Одинокие и одиночки

Человек - существо биосоциальное. И все же находятся люди, которые предпочитают одиночество человеческому обществу. Кто-то ищет в нем свободу, кто-то - способ познания.

Отшельники

Одиночное путешествие – это целая философия, если не своеобразная религия. По словам самих путешественников, оно не обусловлено какой-то травмой, обидой или депрессией.

Это не безумный поступок, а поиск ответов на внутренние вопросы.

Подобные авантюры далеко не всегда завершаются возвращением к людям. Пожалуй, самыми первыми путешественниками-одиночками были отшельники.

Особенно примечательны в этом плане ирландские монахи-мореплаватели из раннего средневековья. Они не просто отправлялись в близлежащую пустыню или лес, где обычно сохранялась связь с поселениями людей. Они отправлялись в Северо-Западную Атлантику в поисках уединенного острова для аскетической жизни. Стоит заметить, что океан в картине мира средневекового ирландца воспринимался как великая бездна – обиталище Левиафана, место извечной борьбы Бога и Дьявола.

Право уплыть от людей навсегда, в монашеской среде средневековой Ирландии было настоящей привилегией. Будущий паломник должен был вначале заручиться благословением аббата монастыря. Без него путешествие с благородными целями превращалось в простое бегство из обители. Зато тот, кто соблюл все правила, удостаивался статуса «Deorad De» (изгнанник во имя Бога), который приравнивался к статусу епископа и короля. Пусть даже обычно «посмертно».

Прирожденные лидеры

Сегодня путешествие в одиночку тоже является своеобразной привилегией. Согласитесь, не каждый отважиться 17 раз в одиночку пересечь Атлантику как Федор Конюхов, или, бросив все, отправиться путешествовать по Аляске как Кристофер Маккэндлес.

И все же одинокие путешествия, восхождения, плавания – не редкость. И у каждого одиночки причины для добровольного отшельничества свои. Но всех их, по мнению психологов, объединяет одно – это прирожденные лидеры.

В данном случае не стоит путать одиноких людей и одиночек. Одинокий — это когда человек никому не нужен, а одиночка — это когда человеку никто не нужен. Одиночки, в отличие от одиноких, любят себя и этим привлекают внимание окружающих, но все равно остаются независимыми. Они привыкли сами справляться с трудностями – иначе в экстремальных условиях не выжить.

Такие люди не привыкли на кого-то оглядываться. Поэтому групповая экспедиция у них ассоциируется с лагерной возней и спорами о выборе пути. К примеру, С.И. Гордиенко, профессиональный путешественник, специалист по экстремальному одиночному выживанию считает, что путешествие в одиночку намного безопаснее.Вдвоем люди постоянно отвлекаются на общение, а также начинают подсознательно рассчитывать на чью-то помощь, что делает их слабее.

Путешественник Наоми Уэмура на вопрос, почему он шел к полюсу в одиночестве, с удивлением ответил: «А собаки разве не в счет? Жизнь в коллективе, как я думаю, всегда чревата осложнениями: один хочет одного, другой - прямо противоположного. Это не для меня. Собак же я не спрашиваю, чего они хотят».

Случай Кристофера Макендлесса

Иногда, отправляясь в путешествие, человек хочет проверить себя, раскрыть свои настоящие способности. Но цена за правду бывает высока. Как, например, в случае Кристофера Макендлесса, который в 90-е годы отправился без денег и необходимой подготовки в долгое путешествие по дикой Аляске.

Кристофер получил образование в престижном колледже Ermoy. Принадлежность его к верхушке среднего класса и академический успех стали импульсом для появления презрения к благам цивилизации и материализму американского общества. Кроме того, на него постоянно давили непростые отношения дома – у его отца была другая семья, и он жил с детьми неофициально, о чем Кристофер случайно узнал после школы.

Все это привело к тому, что после окончания колледжа, дальнейшим карьерным хлопотам Кристофер предпочел добровольное отшельничество, чтобы совершенствоваться не материально, а духовно.

В 1990 году Кристофер пожертвовал свои сбережения на благотворительность, собрал минимум необходимых для путешествия вещей и отправился через штат Аризона в Южную Дакоту, выдумав себе псевдоним Алекс Супербродяга. Машину Криса смыло наводнением в первый же месяц путешествия, дальше он шел пешком.

Последний раз его видели живым 28 апреля 1992 года, когда его знакомый Джим Гальен вручил ему пару резиновых сапог и мешок кукурузных чипсов. Без карты, компаса и навыков выживания в диких условиях, с арсеналом из винтовки и справочника по местным растениям, Кристофер протянул на Аляске пару месяцев. Последним его пристанищем стал заброшенный автобус, где потом нашли его тело. Согласно записям в его дневнике, он пытался вернуться домой, но не смог из-за половодья. Хотя всего лишь в нескольких милях от его импровизированного дома ходил речной трамвай. Но Кристофер об этом не знал.

Дневник Кристофера сохранил записи обо всех 189 днях его пребывания в диких условиях. Впечатления описаны разные – от восторженных до мрачных, в зависимости от успехов в выживании. Последняя запись относится к 12 августа 1992 года: «У меня была счастливая жизнь и я благодарен Господу. Прощайте, благословит вас Господь!»

Галлюцинации

Помимо обычных опасностей, которые могут подстерегать любого путника, любители побродить по миру в одиночку сталкиваются со стрессом, возникающим в результате информационной изоляции. Не то, чтобы путешественники испытывали дефицит информации, просто это информация другого типа, весьма отличная от привычной.

Федор Конюхов описывал подобное давление в условиях одиночного плавания следующим образом: «Там нет голоса, есть только звуки: рев ветра, шум воды за кормой, изредка крики китов или писк дельфинов. Есть альбатросы, гигантские птицы с размахом крыльев по 2 метра, но я никогда не слышал, чтобы они кричали. Парят молча. Человек устает от тишины, ему нужны голоса, неважно даже, на каком языке. Плюс в океане нет вертикали, есть только горизонталь.

Это сильно действует на психику».

В таких случаях часто возникают галлюцинации. Например, среди шелеста травы начинаешь различать людские голоса, или какие-то страшные завывания. Могут мерещиться и людские силуэты.

Ученые объясняют это тем, что мозг не получает нужного объема визуальной и звуковой информации, к которой он, выражаясь ненаучным языком, «привык». Психолог Ян Роббинс утверждает, что в этом случае мозг начинает создавать полные образы от частичных. Иными словами, он пытается построить привычную ему, комфортную реальность из тех сигналов, которыми он располагает.

Как бороться с одиночеством в одиночестве

Согласно опросам альпинистов-одиночников, проведенных психологом Гро Сандалом из Университета Бергена (Норвегия), само действие является отличным средством избавления от психологического стресса. Движение, борьба за жизнь, созерцание пейзажа – все это отвлекает мозг от воспоминаний о «привычном».

Другим способом является одушевление предметов. Или создание «невидимых друзей». Например, яхтсменка Элен Маккартур по прозвищу «Моло» во время своего кругосветного плавания в 2005 году, отвечая на письма своего фан-клуба, писала о себе «мы» вместо «я».

Звучит безумно, но в экстремальных условиях все средства хороши. В противном случае, при длительном одиночном путешествии можно изрядно тронуться умом – в конце концов, даже самый независимый человек – существо биосоциальное.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //