О блаженном Василии

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)



Василий Иванов со своими дальними родственницами, 1943 год

За свою недолгую историю советский город Куйбышев повидал множество блаженных и юродивых.

Целая плеяда уникальных людей оставила свой скромный, но благостный и светлый след в истории нашего края.

Это и Гришка-консервная банка, и Вера-молитвенница, и старый, добрый Пиня, и дурак Апанас Чернецов, и, конечно, юродивый незабвенный Василий Иванов.

Василий родился в Новгородской губернии, воевал в звании лейтенанта, по ряду данных, служил в СМЕРШе. В совершенстве знал немецкий, литовский, эстонский, польский, украинский.

Что произошло с ним после войны нам неизвестно. Как юродивый, Иванов появился в селе Чудово Новгородской области в конце 1940-х годов и стал близким и дорогим человеком для отца Иоанна Букоткина, который и оставил свои интереснейшие и ценнейшие воспоминания о Василии. Букоткин познакомился с Ивановым ещё в Чудово, затем общался с ним в Боровичах, а позже и в Самаре.

По рассказам батюшки Иоанна, Василий постоянно переходил из крайности в крайность, то вёл переписку высокого духовного содержания с прихожанами, имел глубокие познания в живописи и культовой архитектуре, мог и любил поддерживать хорошую умную беседу, проявлял удивительный пророческий дар, то впадал в странности, переходившие в безумие, устраивал чудовищные и необъяснимые ничем выходки. Хотя Иванову всё прощалось. Букоткин прямо писал: «Многохлопотный был он для беса противник».

Васильево чудачество

Случалось, наберет Василий на кладбище похоронных венков, обвешается ими с ног до головы и ходит по городу, кричит, приплясывает, и пугает женщин. Или выпросит у отца Иоанна телогрейку на меху, вывернет её на изнанку, возьмет длиннющую палку и идет на базар, грозно стучит этой своей палицей между прилавков, и орет продавцам в лицо: «Глазы крестите! Глазы крестите окаянные. Христос воскресе!». Зимой ходил – одна нога в валенке, другая босая.

Букоткин вспоминал: «Однажды нашел Василий дохлую ворону, уложил её аккуратно на паперти, а сам рядом встал. Люди мимо проходят, косятся. А он неожиданно хвать кого-нибудь за рукав и в мертвую ворону пальцем тычет: «Видишь, видишь, как клюв раззявила, была и нет её, долеталась!» То ли он таким образом близкую кончину кому пророчил? То ли страх смертный внушал? Бог его знает».

Очень любил Василий кривляться. Часто оскалиться перед Петропавловским храмом и рожки некоторым прихожанам ставит. Но кривляние то было со смыслом. Тайным бытовым пьяницам он подавал «на похмелье», обманщикам и ворам бил по рукам, у жадных людей отрывал пуговицу, зазнайкам совал в лицо зеркальце со словами «Взгляни, урод-то какой!», а прелюбодеям кокетливо подмигивал и посылал воздушные поцелуи во время службы.



В Самаре Василий ни раз попадал в психиатрическую больницу в Томашево. Причем делал он это специально, говоря, что ждет его там человек нуждающийся. Сама процедура «прописки» в психушку была простой. Приходил он в то людное место, где «есть милиция и без билетов пускают», начинал там неистово буянить и его отвозили сначала в отделение, потом в психбольницу как помешанного. Когда же он явился в магазин «Шанхай» на Молодогвардейской, принес с собой литров десять воды, вылил всё на пол торгового зала и начал пускать бумажные кораблики, то его сразу отвезли в Томашево.

Про пуск корабликов в «Шанхае» ещё в детстве мне рассказывал мой дед Герман Иванович Скрягин – очевидец происшествия, который ставил автомобиль на стоянку у дома быта «Горизонт», и часто захаживал в «Шанхай» по пути домой. Позже дед часто встречался с Василием.

Как Василий в Самару приехал

История известная, которая еще раз убеждает, что Божьего человека сама рука Господа ведет. Отец Букоткин вспоминал: «Давней и тайной мечтой моей было переехать в город Куйбышев, но перевод не удавался. И вот приходит ко мне Василий и начинает плясать с матушкой и петь: «Хорошо на Волге жить, ходят пароходики, незаметно пролетают молодые годики». Через месяц меня перевели в Куйбышев. Думал я, что никогда больше не увижу Василия, но через полгода, раздался звонок в дверь и на пороге предстал блаженный Иванов. «Как же ты адрес узнал?» – спросили мы его с матушкой. «Добрый человек подсказал», – ответил Василий. Добрым человеком оказалась наша дворничиха, которая встречала в тот день родственников на железнодорожном вокзале. И видит, она, что выходит из поезда очень странный человек и подходит к ней быстрым шагом. Потом стоит, мнётся, а затем как гаркнет в лицо: «Где тут у вас злодеев отец Иоанн Букоткин квартирует!?»

Сумки и таинственные посылки Иванова

Василий постоянно ходил с кучей всяких сумок, мешков, мешочков и авосек. Чего там только не было. Всякая ветошь, объедки, овощная кожура, сломанные механизмы, заварочные чайники, сверточки с чем-то несусветным. Когда же кто-то пытался всё это его добро выбросить, то тот страшно матерился, называл всех извергами и негодяями. И шел на свалку или в туалет собирать своё богатство обратно.
По сведениям Григория Петровича Жаркова, работника почтового отделения на улице Ярмарочной в 1980-х годах и хорошего моего знакомого, Василий часто отсылал по почте разные посылки. По одному адресу пошлет драный сапог, по другому кирпич, по третьему мертвую крысу в коробке из под конфет, по четвертому сухие цветы… Но из года в год по одному и тому же адресу в Комарово он посылал тухлые рыбьи головы. На вопрос, кому эта посылка предназначалась, он лишь заговорчески подмигивал одним единственным своим глазом.
Про таинственные посылки вспоминал и Букоткин.

Василий и Церковь

В церковной среде отношение к Василию было неоднозначным. Некоторые очень злобно к нему относились, а один батюшка Александр совсем терпеть его не мог и называл «чертом косоглазым». На что Василий ему отвечал: «Саша не гони Васю, а то по шапке-то дадут и шапка слетит». Удивительно, но вскоре после этого случая с отца Александра сняли митру и запретили служить. Василия очень любил Архиепископ Иоанн, а позже и Архиепископ Евсевий. Владыка Евсевий, который никогда не видел блаженного, но много был о нем наслышан и говаривал о Василии: «Настоящий Подвижник! Чистая душа!»

Блаженный Василий

Вместе с тем, Василий не любил своей славы. Известен такой случай. Любил Василия один батюшка. Часто посылал прихожан к нему за советом. А иногда с амвона во время службы обращался к Василию, называя его святым.
И все прихожане Петропавловского собора оборачивалась в дальний угол, где стоял Иванов. Даже кланяться начали и руки целовать. Однажды Василию всё это надоело. Он подошел к батюшке во время службы, и попросил того наклониться, чтобы сказать что-то важное на ухо. Выслушав, священник страшно перепугался и убежал в алтарь. Позже батюшка никогда не упоминал Василия и обходил его стороной. Перед смертью Василий признался, что притворно шепнул батюшке, что испытывает к нему страсть плотскую. Так, очернив себя, он избавился от беса тщеславия.

Василий Провидец

Василий поражал всех своим даром провиденья. Причем пророчества его сначала воспринимались как очередное чудачество, но вдруг прояснялся их тайный смысл. Недаром архиепископ Иоанн советовал Букоткину внимательно слушать Василия и записывать за ним.

Как-то во время службы, которую вел отец Иоанн Букоткин, Василий сел на амвон, снял с себя сапоги и разбросал их по храму, а потом бегал с палкой за пришедшими в ужас прихожанами. После же упал как мертвый на пол и сложил руки на груди, и запел заупокойную. Сразу после сорванной службы отец Иоанн узнал, что областное начальство разогнало их церковную двадцатку и умер его друг протоиерей Михаил.

Известна и такая история. Пришла как-то к отцу Иоанну прихожанка и заявила, что Василий украл у неё костюм. Батюшка не поверил своим ушам, а Василий уже ходил по улицам в новом костюме и всем говорил: «На воре и одежда от вора!» Чуть позже оказалось, что эта прихожанка за гроши скупала в голодные годы вещи у нуждающихся. И этот, украденный Василием, костюм был куплен таким же образом.

Милостыню Василий никогда не просил, но подарки принимал. Однажды дьяк Рябов надумал подарить Василию бобриковое пальто. Тут же раздался стук в дверь, а в дверях Василий с вопросом: «Ну и где же моё пальто?»

Интересна история с помидорами. Отец Букоткин решил посадить помидоры, а тут как назло явился Василий. Батюшка подумал про себя: «Надоел, честное слово!» И пошел сажать. А Василий за ним и говорит: «Сажай здесь, а покупать будешь там». Показывает в сторону рынка и будто в обиде на батюшку уходит. Летом ударили невиданные заморозки, и помидоры не уродились. Пришлось покупать их на рынке. В следующий раз отец Иоанн уже спрашивал Василия: «Сажать что ли?». Сажай, отвечал Василий, поспеют твои помидоры.

Однажды, отец Иоанн предложил купить Василию брюки. На что блаженный ответил: «Покупай. Синие по четыре рубля в полоску». Отец же приглядел качественные отличные брюки по двадцать рублей. Но в какой бы он магазин не заходил, везде ему попадались только синие в полоску и по четыре рубля.

Василий предсказывал и пророчествовал не только на бытовом, ситуационном уровне. Он предсказал и страшное событие в Самаре, которое случилось 7 ноября 1977 года, когда сгорел Покровский кафедральный собор. Неизвестные преступники забросали храм бутылками с горючей смесью. Василий заранее предупреждал о землетрясении в Армении, о смерти Брежнева, даже намекал, что программа звездных войн от лукавого, а про перестройку за пять лет говорил, что «будет вам перессорка».

Кончина блаженного

Последние годы Василий болел, осунулся, превратился в ссохшегося немощного старичка. Умер блаженный как-то незаметно 16 августа 1991 года в Томашевской больнице. Но проститься с Василием в Петропавловскую церковь пришло столько людей, что они не смогли уместиться в храме, и заполнили все подворье, и даже улицу Буянова. Григорий Петрович Жарков рассказывал, что до гроба нельзя было добраться. Толпа стояла плотной стеной, но было тихо, слышалось лишь дыхание человеческой массы, и щебет воробьев…
Похоронили блаженного Василия на Рубежном кладбище.

Прошло почти двадцать лет, но до сих пор не решен вопрос, кем же был Василий блаженным, святым или просто сумасшедшим, который оказывался в нужное время, в нужном месте, а люди лишь толковали его слова, так, как им хотелось. Но одно совершенно очевидно – Василий Иванов тронул души пресных и скучных жителей города Куйбышева, а это уже чудо и уже благо.





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //