Не играйте чужие роли…


Вероятно, у многих время от времени возникает ощущение, чтс в своем доме они играют кем-то навязанные роли. Люди буквально изнывают от жажды искренности, исстрадались без понимания, стремятся быть такими, какие они есть на самом деле, но почему-то изображают «не себя» и чувствуют, что их близкие тоже разыгрывают невесть кем придуманные сцены.

В момент общения в каждом из нас одновременно говорят три языка.

Во-первых, это обычная речь, ЯЗЫК СЛОВ.

Во-вторых, это ЯЗЫК НАШЕГО ТЕЛА, его «словами» могут быть напряжение или расслабление мышц, частота дыхания, поза и движения, тембр голоса, мимика, взгляд жест, походка.

Третий язык — наш ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС, диалог человека с самим собой, иными словами, язык нашей самоценности.

Если эти языки не противоречат один другому, человек испытывает удивительное состояние наполненности жизнью. В такие моменты наша способность чувствовать себя в единении с другими людьми неизмеримо возрастает.

Однако часто мы пребываем в той ситуации, когда слова говорят одно, тело «сообщает» совсем о другом, а внутренний голос нашей самоценности — о третьем.

Разлад с собой — состояние мучительное, человек испытывает напряжение в мышцах, головокружение, тяжесть. И думает примерно так:

"Кому я нужна? Меня не за что любить. Я никогда не смогу сделать все так, как мне бы хотелось, не могу ни одного дела довести до конца, я никуда не гожусь, я ничто».

В такие минуты мы становимся необыкновенно чувствительными, ощущаем потребность в защите. Именно тогда в нашем поведении появляются искусственность и неестественность. Психологи, в частности выдающийся американский специалист по семейной терапии Вирджиния Сатир, установили: когда три языка общения выражают разное содержание, когда человек оказывается в разладе с собой, все мы, независимо от пола, возраста, профессии, жизненного опыта и тому подобного, начинаем играть похожие роли, и таких ролей всего четыре: «жертва», «обвинитель», «компьютер», «флюгер».

«Жертва» заискивает, соглашается со всеми, лишь бы никого не рассердить.

Ну вот, допустим, на работе у мужа праздничный вечер, куда приглашены сотрудники с женами. И он предлагает вам отправиться вместе. Но у вас нет настроения, да и кое-кого из сослуживцев вы недолюбливаете и поэтому отказываетесь: «Лучше пойди один, отдохни, пообщайся со своими».

Однако вскоре вас уже разрывают противоречивые чувства, вы жалеете, что не пошли вместе с ним. А мужу стараетесь этого не показать, скрываете обиду и огорчение («Я рада, что ты повеселился»). Вот только внутри вас все кричит о том, как вы несчастны, как тосковали и мучились, пока он там развлекался без вас...

«Обвинитель» пытается принудить всех поверить в его значимость, заставить видеть себя более сильным, чем он на самом деле есть.

Например, ваша семья ждет гостей. Но что-то еще недоделано по дому, дети не наряжены, у мужа куда-то запропастился галстук, пирог никак не подрумянивается. Вы издерганы, уже и гости не в радость. Но вместо того, чтобы честно сказать: «Дорогие, я устала, помогите мне, давайте каждый сделает то-то и то-то»,— вы разражаетесь гневной тирадой: «В этой семье никто ничего не может сделать, кроме меня, все валится на мою голову, вечно я за все отвечаю, обо всем думаю, элементарной помощи от вас не дождешься, представляю, что с вами было бы, если б не я».

«Компьютер», желающий оградить себя от дополнительных переживаний, пытается скрыть свое состояние за потоком рассуждений и умственных схем.

Эту позицию можно проиллюстрировать хотя бы такой ситуацией. Появилось смутное подозрение, что муж вам изменяет, вы решаете выяснить отношения и при этом говорите себе: «Надо держать себя в руках, ни в коем случае нельзя показать, как я его люблю, что меня обижает его холодность, в каком я отчаянии».

Проинструктировав себя таким образом, во время объяснения «компьютер» пытается разложить все по полочкам: что мужчины вряд ли способны хранить верность, и это надо принимать как данность, что в семейной жизни неизбежны кризисы, но все надо тщательно взвесить и помнить, что положено на чашу весов, и т.д. и т.п.

«Флюгер» совершенно перестает контролировать ситуацию, он хочет показать всем, что никакой угрозы не чувствует и может делать все что угодно.

Представьте, к примеру, что с близким вам человеком вы впервые попали в компанию его друзей. Вы слишком боитесь им не понравиться и поэтому никак не можете найти нужного тона, не знаете, как вести себя. Предложили свои услуги хозяйке на кухне, но, оказывается, все уже готово, попытались рассказать анекдот, но от смущения комкаете рассказ, и выходит несмешно.

То вдруг впадаете в безудержное веселье, а то напускаете на себя меланхолию и сидите с томным видом. В любом случае прячете свое «я», потому что оно, истинное, кажется вам ничтожным, неинтересным этим людям, и вы втискиваете многообразие своей натуры в заданную схему.

Все перечисленные роли сходны в одном: они несут защитную функцию, скрывают подлинное состояние, истинные, искренние чувства, маскируют боязнь быть самим собой. Прибегать к стереотипу заставляет нас ущемленная самоценность, но при этом она же и страдает, разрушается еще больше.

Некоторое время эти вынужденные роли, прикрывая неважное состояние нашего «я», помогают нам общаться с другими людьми, но рано или поздно чувство одиночества, неловкости начинает возрастать.

Мы ощущаем себя отгороженными от близких навязанной ролью и не всегда можем найти силы, чтобы выйти из сложившегося стереотипа. Часто можем только сменить один стереотип на другой: из «жертвы» превратиться в «обвинителя» или «компьютер», а устав быть «флюгером», становимся «компьютером» или «жертвой».

Что же делать? Как поступить тем, кто, прочитав эти строки, узнал себя в той или иной семейной роли? Как в кругу житейских забот сохранить и без страха проявлять свое истинное, подлинное «я»?

Это непростая задача. Стереотипная роль в вашем исполнении возникла не в один день. Дом вашего детства вполне мог быть первой «сценой», на которой вы наблюдали семейные спектакли...

Не надо думать, что можно быстро раз и навсегда отказаться от стереотипных ролей. Можно только честно, терпеливо и последовательно анализировать собственное поведение, пытаясь понять, от чего надо избавляться.

Еще совет: не позволяйте себе анализировать поведение своих близких. Если вы начнете каждый раз видеть «флюгера» или «компьютера» в вашем муже, не замечая, что в ту же самую минуту вы превратились в «обвинителя» или «жертву», то вряд ли вы сможете найти пути к ломке общих семейных стереотипов.

Анализировать вы можете только то, что заметили в своем собственном поведении!

И, наконец, попробуйте, воспользовавшись методом психологических скульптур, прочувствовать свое состояние в той или иной стереотипной роли. Чем лучше это у вас получится, тем быстрее вы научитесь замечать, когда сами играете такую роль в реальном общении.

Итак, за работу. Внимательно прочитайте пояснение в тексте, рассмотрите рисунки, а потом «постройте» из самих себя психологические скульптуры. При этом, очень важно не только занять правильную позу, но ощутить в себе звучание всех трех языков, о которых мы говорили.

РОЛЬ ПЕРВАЯ: «ЖЕРТВА» ИЛИ «ВСЯ МОЯ ЖИЗНЬ ОТДАНА ВАМ»

Позиция «жертвы» выражается примерно в таких словах: «Все, что ты делаешь, прекрасно, я согласна абсолютно со всем, ведь я и живу только для того, чтобы тебе было хорошо, у меня нет никаких собственных желаний, потребностей и интересов, вся моя жизнь посвя-щена только тебе, только нашей семье».

Скульптура «жертвы» хорошо выражаетется в согбенной, коленопреклоненной позе. Постой те две минуты в такой позе (рис. 1), и вы очень ясно почувствуете язык тела «жертвы»:

«Я совершенио беспомощна я испытываю бот и неудобство, я напряжена, я так хочу, что бы мне кто-нибудь помог».

Если в этой позе вы громко скажете несколько фраз на «жертвенном» языке и послушае те, как отличаются слова, которые произносятся вслух, от языка тела вы очень быстро осознаете, что в это же самое время внутри «жертвы» голос ее собственной самоценности говорит «Я — ничто. Без них я не смогу жить, я погибну, я сама не представляю никакой ценности».

Попробуйте, выполняя скульптуру «жертвы», ощутить все три языка, представьте себе мысленно ситуации, в которых вы обычно чувствуете себя так, вспомните, когда вы играете роль «жертвы» А теперь встаньте и проанализируйте, какие изменения произошли с вами. Как изменился голос тела, ваше самоценности, что теперь вы хотите сказать себе и другим?

РОЛЬ ВТОРАЯ: «ОБВИНИТЕЛЬ» ИЛИ «КАК ВАМ НЕ СТЫДНО!»

Если кто-либо из нас попадает в позицию «обвинителя», а таким периодически бывает каждый, нам кажется, что все вокруг абсолютно все делают неправильно. Нам хочется пристыдить людей, заставить их поступить так, как именно мы считаем нужным. Позиция «обвинителя» обычно выражается в таких словах: «Как вам не стыдно!»

Скульптура «обвинителя» передает напряжение всех мышц, неподвижность и монументальность позы. Постарайтесь скопировать состояние, которое изображено на рисунке 2. Вы почувствуете, что говорит «обвинителю» его тело:

«Я напряжена, так как все зависит только от меня, мне трудно, мои руки и ноги болят, но я должна это выдержать, я главная».

Через две минуты, побыв в этой позе и проговорив обличительный текст, вы различите голос вашей самоценности: «Я совершенно одинока, мне не на кого опереться, они не понимают меня, я никак не могу добиться успеха, я одна, совсем одна».

Постарайтесь прочувствовать одновременное звучание всех трех голосов и то, насколько разное содержание они передают. А теперь займите естественную и удобную для вас позу. Что происходит при этом? Как теперь вы себя чувствуете?

РОЛЬ ТРЕТЬЯ: «КОМПЬЮТЕР» ИЛИ «НЕКОТОРЫМ ЛЮДЯМ СВОЙСТВЕННО...»

Компьютер» не может и не хочет чувствовать, ему кажется, что естественные чувства — это нечто гораздо более примитивное, чем плоды трезвого разума. Речь «компьютера», обращенная к другим людям, наполнена резонерством. Он постоянно рассуждает, при этом рассуждения носят абстрактный характер.

Не обращаясь ни к кому конкретно, он избегает анализировать реальные ситуации, говорит от третьего лица:

«Если бы люди посмотрели внимательно, то, может быть, они бы увидели...», или «Женщинам свойственно...», или «Мужчины полагают...», или «Маленькие дети должны уметь играть в свои игрушки и не докучать родителям, а родители должны заботиться о своих детях, и тогда...»

«Компьютер» не очень заботится, слушают его или нет, собеседники же чаще всего не выдерживают этих бесчувственных тирад.

Посмотрите на рисунок 3: «компьютер» сидит прямо, его лицо — маска, тело неподвижно. Все сосредоточено на одной задаче — не допустить никакого переживания, ни в коем случае не проявить никаких эмоций:

«Я холодна, я бесстрастна, я совершенно спокойна, я не позволю себе испытывать какие-то там чувства, ноль эмоций — вот моя цель».

Постарайтесь побыть самым совершенным «компьютером» в течение двух минут, постарайтесь не выражать никаких эмоций. Очень скоро в вас отчетливо зазвучит голос самоценности человека, находящегося в роли «компьютера»:

«Как я одинока и несчастна, никто не понимает меня, не знает, какая я на самом деле, я не имею никакой ценности, меня нет, я ничто».

Внешнее спокойствие «компьютера» лишь кажущееся, не правда ли? Сейчас вы хорошо прочувствовали, как три голоса звучат в вас все громче и громче, все больше противореча друг другу. А теперь, после двух минут, когда вы были «компьютером», примите удобную и естественную для вас позу. Что произошло? Как изменились ваши чувства?

РОЛЬ ЧЕТВЕРТАЯ: «ФЛЮГЕР» ИЛИ «Я НИКАК НЕ МОГУ ПОПАСТЬ В ТОЧКУ»

Человек в роли «флюгера» находится в постоянном движении, он сам не знает, что «выкинет» или «отмочит» в следующую секунду.

Он может говорить все что угодно, шутить или быть серьезным, смеяться или плакать, умолять или требовать — главное состоит в том, что все его слова, обращенные к другим людям, не отражают его подлинное состояние и никак не подходят к ситуации общения.

Если вы посмотрите на рисунок 4 и постараетесь «вылепить» из себя подобную скульптуру, она будет напоминать «флюгер» на ветру, движения волчка или заводной игрушки.

Вертитесь в разные стороны наклоняйтесь и размахивайте руками, и тогда вы прочувствуете, каков язык тела «флюгера»:

«Мне неловко, я могу упасть, я не знаю, что делают мои руки и ноги, чем заполнена моя голова, как вообще-то я двигаюсь, что написано у меня на лице: я устала от движения, я не знаю, что будет со мной в следующую минуту».

Если вы сумеете побыть «флюгером», через две минуты в вас отчетливо заговорит голос вашей самоценности в этой роли:

«Мне нет места, меня никто не принимает, я никому не нужна, я не могу никуда прислониться, я одинока, никто не может мне помочь, я ничто». Позвольте себе побыть немного «флюгером», а теперь займите удобное положение, встаньте в естественную для вас позу. Каково вам теперь?

Итак, вы попрактиковались в исполнении стереотипных ролей, сумели хорошо создавать скульптуры, а это значит, что вы не только почувствовали преимущество естественного поведения, но вам будет легче заметить в своей жизни моменты, когда вы невольно играете одну из ролей.

Еще раз напомним, что мы переходим к стереотипу тогда, когда наше «я» чувствует себя одиноким, слабым и уязвимым.

Стереотип на время помогает, но в дальнейшем приводит к еще большему одиночеству и разобщенности с близкими людьми.

Попробуйте записать в вашем психологическом дневнике результаты наших сегодняшних упражнений. Опишите также, в каких житейских ситуациях вы заметили, что играете стереотипные роли. Когда вы переходите из одной роли в другую? Когда из жертвы» вы становитесь «обвинителем»? А из «компьютера» — «флюгером» или наоборот? (Возможны любые переходы и сочетания.)

Сегодня мы сделали лишь первый шаг к тому, чтобы научиться вести себя естественно, опираясь на неизмеримо богатое наше «я». Это очень важный шаг — уметь видеть в себе стереотип, который закрывает нашу подлинную натуру не только от близких, но и от нас самих. Избавляясь от стереотипов. каждый сам себе дает шанс быть другим, проявить свою сущность, развить собственную личность. Но как укрепить себя, как реализовать свой неисчерпаемый душевный потенциал? Об этом мы поговорим в следующий раз...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //