О взносе на капремонт и его последствиях

Депутат Госдумы и эксперт по жилищному законодательству — о самой громкой социальной истории этого лета.

Галина ХОВАНСКАЯ: «Взнос на капремонт — серьезнейшая политическая ошибка»

«Я считаю, что базовой должна быть схема «я ремонтирую свой дом». С адекватной платой, учитывающей экономическую ситуацию, и с обязательной помощью из бюджета» — Депутат Галина Хованская о том, почему введение платы за капремонт обернулось массовым недовольством, каковы перспективы судебных разбирательств и как минимизировать риски, связанные с опасностью «финансовой пирамиды» на основе фондов капремонта...

Если минеральные ресурсы перестали приносить сверхприбыль, пора вспомнить о собственном населении. Речь идет о взносах на капитальный ремонт, которые теперь ежемесячно взимаются по всей стране. Казалось бы, ну что за сумма — от 2 до 15 рублей за квадратный метр? Но в пересчете на общую площадь получаются уже сотни и тысячи в минус семейному бюджету, а в пересчете на страну — десятки и сотни миллиардов рублей. Очевидно, главными бенефициарами схемы станут банки, где фонды капремонта будут размещать «временно свободные средства» — на пять, десять, а то и на 30 лет.

Депутат Галина Хованская рассказала о том, почему введение платы за капитальный ремонт жилых зданий обернулось массовым недовольством граждан, каковы перспективы судебных разбирательств по этому вопросу и как можно минимизировать риски, связанные с опасностью «финансовой пирамиды» на основе фондов капремонта.

— Согласно российскому закону «О приватизации», первый капитальный ремонт дома после приватизации должен осуществляться за счет государства. Введением нового взноса власти фактически отказываются от своих обязательств?

— В целом похоже, но не совсем так. Что буквально говорится в законе «О приватизации»? В 16-й статье: за бывшим наймодателем (то есть за государством, так как муниципалитетов на тот момент не было) сохраняется обязанность производить капитальный ремонт дома в соответствии с правилами его содержания, эксплуатации и так далее, если на момент приватизации жилого помещения дом нуждался в капитальном ремонте.

Так что это правило распространяется далеко не на все дома, но в любом случае, я считаю, что эта норма была, мягко говоря, некорректно переиначена в Жилищном кодексе, и в свое время я против этого выступала. Суды, к сожалению, руководствуются именно этой нормой, а не разъяснениями Верховного суда, по которым потребность в ремонте оценивается на момент приватизации вашего жилого помещения.

Исходя из простых арифметических действий несложно сообразить, что в зависимости от подхода цифры могут очень различаться. Допустим, я приватизирую квартиру в 1993 году, а вы — в 2014-м. И будут абсолютно разные суммы, а это совершенно несправедливо.

Была попытка вообще изъять из закона норму о государственном ремонте — к счастью, она не прошла, но минимизировать свои обязательства государству все же удалось.

Но если граждане из таких домов обращаются в суд, то они, как правило, выигрывают. Верховный суд признал старые обязательства государства, и только затем уже собственник несет бремя содержания своего имущества. По моим оценкам, в среднем около 10% жилищного фонда нуждается в капитальном ремонте по невыполненным еще обязательствам.

— После введения взноса на капремонт ежемесячный платеж по ЖКХ для москвичей в среднем вырос примерно на 1000 рублей. Насколько это серьезная сумма для семейного бюджета в условиях сокращения реальных доходов населения?

— Я считаю, что это серьезнейшая ошибка властей. Политическая, социальная — можно смотреть на нее как угодно. Объясню почему. При активном участии высших должностных лиц в Жилищный кодекс были введены предельные индексы увеличения оплаты по коммунальным услугам. Это плата за воду, газ, электричество, отопление и т.д. Максимальный рост был ограничен этими индексами на федеральном уровне. Для Москвы он был установлен чуть выше среднероссийского — 10% по сравнению с 9,3%.

Так вот, по Москве плата за коммунальные услуги с 1 июля была увеличена на эти 10% — это уже сумма, хоть и не такая смертельная, как новый взнос. К платежке в среднем прибавилось около 300 рублей. А дальше — есть ведь еще жилищные услуги, к которым в том числе относятся затраты непосредственно на содержание и текущий ремонт дома. В соответствии с ЖК плата за жилищные услуги устанавливается жильцами на общем собрании по предложению управляющей организации. Если жильцы этого не делают, то за них это делает власть.

Читайте также:

Новые сборы на капитальный ремонт убедительно демонстрируют: эксплуатировать народ даже выгоднее, чем недра

На сегодняшний день несубсидированная ставка для текущего содержания дома составляет около 25 рублей с квадратного метра, никакого пункта про капитальный ремонт раньше не было. И вот теперь вместе с ростом коммунальных платежей нам говорят, что нужно платить еще и за него. Здесь, опять же, простая арифметика — прибавьте к 25 рублям еще 15 рублей. Плата за жилищные услуги увеличилась более чем на 50%, а суммарный платеж за ЖКУ вырос примерно на 30%.

Зачем, спрашивается, было вводить предельные индексы, ограничивающие резкий рост платежей примерно на уровне инфляции? Хорошо, отдельно коммунальные платежи нельзя увеличивать — так взяли и увеличили общую сумму за счет взноса на капремонт. При этом среднероссийский размер этого взноса, который устанавливается отдельно каждым субъектом, — 7 рублей. И тут Москва впереди России всей.

— С чем, по-вашему, связан столь заметный разброс ставок по этому взносу по регионам — например, 15 рублей в Москве и 2,60 рубля в Санкт-Петербурге?

— Наши депутаты, которые должны были законом города установить размер этого взноса, передали свои полномочия исполнительной власти. А она решила так. Были даже предложения от очень обеспеченных депутатов и по 40 рублей установить — в общем, в соответствии с их уровнем доходов. Потом внесли предложение о 18 рублях, Собянин сказал: ладно, будет 15. И опять же, почему в близкой к нам Московской области ставка за капремонт — 7,80 рубля? А до этого было 7,5 рубля — они раньше стартовали.

Я дважды писала Собянину еще до введения взноса, когда эта цифра только прошла, — тогда ведь не все еще осознали, что произошло, народ понимает, только когда платежки начинает получать.

Я уже тогда говорила, что от такого роста платежей будут негативные социальные последствия.

По методике федеральной власти для Москвы на этот год ставка за капремонт была рассчитана на уровне 7,80 рубля, на следующий год — 8,20. Это представляется мне гораздо более адекватной цифрой.

Как городские власти объясняют эти 15 рублей? Они говорят: вы получите высокое качество и больший перечень работ. Но учитывая, как проводились за счет бюджета ремонты в предыдущие несколько лет, — о качестве лучше промолчать. У нас ремонт — это непрофессиональные кадры, плохие материалы. Была масса ситуаций, когда граждане мне писали: «Лучше бы у нас не делали ремонт, до этого было лучше». Было несколько случаев заливов нескольких этажей из-за замены труб и тому подобное. Плюс было такое явление, как откаты — по словам подрядчиков, которые я не могу подтвердить документально, — до 40–50%.

Давать сейчас такую ударную нагрузку на семейные бюджеты — это неправильно. Да, ремонт нужно делать, гражданам надо в собственном будущем участвовать, но как же можно так ужасно это реализовывать? У меня просто поток обращений — звонки, почта, не успеваю забирать их из Госдумы. А это еще не все москвичи получили платежки — многие до сих пор в отпусках.

— Какая стратегия поведения предпочтительнее для жильцов — специальный счет для своего дома или общие отчисления в Фонд капитального ремонта?

— По Жилищному кодексу есть два варианта — либо открываете счет на свой дом и его ремонтируете, либо второй вариант, который я называю «общим котлом». Кто не успел, тот попадает в этот самый «общий котел». Это 90% домов — им либо толком не объяснили, либо они не успели принять решение, либо не было кворума на собрании жильцов. Причем по ЖК принять решение нужно квалифицированным большинством голосов — 2/3. Почему-то для выбора способа управления нужно 50% голосов, решения проблем по платежам — тоже 50%, а здесь, видите ли, 2/3. Конечно, это надо менять, но пока что «Единая Россия» мою попытку изменить норму отклонила.

Сам сценарий «общего котла» я считаю абсолютно нелегитимным. Региональный оператор, который управляет им, — он ведь тоже пить и есть хочет. Люди принимаются на работу, нужны новые компьютеры, помещение — вы понимаете, что значит новая огромная структура на всю Москву. Финансироваться все это будет из бюджета. Назначает оператора исполнительная власть.

Вместо того чтобы всех их содержать, лучше бы выделили эти деньги на софинансирование капремонта из городского бюджета. Но это, похоже, не предусмотрено! Есть ли хоть какое-то софинансирование? До этого мы платили за ремонт 15%, а 85% добавлял город. А сейчас раз — и платите все 100%. Хотя ЖК предусматривает софинансирование при наличии средств в бюджете. Но такая формулировка подразумевает, что в бюджете этой строчки спокойно может и не быть.

Вместо того чтобы решать проблемы льготного кредитования, глава комитета ЖКХ в Мосгордуме говорит: «Общий котел» для некоторых очень важен, потому что если ремонт будет через год-два, то откуда они наберут денег?» Но я уже говорила, что это как раз те дома, по которым у государства есть невыполненные обязательства. Значит, те, кто попал в этот котел, будут выполнять эти обязательства за государство. С огромного города, конечно, денег наберут — получится колоссальная сумма при ставке в 15 рублей.

— Вы считаете, что собранных денег на ремонт всех домов все-таки может хватить? Многие эксперты опасаются, что весь Фонд капитального ремонта в итоге окажется финансовой пирамидой.

— Этого хватит на ремонт определенного количества домов. Сейчас формируется программа для тех домов, которые стоят первыми на очереди. По ЖК это, опять же, дома, которые нуждаются в срочном ремонте.

Вся программа рассчитана на 25–30 лет. «Если мы в два раза уменьшим ставку, то будем проводить ее 60 лет», — говорит мэрия. Я отвечаю: «Ну, если государство не будет принимать участие, то да…»

Но как без помощи государства, в период кризиса, когда люди теряют работу, одномоментно поднимать прежние платежи и еще вводить новый взнос? Это же ни в какие ворота не лезет. Нельзя постричь овцу, которую только что побрили.

А сравнение с финансовой пирамидой правильно в отношении регионального оператора. Если вам нужно сделать ремонт раньше, чем через 25 лет, то со спецсчета вы можете взять деньги. А вот из «общего котла» вытащить ничего нельзя — ваши средства уже предусмотрены на ремонт других домов.

— В этом смысле выбор спецсчета хотя бы страхует от того, что вы просто оплатите чужой ремонт.

— Да. Во-первых, вы платите только за свой дом. Во-вторых, деньги можете снять раньше. Собрание жильцов может и увеличить размер взноса при необходимости. В-третьих, вы контролируете этот процесс и можете повлиять на выбор подрядчика (каждый ходит в свой подъезд и видит, что делается на самом деле). А так региональный оператор будет выбирать вам подрядчика (на конкурсной, конечно, основе), их отношения контролировать никак не получится — в общем, абсолютно коррупционная и затратная для бюджета схема.

А сценария со спецсчетом вообще не было бы, если бы мне не удалось однажды задать Медведеву вопрос по этому проекту — он сказал, что если это все действительно так, то документ нуждается в радикальной переработке. А он, представьте, шел уже на второе чтение! Вся Россия была бы сейчас в «общем котле», если бы не такая случайность.

Поэтому я считаю, что базовой должна быть схема «я ремонтирую свой дом». С адекватной платой, учитывающей экономическую ситуацию, и с обязательной помощью из бюджета.

Вот что нужно действительно сделать — это дает право жильцам взять льготный кредит на длительный срок. Потому что если понадобится ремонт через 7–8 лет, а денег не хватает, люди должны иметь возможность их получить.

Понимание этого момента у властей есть — и Минстрой за, и правительство, но до сих пор ничего не сделано. Нужно еще страховать этот специальный счет так же, как страхуются счета физических лиц. Обо всем этом я готовила записку Медведеву, он согласился, что проблема есть, и дал поручение. Но пока ничего не сделано. А вот вылезти из «общего котла», когда народ придет в себя и удивится — «когда это было собрание, а почему меня не пригласили», — будет уже тяжело.

— Теперь для этого нужно будет ждать два года?

— Да. Еще одна моя задача, помимо изменения методики голосования, — вместо двух лет сделать год. Меньше тоже нельзя, потому что региональный оператор окажется финансово неустойчивым. В общем, власти допустили абсолютно нелегитимный сценарий. Что это вообще за взнос в «общий котел»? Это обязательный сбор или налог? Какова его природа?

— И правда трудно понять, что может означать необходимость предоплаты каких-либо государственных услуг.

— Да, да! Причем, понимаете, софинансирование предусмотрено, если оно есть в бюджете. А если его нет? Большинство субъектов сейчас в критической ситуации. Значит, софинансирования не будет — раз. Второе. Наниматель жилья не платит за капремонт, это функция государства или муниципальной власти. А что сделали теперь? В ряде районов Московской области у социального нанимателя подняли взносы ровно вдвое — на 7,50 рубля. Из страха, что собственники побегут деприватизировать квартиры, нарушили Жилищный кодекс. Нам пришлось обращаться в прокуратуру РФ. Она отреагировала — да, это незаконно.

Приходится бороться с этим локально, потому что по нескольким субъектам, в том числе по Москве, эта зараза поползла — пытаются увеличить плату за наем для социальных нанимателей, а это вообще противоречит законодательству. Получается, что государство всеми способами пытается переложить свои обязательства на гражданина-собственника и даже на нанимателя. Плата за наем зависит от местонахождения дома (он никуда не переехал), от общей площади квартиры (тоже не поменялась) и от благоустройства (никак не улучшилось). Тут имеет место принцип «имеем право — устанавливаем».

— Многие считают, что введение нового сбора нарушает Гражданский и Жилищный кодексы, а также Закон об НКО, в котором говорится исключительно о «благотворительных пожертвованиях».

— В части «общего котла» ГК однозначно нарушается. Там говорится о том, что собственник несет бремя содержания своего имущества, но никак не чужого.

— Этот момент можно как-то использовать в суде?

— Я знаю, что есть попытки обратиться в Конституционный суд. Но то, что я на данный момент видела, не очень корректно сделано с юридической точки зрения. Однако я думаю, что это не последняя попытка.

— И все же существуют какие-либо юридические основания, чтобы отказаться от этих выплат? В интернете уже появились разнообразные инструкции на этот счет.

— Тут должно быть судебное решение — ЖК этот взнос предусматривает, значит, свое слово может сказать только Верховный или Конституционный суд. Эти инструкции же приведут к тому, что просто будут суды. Деньги будут взыскиваться как за обычный неплатеж по ЖКУ. В Москве дополнительная сложность состоит в том, что только за электроэнергию можно платить отдельно — все остальное находится в одной платежке. Поэтому и взнос ввели туда же — в Единый платежный документ. Но так не во всех субъектах.

Вообще я могу сказать, что средняя собираемость платежей по капремонту, по моим сведениям, — 10%. Это, мягко говоря, негусто.

— То есть лучшее, что вы можете сейчас посоветовать жильцам, — это попытаться перейти на спецсчет, если они еще этого не сделали?

— Да, нужно проводить собрание и принимать решение собственникам. Я буду повторно пытаться провести поправку, чтобы ускорить этот процесс.

— Выплаты за капремонт нужно будет продолжать и после его проведения?

— Да, нужно будет продолжать. Могу сказать, кто не должен платить сейчас — это жители, чьи дома подлежат сносу. Еще возможны каникулы по новостройкам до 5 лет, но этот закон должен принять субъект Федерации.

Это логично, ведь, с одной стороны, в Москве есть совсем новые дома, а с другой — ветхие строения, построенные еще в начале прошлого века.

Я неоднократно говорила, что необходима дифференциация по типам домов. Почему пятиэтажка без лифта и мусоропровода платит как достаточно новый дом с двумя лифтами? В некоторых субъектах существует разбивка по типам домов. Это вполне реально учесть. У нас много двух- и трехэтажных домов, есть и четырехэтажные в центре Москвы.

— Московская программа капремонта рассчитана до 2044 года. Как вы думаете, какая доля домов действительно будет обновлена к этому времени?

— Тех, кто сейчас принимает эти решения, уже не будет у власти к концу программы. Так что тут все зависит от множества факторов. Как можно вообще прогнозировать на 30 лет? Я не знаю.

Ко мне на последний прием пришла супружеская пара — ей 84, ему 88. Говорят: «Галина Петровна, в нашем доме только через 16 лет будет ремонт». А средняя продолжительность жизни по Москве, кстати, достаточно высокая — 78 лет. Так что я внесла инициативу, чтобы одиноко проживающих людей старше 80 лет вообще освободить от этих выплат.

Власти считают, что при ставке в 15 рублей они справятся с программой без софинансирования. На мой взгляд, эта цифра означает, что власть умывает руки и отказывается от софинансирования. Я считаю, что 7,80 рубля, посчитанные Минфином, гораздо ближе к реальности. Должен быть здравый смысл, нужно учитывать возможности семей, которые находятся на грани получения субсидий. Они ведь пострадают в первую очередь.

Пусть чиновники немного посмотрят на средние доходы — они и так серьезно падают в Москве: по их же сведениям, на 9–10%. И тут вдруг такая нагрузка — ни логики, ни адекватной оценки последствий здесь нет. Хотя понимание того, что резкие скачки по социальным платежам допускать нельзя, тем более в период кризиса, у федеральной власти есть.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //