Одним словом, я имел вполне приличную физподго­товку


Первый инфаркт подкосил меня когда мне стукнуло 48 лет. За 6 дней до этих печальных событий я получил приз за победу в соревнованиях физкультурников старше 40 лет. При этом я отлично играл в волейбол, три-четыре раза в неделю бегал по утрам по 8 километров в парке. Спокойно мог подтянуться на турнике до 12 раз и по 10 раз приседать и вставать «пистолетиком» на каждой из ног. Одним словом, я имел вполне приличную физподго­товку.

За 2 недели до этого рокового дня я, без особого напряжения взвалив на плечи достаточно большой мешок с капустой, первый раз ощутил в груди какое-то незнакомое для меня щемящее чувство, которое и болью-то наверное нельзя назвать. Но не придав этому ни малейшего значения, и решив, что я просто неудачно повернулся и просто «защемил» какие-то нервные окончания. Через несколько дней, пытаясь догнать под­ходящий к остановке автобус, я испытал такое-же неприятное ощущение. И снова ничего, никому не сказал, ощущая себя совершенно здоровым.

И вот однажды, после работы, уставший, поздно вечером захотел распилить ножовкой металлический уголок для гимнастической стенки на даче. Вечер был осенний, на дворе стоял октябрь, было пасмурно. От холодного железа у меня замерзли руки и для того чтобы согреться, я начал более интенсивно пилить. Тут же в груди стало нарастать щемящее чувство, и по телу разлилась слабость. «Не хватало мне только раскиснуть на глазах у всех соседей!» - мысленно сказал я себе, взяв в руки тяжелые заготовки и вбежав на второй этаж.

Свалился я уже прямо в прихожей, корчась от невыносимой сдавливающей грудь боли. Приехала «Скорая». Интенсивными мерами врачи меня буквально «вытащили» с того света.

"Да уж, инфаркт вы сами себе спрово­цировали",- сказал обследовавший меня врач "... и можно было бы обойтись и без него. Сердце у вас тре­нированное, не слабое. Как же вы могли так себя загнать! "

В больнице, где я провалялся больше 3-х месяцев (инфаркт снова повторился), а я за это время стал более образован, правда скорее не в области медицины, скорее - «инфарктное» образование получил.

Всю жизнь буду помнить мою спасительницу Диану Андреевну Зенькович. Она видела в пациентах своих союзников по борьбе с этой болезнью. Заходя в палату, где нас было трое сердечников, она постоянно читала нам лекции, короткие и попу­лярные, и главное доступные для восприятия.

Рассказывала примерно так:

Сердце это такой мешок с мускулами. Этот неутомимый механизм выполняет огромные объемы работы, перегоняя за 24 часа несколько тонн крови. Само сердце так и не обогащается кровью, которая, как через насос проходит через него. Мышца сердца­ снабжается кислородом снаружи, через большое количество кровеносных сосудов, подходящих к ней извне. Можете представить себе этот механизм?

И вот когда в нем происходит сбой, из за того, что какая-то часть питающих его сосудов поражена склерозом и не пропускает достаточное количество крови. Кусочек сердечной мышцы, теперь лишенный питания, омертвевает.

Да, но ведь все другие соседние мышцы сердца остались трудоспо­собными ! И вот тогда, мощными сокращениями, они буквально разрывают тот участок который омертвел. Ведь недаром же в старые времена, инфаркт так и назвали - разрыв сердца. Человек уже находится между жизнью и смертью.

Вот и стоит ли говорить, что если в эту минуту он предпримет какое либо физическое усилие ( например, взбе­жит по лестнице ), тогда шансов чтобы его спасти практически уже не остается!

Кардиологи, наверное, с иронией улыбнуться, прочи­тавши эту примитивную схему ( еще и в моем изложении ). Но мне именно это ясное представление о механизме возникновения инфаркта, не просто спасло жизнь, но и позволяет вот уже более десяти лет активно жить и трудиться. (Мне настоятельно советовали оформить инвалидность, да и вообще бросить работу.)

Не стану подробно рассказывать, скажу только, что я, попав в такое тяжелое положение, прислуштвался и действовал по указанию врачей, но с небольшим опережением. Я очень внимательно прислушивался к своему самочувствию, и только когда мне разрешили пройти по комнате 10 шагов, я проходил 15, 19, 22. Но сразу же останавливался только при намеках на неприятные ощущения, в которых я уже очень неплохо разбирался. Так же поступал при выборе комплекса упражнений для заряд­ки: со временем усложняя их, увеличивая число повторений.

Так и пришел к тому, что сегодня, в возрасте за 60 с лишним, снова могу подтянуться на турнике; отжаться от пола раз десять в упоре лежа; раз десять присесть. Долго могу плавать в бассейне и ходить ( не бегать!) на лыжах. Могу переносить (на короткие расстояния, с отдыхом) 20—30 килограммов, вместо рекомендованных врачами 3—5 килограм­мов. Так же могу трудиться (не физиче­ски) 10-12 часов подряд, помаленьку работать на дачном участке - копать, строгать, пылить.

Снова и снова повторяю: что все это индивидуально! То что хорошо и полезно одному, может быть пагубно для друго­го. Очень важно каждому человеку, путем осторожных проб, определить тот пре­дел, за которым может начаться опасное перенапряжение. И осторожно, наощупь, с помощью тренировок, и конечно, советуясь с врачом, в подробностях рассказы­вая ему о ваших ощущениях, стараться хотя бы немного отодвинуть этот « предел » и расширить свои возможности.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //