Не всякая тайная запись — незаконная


Не всякая тайная запись - незаконная. Верховный суд России признал доказательством аудиозапись разговора, сделанную тайком от одного из участников дела по взысканию задолженности. Прецедент часть юридического сообщества называют знаменательным и важным, меж тем корреспондент радио "Вести ФМ" Татьяна Григорьянц выяснила, что на практике мало что поменяется.

Прецедент случился благодаря жительнице Твери, имя и фамилия которой не разглашаются. Женщина дала в долг своей родственнице и ее супругу довольно внушительную сумму денег - полтора миллиона рублей. Оформили договор займа, все как положено - долг предполагалось вернуть в течение трех лет под 20% от занятой суммы. Средства пошли на нужды семейной пары и их совместный бизнес. Однако вскоре супруги развелись. А долг остался.

Дама, что любезно одолжила денег, подала на супругов в суд. И предоставила аудиозапись телефонного разговора, подтверждающую, что деньги брались на общие нужды семьи. Соответственно - оба супруга должны возвращать заём поровну. Но тверской суд счел аудиозапись недопустимым доказательством. Объясняя - согласно 9-й статье федерального закона "Об информации и информационных технологиях" - это нарушение тайны частной жизни. И споры об этом в судебной практике ведутся давно, говорит адвокат и партнер Московской коллегии адвокатов "Князев и партнеры" Игорь Симонов:

"Давно ведутся разговоры и споры по поводу того, что если вы не предупреждаете о записи. Даже если вы разговариваете сами лично и записываете этот разговор, но не предупреждаете своего абонента о том, что ведется запись, то это признавалось якобы нарушением прав и незаконным..."

Меж тем никакого нарушения тайны частной жизни нет, если аудиозапись ведется одним из участников разговора. И он, пытаясь защитить свои интересы, предоставляет информацию суду, говорят адвокаты. Некоторые судьи разделяли эту точку зрения и приобщали к делу подобные звуковые файлы, замечает юрист коллегии адвокатов "Хренов и партнеры" Алексей Долгов:

"И раньше ничто не препятствовало суду принимать это в качестве доказательств, потому что нигде в законе нет запрета на то, чтобы аудиозапись, сделанная даже без согласия кого-либо из участников разговора, чтобы она использовалась как доказательство".

Верховный суд, в который обратилась истица из Твери, согласился со своими нижестоящими коллегами. И отправил дело вновь в Тверь - на пересмотр. Такое случилось впервые. Но удивительно, что произошло это только сейчас, а не сильно раньше, говорит адвокат Долгов:

"Поймите, здесь нет ничего революционного. С таким же успехом он раньше говорил: "Вот мы встречались с контрагентом, говорили о том-то..." Только раньше он говорил это устно. Теперь он дополнительно говорит, что доказательство, что мы говорили именно об этом и именно так - вот вам аудиозапись".

И суд, конечно, как и раньше, должен проверить данную запись на достоверность и наличие монтажа. Но главное - чтобы тот, кто отдает аудиофайл для приобщения к делу, сам участвовал в записанном диалоге. Это непременное условие. Иначе - нарушение закона.

"То есть это не какое-то третье лицо перехватило разговор и принесло его в качестве доказательств - такая аудиозапись не была бы признана допустимой. А когда один из участников разговора записывает свой личный разговор с контрагентом и потом приносит его, конечно, это доказательство".

Прецедент есть. И на него теперь впредь смогут ссылаться районные судьи. Даже не смотря на то, что в Росси не прецедентное судебное право, объясняет Игорь Симонов.

"Дело в том, что у нас не прецедентная система права, хотя, судья, как указано в законе, при принятии решения руководствуется собственным пониманием, нормами закона, безусловно, внутренним убеждениям... И, конечно, руководством и указаниям вышестоящих судов".

Впрочем, последнее слово все равно останется за судьей, разбирающим дело.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //