Нет и не будет у G7 сил, чтобы остановить Россию на пути к Империи


Помните, как актер Садальский в «Место встречи изменить нельзя» смеется над Жегловым: «Нет у вас методов против Кости Сапрыкина». И у G7 нет методов против России. Все идет по наихудшему сценарию «дилеммы заключенного».

Помните, как актер Садальский в «Место встречи изменить нельзя» смеется над Жегловым: «Нет у вас методов против Кости Сапрыкина». Вот так и у G7 нет методов против России.

Во-первых, нефтегазовая экономика России слишком примитивная, чтобы против нее действовали изощренные методы а-ля МВФ (желающие с ними ознакомиться могут качнуть книгу Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы»).

Во-вторых, все безболезненные меры уже приняты, а любые новые санкции ударят в первую очередь обратно по западным странам.

Отключение от Свифта?

Западные банки не смогут получить обратно до 500 млрд долларов, выданных госкорпорациям и банкам кредитов. Вариант Ирана и арест авуаров ЦБ РФ/Минфина? Моментальный ответный арест западной недвижимости в России.

Британская нефтегазовая компания BP владеет почти 20 процентами акций российской «Роснефти», автоконцерн GM владеет заводом под Санкт-Петербургом, в Шушарах (суммарные инвестиции GM в производственный комплекс оцениваются в 300 млн долларов).

У Ford есть завод во Всеволжске (инвестиции более 700 миллионов долларов). Renault и Eni, Metro AG и Ашан, Danone и Кока-Кола, Adidas и немецкая фармацевтическая компания Stada, Ситибанк и Societe Generale – в кого ни ткни, найдешь миллиардные вложения в Россию, заводы и фабрики, офисные центры и склады, выданные кредиты и прямые инвестиции. Нам нужно не уставать напоминать западным политикам о последствиях ужесточения санкций.

Пока же все развивается по наихудшему сценарию «дилеммы заключенного», концепции в теории игр, показывающей, насколько выгоднее достигнуть взаимообязывающего согласия, чем наказывать друг друга по нарастающей. В дилемме заключенного двое преступников, А и Б, попались примерно в одно и то же время на сходных преступлениях.

Есть основания полагать, что они действовали по сговору, и полиция, изолировав их друг от друга, предлагает им одну и ту же сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается за помощь следствию, а второй получает максимальный срок лишения свободы (десять лет).

Если оба молчат, их деяние проходит по более легкой статье, и каждый из них приговаривается к 0,5 года. Если оба свидетельствуют друг против друга, они получают минимальный срок (по два года).

Каждый заключенный выбирает, молчать или свидетельствовать против другого. Так вот наука утверждает, что при одном раунде игры незнакомые игроки, ведя себя по отдельности рационально, приходят к нерациональному решению – каждый свидетельствует против другого и получает по два года.

Но как только играют знакомые, которые имеют возможность договориться, спланировать свои действия – тут же взаимный ущерб сменяется взаимовыгодным согласием.

Из цикла взаимных санкций нет хорошего выхода. «Двушечка» всем. Единственный выход из этого замкнутого круга – говорить. Доносить свою точку зрения, свою будущую реакцию до партнеров по «глобальной игре».

Вы отключаете нас от Euroclear и российские евробонды не могут обращаться на западных клиринговых площадках? Хорошо, мы сокращаем нашу позицию в казначейских облигациях правительства США еще вдвое.

Отняли чемпионат мира по футболу 2018 года без компенсации понесенных затрат? Закрыт пролет западным авиакомпаниям в Азию через Сибирь.

И так по каждому пункту, по каждому вопросу, который может нанести ущерб российской экономике и российским гражданам. Максимальная открытость и предсказуемость. Именно они остановят этот конфликт и вернут статус-кво.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //