О синдроме самозванца

С некоторых пор я замечаю этот синдром и у себя.

Это трудно понять людям, которые не сталкивались ни с чем подобным, но поверьте на слово: синдром самозванца — один из самых тяжелых синдромов для людей, стремящихся к профессиональному успеху.

Открыли его, как всегда, дотошные американцы: социологи Джессика Коллетт и Джейд Авелис в течение десятка лет изучали карьеры женщин-ученых. Отправной точкой для исследования послужило такое наблюдение: женщины с докторской степенью значительно чаще мужчин бросали научную карьеру и сходили с дистанции как раз в тот момент, когда их успехи достигали апогея и начинали особенно цениться в кругу коллег. С мужчинами такое тоже случалось (и случается), но намного реже.

Социологи решили выяснить, является ли эта закономерность работающей и в других сферах человеческой деятельности, а так же не объясняется ли такой уход от карьеры желанием посвятить себя семье, вполне естественным для женщины?

Были проведены разнообразные перекрестные опросы, в ходе которых выяснилось: причиной отказа от карьеры было вовсе не желание посвятить себя семье — дети успешных женщин как раз выросли, начали самостоятельную жизнь, свободного времени было куда больше, чем в молодости, казалось бы, работай, достигай, стремись, побеждай. Но именно теперь на них начинал действовать синдром самозванца.

На самом деле это — одна из форм неуверенности в себе, вариант детского комплекса неполноценности, который начинает трансформироваться внутри человека, который, вроде бы, уже не должен комплексовать. Чем больших успехов в профессии добивается человек, страдающий синдромом самозванца, тем сильнее грызет его изнутри ощущение: все, чего я добился, это случайность, это совпадение, я этого недостоин, и скоро придет кто-то более умный — и разоблачит меня.

Чем дальше — тем ощущение самозванства больше. К тому же известно: чем больше твое влияние в профессии, тем шире и неохватней ее горизонты, которые ты теперь наблюдаешь. Когда-то, на заре, тебе казалось, что всей-то профессии — раз плюнуть, и все возможно, и все по плечу.

Но с теперешней-то колокольни видно, что твоя компетентность — лишь капля в море. Конечно, та молодая наглость и то молодое неведение помогали тебе брать старт, и вот ты поднялся на какую-то первую вершину и остолбенел: кто ты такой? Что ты здесь делаешь? Сейчас твое мошенничество обнаружится — и все поймут, что ты на самом деле ничего не стоишь.

Этот синдром грызет и мучит по-настоящему. Очень трудно удержаться, чтобы не начать агрессивно и демонстративно вести себя: когда ты со всех сторон ожидаешь разоблачения, ты неизбежно принимаешь защитную позу.

Многие (и самое страшное, если близкие) принимают твое желание защититься за развившуюся манию величия — и нет больнее разговора, когда в твою воспаленную неуверенность начинают тыкать палками дружеской помощи. Мол, сейчас мы твою корону снимем — и твоей голове станет легче. И поскольку короны нет, а снять что-то хочется — снимают вместо нее по-живому скальп.

Эти впечатления и метафоры — из ответов на вопросы социолога.

Да, именно так: большинство успешных людей, остановившихся в своем движении вперед, стали жертвами синдрома самозванца — не пережили ни собственной неуверенности, ни «помощи» окружающих.

Но если у вас тоже этот синдром — перестаньте ждать, что кто-то снаружи придет и вылечит вас, позволив двигаться дальше.

Самозванство — уродливое порождение нашего собственного «я».

А значит, только мы сможем с ним справиться.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //