Неувядающая классика

Хотя эти вещи созданы более ста лет назад, а порой — и двухсот, интерес к ним не проходит. И дело не в том, о чём они, а в том, как и какими средствами всё это изложено.

Многое из того, что сейчас является классикой, на момент своего первого появления в культурном поле проходило по разряду массовой культуры. Применительно к тем эпохам, не совершенно массовой, а почти массовой. Всё же свободные время и деньги имело небольшое меньшинство тогдашнего населения мира. Но именно оно составляло зрительскую массу, при этом во все времена публицисты бичевали этой самой массы дурновкусие и падкость до упрощённых форм, предпочтение развлекательности высокому пафосу и всё подобное, что можно прочесть в филиппиках моралистов наших дней.

Но большинство произведений тогдашней массовой культуры благополучно забылись, и об их существовании знают лишь профессиональные историки культуры или искусства. При этом некоторые вещи пережили испытание временем, и сохранили популярность до наших дней. Тут напрашивается новое определение классики — это массовая культура, выдержавшая проверку временем.

Несомненно, балет Петра Ильича Чайковского «Щелкунчик» проверку временем выдержал, равно как его литературная основа — одноимённая сказка Эрнста Теодора Амедея Гофмана. А щелкунчик в большом на либретто Юрия Григоровича, сохранившего мотивы сценария Мариуса Петипа, вполне традиционный.

Сам Щелкунчик не окажется существом, имеющим конфликт биологического пола с социальным гендером, а Крысиный Король не занимается троллением кота Леопольда в Интернете. Всё будет в точном соответствии с волшебной сказкой. Наверное, так оно лучше, никакие ухищрения либреттиста и режиссёра не должны отвлекать от чарующего сочетания музыки Чайковского и классической хореографии. Иначе получится подобие описанного сатириками театра «Колумб», где для постановки гоголевской «Женитьбы» использовался гидравлический пресс.

Ещё Пушкин считал пьесу Бомарше «Женитьба Фигаро» лучшим средством от одолевающих мрачных мыслей или, говоря по-современному, депрессии. Он предлагал её просто перечесть, а можно вместо этого сходить на Безумный день в Вахтангова и позволить замечательным актёрам, занятым в спектакле по этой пьесе, донести до нас замысел драматурга и его искромётный юмор. Впрочем, режиссёр спектакля Владимир Мирзоев решил по-своему расставить акценты в этой комедии, сделав упор не на конфликт человека эпохи абсолютизма Альмавивы и человека Нового времени Фигаро, а на безумии дня, описанного в пьесе. Впрочем, чтобы понять это, стоит посмотреть сам спектакль.

Метки:



Комментарии:



© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //