Опасные игры детей СССР

Так получилось, что мы родились в 70-80-е годы прошлого века. Мы — последнее поколение, которое жило до интернета, назначало встречи без мобильных телефонов и смотрело мультфильмы только по первой программе, в передаче «Будильник». Короче, мы — вымирающий вид и как таковые хотим оставить о себе память. Перед тобой рассказ о том, как развлекались дети, когда аппараты для выжигания были у всех, а компьютеры — только в ядерных центрах.

О том, что в нашей редакции собрались люди, способные на многое, говорит сломанная пудовая гиря и книга «Энциклопедия боли», которая стоит прямо напротив входа в кабинет главного редактора.

Однажды дверь в этот кабинет распахнулась, и Кирилл Вишнепольский призвал суровых мужчин, делающих журнал, на планерку с интригующей темой «Чем вы развлекались, когда были мальчиками?». Перед тобой стенограмма этого эпохального заседания.

УНИТАЗ УПОЛНОМОЧЕН ЗАТОПИТЬ

Дмитрий Сироткин (ДС): Я в шестом классе развлекся так, что меня из школы выгнали. Решил проверить, правда ли дрожжи в унитазе прям работают-работают. Купил шесть пачек, настругал их предварительно, и все это дело мы с тогдашним товарищем Олегом Никифоровым спустили в унитаз на втором этаже школы. И тесто поперло из унитазов на всех четырех этажах...

Влад Рябинин (ВР): Шесть пачек — это круто!

ДС: К концу дня появились первые признаки, но никто не запарился, а вот следующим утром...

Кирилл Вишнепольский (КВ): А что, дрожжи не смываются в канализацию естественным путем?

Артем Бетев (АБ): Смываются, конечно, но биомасса растет с еще большей скоростью...

ДС: Ну вот, да. Директор даже особо гадать не стал, кто это сделал. Мы с Никифоровым были первыми хулиганами, вот нас и вызвали к нему по одному. Я как-то отвертелся, алиби придумал, а подельник так прямо и сказал — Сироткин, мол, все придумал, а я чисто рядом стоял. Из школы выгнали только меня. Я Никифорову потом морду набил.

ВР: А у нас, если кто-то тебя обидел, но он сильнее, мстили и без мордобоя: брали мячики для пинг-понга или такие целлулоидные линейки...

Николай Егоров (НЕ): Быстрогорелки, да. Мы еще неваляшки расфигачивали....

ВР: Да. Значит, крошили их, заворачивали в газету, а в другую газету — какашку. Кладешь это все под дверью обидчика, поджигаешь, звонишь в дверь и убегаешь. Идет жуткий дым, человек открывает, начинает гасить ногой, тапочком, рефлекторно. Ноги в говне, и месть удалась.

ДС:А еще можно так сделать: набираешь в шприц сырое яйцо, а лучше несколько, и загоняешь под дерматиновую обшивку входной двери. Определить источник невозможно, но уже через два дня вонь стоит такая, что дверь проще заменить.

КВ: Какая гадость!

ПИРОТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ

Алексей Яковлев (АЯ): А у нас самое лучшее время было, когда мы с друзьями нашли ящик строительных патронов. Ну, как нашли — сперли, конечно. Недалеко от дома шла стройка, там стоял строительный вагончик, который нас манил. Мы ошивались около него, а мимо шли старшие пацаны: «Чего, замок хотите украсть?» — сорвали замок и ушли. Мы же влезли внутрь, где и нашли ящик — 29 пачек, по 150 патронов в каждой.

Арсений Виноградов (АВ), оживляясь: Такие, с красной головкой.

АЯ: У нас были с желтой. Я, кстати, не знаю: с желтой сильнее? Мы их сначала, конечно, в костер кидали, а потом стали плоскогубцами вскрывать, высыпать порох, делать бомбочки, а они все не кончались. Всем их раздавали — были как короли.

КВ: А мы делали бомбы из баллончиков для сифона. Туда надо было насыпать пороха, вставить коктейльную трубочку, в нее тоже напихать пороха, закопать, а трубочку поджечь.

Все: А где вы брали порох?

КВ: Я жил в горах Северного Кавказа. Там порох...

АЯ: Растет?

КВ: Практически: там люди через одного охотники, а еще в войну шла битва за Кавказ и вокруг все горы в траншеях и блиндажах. Я однажды нашел там нечто вроде ржавой батарейки и, так как любил фантазировать, сказал пацанам: «Смотрите, взрыватель нашел!» Звучало круто. «Ну, взрывай», — ответили пацаны. Я расковырял ржавчину и, чувствуя, что тону в пучине лжи, поднес спичку. И тут эта штука как вспыхнет! Я еле успел ее отбросить, она рванула, еще не долетев до земли.

АЯ: Мы порох магнием заменяли. Откуда его доставали только, не помню уже.

КВ: В голове вертится словосочетание — «головка блока цилиндров»...

АВ: Я в детстве к родственникам на Украину ездил. Там недалеко самолет стоял на постаменте, а у него диски колес из магния. Ты его прям напильником себе в газетку хоп — и пошел. Колеса такие поеденные были.

НЕ: Ага, а потом: три части магния, одна — селитры или марганцовки. Из газетки навернешь бомбочек, сделаешь запал, и главное — успеть бросить ее. У нас у одного такая в руке взорвалась.

КВ: А у меня дядя так всю жизнь и проходил с пластиковой рукой, желтой. После детских экспериментов с карбидом.

Все: КАРБИД!

НЕ (поясняя выпускающему редактору Марине Облачевой, с изумлением внимающей дискуссии): Его при сварке применяли, на стройке. Если натырил, надо было в бутылку с водой сунуть и успеть бросить, пока не разорвало.

КВ: Дядя прямо в бочку с карбидом воды налил и железной крышкой накрыл.

АЯ (пытаясь перевести разговор на мирные рельсы): Еще можно было газету селитрой пропитывать. Надо было пропорции правильные знать: селитра, сахар, вода. Вымачиваешь газету, сушишь. Если утюгом прогладить — еще круче. Вот, плотно скручиваешь, заворачиваешь в фольгу или тюбик из-под пасты, поджигаешь — и окрестности накрывают облака дыма.

АИ: А бомбы можно было даже просто из серы от спичек делать. Завинчиваешь один шуруп в гайку, но не до конца, заполняешь оставшееся место серой, сверху второй шуруп аккуратно ввинчиваешь...

НЕ: Ага, еще хвост из полиэтилена к этому привязываешь, запускаешь вверх, он летит, потом бабах — кайф!

ДС: Да какие гайки! Лучше получалось с ручками от форточек на чешских трамваях. Такие цилиндрики-конусы, скручивались вместе по разные стороны стекла. Вот их стыришь, и в пространство между ними много серы можно было загнать.

АВ (мечтательно): В спицу велосипедную, у которой отвинчивается головка, начистишь серы, завернешь и — дыщ от асфальт!

КАСТЕТ, ПУГАЧ, ЗЕЛЕНАЯ ТРУБКА

АИ: А вот эти зеленые трубки, в которые провода убирали в промышленных помещениях...

АБ: Да-да, были такие. Ты на нее напальчник надеваешь, изолентой обматываешь, а снизу приделываешь коробок спичечный, типа магазина. Туда насыпаешь гаечек и потом по одной напальчником через трубку — бах-бах. Вообще, это было так больно тому, в кого попадешь. Лучше всего гаечки от гэдээровского конструктора подходили.

ВР: А мы боярышником стреляли.

АБ: Железом круче.

НЕ (чертя в воздухе схему): А мы еще делали самострелы с резинкой и прищепкой.

ВР: Да-а-а! Брали хоккейную клюшку — отпиливали место, где загиб, чтобы получился приклад. Просверливали, крепили венгерскую резинку, делали курок из проволоки, сверху приделывали наждачку, чтобы пулька не скользила. Ставишь пульку, прижимаешь ее, натягиваешь резинку — и бдыщ!

ДС: А у нас, если говорить о насилии, была телефонная станция рядом, мы оттуда постоянно воровали провода и плавили свинец.

ВСЕ: О-о-о, свинец!

НЕ: Кастеты!

ДС: Ну или пузырьки так называемые. Стеклянный пузырек закапывался в землю, в него заливался свинец и получался цилиндрик, который кулак утяжелял в несколько раз. Кастеты, конечно, круче, но в земле трудно было форму правильную сделать.

КВ: А мы выплавляли копии солдатиков и пистолетиков: тоже делали формы в земле и заливали туда свинец.

НЕ: Еще мечи для солдатиков можно было сделать из гвоздей, если подложить их под трамвай.

Все вспомнили, как клали на рельсы стекла, коробки спичек, пистоны, пятаки.

КВ: Я однажды у деда спер бутылку с соляной кислотой и 2 медных пятака в нее бросил. Оттуда пошел красивый золотисто-зеленый дым, как в фильмах старых, когда колдунья ворожит.

ВР: Реакция замещения пошла.

КВ: Я его вдохнул случайно и потом два дня сипел, не мог дышать. Все думал, сказать ли маме, что я умираю, или нет.

ВР: Химический ожог.

КВ: А еще дым красивый у меня получался на Новый год. Тогда такую мишуру выпускали, видимо, из отходов ракетного производства — жестяная, поцарапаться можно было. Возьмешь кусок, намотаешь на шариковую ручку, и двумя концами — в розетку. Оттуда выдувается огромный серебристый шар, очень красивый — бамц! И во всей школе гаснет электричество. Отлично! Для меня Новый год связан с запахом не мандаринов, а жженой пробки. Я первые 5 классов наблюдал, как старшие пацаны эту штуку проделывали, а потом, конечно, повторил.

АБ: А я вообще в химической школе учился. И у меня приятель дома нитровал глицерин. Ему родители оборудовали настоящую домашнюю лабораторию с вытяжкой, в которую однажды засосало попугая. У него получилась целая банка нитроглицерина, но дома он его хранить испугался и вынес на лестничную клетку. Только закрыл дверь — взрыв. И в стене, у которой он банку поставил, — дыра глубиной сантиметров семь.

КВ (отец двух мальчиков, осторожно): Да-а-а. Может, хорошо, что интернет с тех пор изобрели?

ЧИТАТЕЛЬ!

Мы верим, что ты — пацан, и яйца у тебя сделаны исключительно из титана, но все же не надо в приступе ностальгии повторять упомянутые в тексте забавы.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //