Народные рестораны Советского Союза


В советские времена рестораны и кафе были относительно доступным развлечением. Позволить себе такую трапезу могли инженеры, учителя, врачи — люди с зарплатой в 150-200 рублей.

В 1960-70 ассортимент блюд был достаточно широким: мясные и рыбные блюда, жюльены, икра, пирожные. Но по мере того, как некоторые продукты стали переходить в разряд дефицитных, оскудевало и ресторанное меню. Правда, в то время в рестораны и даже в кафе люди редко ходили «просто» так, чаще по знаменательным или памятным поводам. И каждый такой поход был настоящим событием.

Но даже наличие денег не было гарантией того, что человек при желании попадёт в ресторан. Достаточно часто посетители видели на дверях таблички «Мест нет» или «Ресторан на спецобслуживании».

Порой под дверьми ресторанов собирались очереди – злые и длинные. Особо напористые умудрялись постучать в дверь, сунуть выглянувшему швейцару три рубля и получить место за заветным столиком. Но это срабатывало далеко не всегда: если в ресторане ждали важных гостей, то от подношения швейцары равнодушно отворачивались.

Элита элиты


Прием в «Метрополе», 1945 год

Ресторан «Метрополь» располагавшийся на проспекте Маркса (ныне Театральный проезд), был не просто элитным рестораном, а самым респектабельным питейным заведением столицы с лучшей кухней и основательно вышколенной обслугой.

Попасть туда было чрезвычайно сложно, также как и в ресторан «Прага» на Арбате, известный своей чешской кухней, или в «Славянский базар», где были по большей части блюда русской кухни.

В ресторане «Седьмое небо».

Все эти рестораны были еще дореволюционными. Исключением было «Седьмое небо». В 1967 году ресторан «вознесся» на высоту более 30 метров. Попасть в него было также тяжело. Располагался ресторан на Останкинской башне, более того, он постоянно вращался.

Ресторан не для всех

На улице Горького, которая ныне носит название Тверская, располагался другой широко известный московский ресторан под названием «Арагви» — место для известных и зажиточных персон.

На кухне ресторана «Арагви», 1977 год.

Ресторан в первую очередь славился своими кавказскими блюдами. На станах залов красовались панно художника Ираклия Тоидзе, создателя знаменитого плаката «Родина-мать зовет!».

Этот ресторан в свое время посещал Лаврентий Берия, Василий Сталин, Фаина Раневская, Галина Вишневская и Алла Пугачева.

Бурная жизнь Астории

Совсем недалеко от «Арагви» располагался другой не менее известный ресторан с очень бурной историей – «Астория». Большинство посетителей ходило в него не столько для того, чтобы выпить-закусить, сколько для того, чтобы послушать поющую на русском и польском Беату Кочур.

Во время войны ресторан был коммерческим. В нем постоянно кутили фронтовики, оказавшиеся в столице, топившие страх перед неизвестностью в вине и водке.

*Стреляй, Глеб Егорыч! Уйдет!*

Впоследствии, в 40-е годы, ресторан был переименован в «Центральный». Позже здесь снимался один из эпизодов сериала «Место встречи изменить нельзя», причем в фильме ресторан все еще назывался «Астория».

К слову о знаменитом сериале. Другой его эпизод с Манькой-облигацией снимался в плавучем ресторане «Поплавке», славившимся своими узкими залами-каютами. Заведение имело достаточно плохую репутацию. Здесь было достаточно грязно, продукты часто бывали несвежими, а на персонал ресторан то и дело жаловались клиенты.

Универсальный пропуск

Первый ресторан среднеазиатской кухни «Узбекистан» располагался на Неглинке и был невероятно популярен. Заведение было известно в первую очередь своими сладостями и восточными блюдами.

Кстати, поворов в него приглашали только из Ташкента. Вот только попасть в этот ресторан было достаточно проблематично. Все чаще в него пропускали тех, кого уже ждали, а не тех, кто стоял в очереди первым.

«Узбекистан» — первый ресторан среднеазиатской кухни в Москве, снискавший популярность в богемных кругах.

Актриса Людмила Гурченко вспоминала, что летом 1966 года они с Владимиром Высоцким и его другом Всеволодом Абдуловым заняли очередь в «Узбекистан»: «Стояли мы бесконечно. Перед нами все проходили и проходили люди в черных костюмах…

Он вел себя спокойно. Я же нервничала, дергалась: «Ужас, а? Хамство! Правда, Володя? Мы стоим, а они уже, смотри! Вот интересно, кто они?»
Вскоре Высоцкий написал стихотворение «Мы в очереди первые стояли», где были такие строки:

А люди все кричали и кричали,
А люди справедливости хотят:
«Ну как же так?! Мы в очереди первыми стояли,
А те, кто сзади нас, уже едят!»


Молодёжь у кафе *Лира*.

Недалеко от метро «Пушкинская», где уже 25 лет властвует «Макдональдс», ранее располагалось кафе «Лира». Заведение это было поистине культовым в молодёжных кругах. Ходили сюда не столько поесть, сколько послушать музыку и потанцевать. Вот только попасть в «Лиру» было крайне сложно простому обывателю.

Впрочем, вопрос решался заветной бумажкой швейцару.

Чаевые по-советски

На другом конце Тверского бульвара располагался «Казбек», рядом с которым был еще Кинотеатр повторного фильма. В этом заведении некоторое время трудился хитрый официант по прозвищу «Гиви-сациви».

Гиви всегда был вежлив и услужлив, счет выставлял моментально, вот только всегда набрасывал себе на чай. Однажды Гиви «нарвался» на слишком бдительного старика, который устроил демонстративный пересчет счета, а после пообещал «принять меры».

Советская карикатура на обслуживание в ресторане.

Что случилось с «Гиви» неизвестно. Говорят, что он исчез на несколько лет, а позже вернулся и работал уже в другом ресторане.

Справедливости ради стоит сказать, что обсчитывали официанты во многих ресторанах. С этим «злом» боролись, вот только абсолютно безуспешно.

Из меню кафе «Шоколадница»:

Меню ресторана при «Аэровокзале» на Соколе:




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //