — боль есть боль и, когда рука замерзает на глазах, на голом оптимизме далеко не уедешь. Выходило, что у этих людей есть на руках еще какой-то козырь — действеннее, чем простая вера в то, что все будет хорошо. После оптимистами вплотную занялись другие ученые. И накопали много любопытного.

До мозга костей

Для начала исследователи установили, что оптимисты устроены совсем не так, как другие люди. Для этого израильский нейрофизиолог Тали Шарот использовала компьютерный томограф, позволяющий отслеживать деятельность мозга в реальном режиме времени. Перед началом опыта Шарот с помощью тестов разделила добровольцев на оптимистов и пессимистов. Когда очередной подопытный оказывался внутри прибора, исследовательница предлагала ему немного пофантазировать о своем будущем. Одни задания были приятными — например, думать о том, что через пару месяцев выиграешь в лотерею круглую сумму. Другие — совсем не веселыми. Исследовательница запросто могла попросить человека несколько минут убеждать самого себя, что он вот-вот попадет в страшную автокатастрофу.

Пока люди выполняли задание, томограф фиксировал активность в участке мозга, который отвечает за воображение. Когда оптимисты и пессимисты представляли себе светлое будущее, их мозги работали одинаково хорошо. Но только дело доходило до неприятных мыслей, как в головах оптимистов что-то щелкало и отвечающий за воображение участок начинал сбавлять обороты. «Мозг этих людей автоматически подавляет мысли о плохом, — объясняет Тали Шарот. — Проще говоря, у них в голове есть что-то вроде предохранителя».

Причем британский психолог Элейн Фокс уверена, что мозг оптимистов способен блокировать не только мысли, но и любые тревожные ощущения. Происходит это так быстро, что люди сами не отдают себе в этом отчета.

Фокс тоже собрала в своей лаборатории команду из оптимистов и пессимистов и по очереди усаживала их у большого экрана. На экране то и дело вспыхивала яркая точка. В этот момент подопытные должны были нажать специальную кнопку. Они были уверены, что исследовательница просто проверяет их реакцию. Но на самом деле ее интересовало немного другое.

Время от времени вместе с точкой на экране появлялась яркая фотография. Люди непроизвольно переключали на нее свое внимание. Отвлекаясь, они нажимали кнопку с небольшой задержкой. Картинки Фокс показывала разные. Одни были спокойными — например, цветок или какой-нибудь вид из окна. А другие действовали на нервы. Ты сосредоточенно ждешь момента, когда тебе будет нужно нажать кнопку — а тут на экране появляется перепачканный кровью труп.

Оказалось, что все люди реагируют на эти картинки по-разному. Пессимистов одинаково отвлекали как страшные, так и безобидные фотографии. А оптимисты уделяли меньше внимания неприятным изображениям — в этих случаях они нажимали кнопку на 20 миллисекунд быстрее. Все происходило слишком быстро, чтобы люди могли отвлечься от фотокарточки сознательно. Неприятная информация блокировалась в их головах автоматически. Такая полезная способность оказалась у оптимистов в крови.

Фокс попросила добровольцев поплевать в пробирку и отправила образцы на генетический анализ. Оказалось, что все оптимисты унаследовали от своих родителей не один ген 5-HTT-l, как большинство людей, а сразу два. Этот ген отвечает за чувствительность человека к серотонину. С помощью серотонина мозг управляет эмоциями. Счастье, безмятежность, уверенность в себе — это все он, серотонин.

Получается, что у обладателей «оптимистического дубля» со всеми этими чувствами все вдвое лучше, чем у обычных людей. Счастливчиков не то чтобы очень много. По расчетам Фокс, генетическая предрасположенность к оптимизму встречается примерно у 15% населения земного шара. Что ж, им просто повезло.
Кстати, медик из Университета Гонконга Джулиан Лай измерил уровень стресса у 80 людей, прошедших перед этим психологическое тестирование. У оптимистов был существенно понижен уровень кортизола — этот гормон выбрасывается в кровь, когда человек волнуется, злится или устает.

В счастье — деньги

Устойчивость к стрессу позволяет не просто сберечь нервы. Американский исследователь Дэвид Робинсон уверен, что в сложных ситуациях оптимисты способны вести себя разумнее пессимистов. «Пессимисты хуже держат удар, — говорит Робинсон. — Столкнувшись с трудностями, они часто теряют контроль над ситуацией». Этому заметно способствует одна черта их характера. «Если дела у пессимиста вдруг пошли не так, он впадет в депрессию и будет винить во всем лично себя, — объясняет тренер-психолог Мэри Райан. — И это даже в том случае, если неприятность произошла с ним случайно. Представляете, как от этого страдают уверенность в себе и самооценка?» Конкурировать с оптимистами при таком отношении к жизни очень непросто.

Дэвид Робинсон поставил наглядный эксперимент на студентах одной из американских бизнес-школ. Рассортировав студентов на пессимистов и оптимистов, ученый принялся следить за их успехами. На тот момент студентам оставалось учиться еще год. Но они уже вовсю подыскивали себе работу и ходили по собеседованиям. У оптимистов это получалось лучше. Каждые три балла оптимизма, набранные в тесте, на 2% повышали шансы студентов устроиться куда-нибудь заранее, еще до получения диплома. На новом месте у оптимистов тоже все складывалось неплохо. За каждые три балла, заработанных в тесте, они получали 10% прибавку к вероятности быть повышенными в первый же год работы.

Ученый уверен, что все эти достижения — закономерность, а не случайное совпадение. В его опыте участвовало почти 200 человек. И во всех случаях правило хорошо работало.

Как именно оно работает? В 2007 году психолог Рэндалл Гордон провел серию наблюдений за игроками университетских сборных по футболу. Сначала, как водится, их проверили на оптимизм. Затем Гордон подробно изучил видеозаписи поведения участников эксперимента на игровом поле. В матчах, когда родная команда футболистов выигрывала с большим перевесом, пессимисты не отличались от оптимистов. И те и другие успешно выполняли 60% передач. Все менялось, когда наступали тяжелые времена. Стоило команде начать проигрывать, как пессимисты принимались психовать — результативность их пасов падала до 40%. А оптимисты спокойно делали свое дело. Точность их игры от обстоятельств не страдала.

И последнее (самое важное). Оптимистами и рождаются, и становятся. «Даже если ученые правы насчет врожденной предрасположенности к хорошему настроению, у пессимистов все еще остается достаточно возможностей для маневра», — уверяет тренер-психолог Мэри Райан. Она, правда, не обещает, что это будет легко.

Твои гены уже не переделать. Поэтому придется работать над тем, чтобы взять под контроль мысли. «Если у человека хватает наблюдательности понять, что он — не реалист, а просто унылый нытик, то половина дела уже сделана, — говорит Райан. — Осталось выработать очень простую привычку — вспоминать об этом каждый раз, как в голову приходят мрачные мысли». Если уж твой мозг устроен так, что постоянно выдает безрадостные прогнозы, — сделай на это поправку и относись к ним скептически. Уверен, что важное дело непременно закончится провалом? А чем ты можешь это самому себе аргументированно доказать? Если у тебя просто очередной приступ пессимизма — то, скорее всего, ничем. Думай о пессимизме, как о болезни. Вот диабетики, например, вынуждены постоянно колоть себе инсулин. А твоим лекарством на каждый день должны быть логика и самоанализ — в лошадиных дозах. «В первое время постоянно ловить себя на пессимизме будет непросто», — предупреждает Райан. Но потом тренировка сделает свое дело — и эта привычка превратится у тебя в самый настоящий рефлекс.

Тонкая настройка

Твой мозг превращает тебя в пессимиста? Вот несколько способов взять серое вещество под контроль.

Мэри Райан, тренер-психолог:

1. Все вокруг катится под откос! Если ты пессимист, то это ощущение должно быть тебе хорошо знакомо. Эту иллюзию создает твой мозг. Заставь его признать, что на самом деле ты неплохо контролируешь ситуацию. Для этого почаще вспоминай о своих успехах и талантах.

2. Позаботься о том, чтобы тебе было о чем вспоминать. Работай на свой позитивный опыт. Тебе нужны победы, как можно больше побед. Поэтому ставь перед собой задачи, которые ты с большой вероятностью сможешь решить. Чтобы превратиться в оптимиста, сначала придется стать реалистом.

3. Если дела все же пошли не так — соберись. Твой пессимизм получил серьезный козырь, и сейчас он перейдет в наступление. Контратакуй. Часто в неприятностях можно найти немного позитива. Уволили с работы? А помнишь, сколько раз ты ее проклинал? У тебя появилась возможность сделать передышку.

Сьюзан Вон, психиатр:

4. В деле борьбы с пессимизмом все средства хороши. Вот тебе секретное оружие — древний как мир инстинкт подражания. Ты постоянно копируешь поведение окружающих, даже не отдавая себе в этом отчета. Используй эту особенность своего мозга во благо — почаще общайся с настоящими оптимистами.

5. Если вокруг нет друзей, то ты можешь отогнать приступ пессимизма с помощью простого трюка. Улыбнись. Это не важно, что настроение паршивое и улыбка получилась резиновая. Изобразив на лице счастливую мину, ты обманываешь свой мозг. Приготовься, сейчас в твою кровь поступит доза гормона счастья — эндорфина.

6. Чтобы поверить в то, что все будет хорошо, неплохо бы научиться верить в себя. Поработай над этим. Например, возьмись за штангу. Крепкие мускулы — отличное средство для поднятия самооценки. Тут главное — следить, чтобы вера в себя не превратилась в опасную самоуверенность.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //