На любую хитрую ЕСПЧ найдется свой русский болт с винтом


О новом законопроекте, который позволит РФ арестовывать имущество зарубежных государств без согласования с ними в случае, «если российский суд признает, что юрисдикционный иммунитет России в этой стране ущемляется» без согласия соответствующего государства, что, по словам Министерства юстиции, позволит обеспечить «юрисдикционный баланс» в отношениях между Россией и другими государствами: «количество исков, предъявляемых к Российской Федерации и ее органам в иностранных судах, неуклонно увеличивается, при этом согласия России на участие в деле не испрашивается.

Законопроект продвигается быстрыми темпами: его уже одобрила профильная комиссия кабмина, и он готов поступить в Госдуму на рассмотрение.

Авторы законопроекта указывают, что автоматическое «признание Россией юрисдикции иностранных судов фактически означает отказ от суверенитета». Очень верное продолжение правильных начинаний! «ПолитРоссия» уже писала на тему приоритетов юрисдикций (Б. Степнов, «Суверенитет России под сомнением», рекомендую статью целиком):

«Формула о приоритете принципов международного права над национальным была включена в конституции государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне, а в 1993 году к побежденным присоединилась и Россия».

Я не юрист, но понимаю, что действующая конституция во времена Ельцина писалась и принималась под чутким контролем Госдепа и что трактовка законов — это дело специфическое и своеобразное. И сейчас происходит показательное укрощение завравшегося Запада с практическим уроком на тему: «Вот это — закон, а это — дышло; знаете, что между ними общего?» Запад очень любит поступать не по справедливости, а строго формально по закону, причём с использованием всевозможного крючкотворства. И Россия, похоже, освоила это оружие.

С одной стороны, Конституционный суд официально подтвердил закрепленную в ст. 15 Конституции обязанность исполнения в России международных договоров. С другой стороны, Конституционный суд России постановил, что «Россия в порядке исключения может отступить от исполнения возлагаемых на нее обязательств, если такое отступление является единственным возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов». При этом — мне особо понравилось — цинично расширил полномочия самому себе, «определив себя в качестве инстанции, которая может разрешить президенту, правительству и другим государственным органам не исполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)». И ведь строго по закону, не придерёшься!

Конечно, так называемых «правозащитников» это огорчает и удручает. Например, юрист «Мемориала» К. Коротеев грустит: «Суды и раньше отказывались пересматривать дела на основании решений ЕСПЧ, не используя возможность обращения в КС. На международном уровне это решение юридического значения не имеет, тем более что толкование КС практики других стран во многом расходится с реальным положением дел. Но для российских властей это решение КС — способ помахать кулаками после драки». Почему после? Драться мы и не начинали, пока обмен словами идёт.

Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас поясняет ситуацию: «Конституционный суд подтвердил то, что Конституция обладает верховенством и высшей юридической силой на всей территории России, а все разговоры о верховенстве международного права — результат неверного прочтения Конституции». Поэтому если постановление ЕСПЧ противоречит Конституции, то «такое постановление не сможет быть исполнено». А что противоречит и что не противоречит Конституции РФ — будет решать Конституционный суд РФ.

В Постановлении по делу о применимости решений ЕСПЧ на территории РФ от 14.07.2015 говорится:

«Участие Российской Федерации в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции. Их практическая реализация в российской правовой системе возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы.

В основе Конституции Российской Федерации и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод лежат общие базовые ценности. Исходя из этого, в подавляющем большинстве случаев коллизии между двумя документами не возникают вовсе. Однако подобный конфликт возможен, если ЕСПЧ даст трактовку Конвенции, противоречащую Конституции РФ. В такой ситуации, в силу верховенства Основного Закона, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования постановлению Страсбургского суда. Данный вывод соотносится с практикой высших судов европейских стран (в частности, Германии, Италии, Австрии, Великобритании), которые также придерживаются принципа приоритета норм национальных конституций при исполнении решений ЕСПЧ, и нормами Венской конвенции о праве международных договоров.

Если Конституционный Суд РФ придет к выводу о несовместимости с Конституцией вынесенного в Страсбурге решения, оно не подлежит исполнению».
А всё почему? Да потому, что этот самый ЕСПЧ чем дальше, тем наглее, как и вообще попытка задавить Россию в международных судах. Депутат Госдумы Александр Тарнавский отмечает, что «Европейский суд все больше и больше политизирует свои решения», а «теперь у нас ситуация приблизительно такая, какая имеется в ряде крупных европейских государствах. И в Германии, и в Италии, и в Великобритании не все решение ЕСПЧ выполняются, только лишь те, что не противоречат конституции. Мы не взорвали правовую европейскую систему». Как пример: «Гардиан» (Великобритания) открыто цитирует британских судей, которые заявляют, что решения ЕСПЧ — им не указ.

На «ПолитРоссии» И. Ухов в статье «Решение ЕСПЧ погубит Совет Европы» уже пояснял ситуацию:

«Думается, развитие ситуации вокруг исполнения решения ЕСПЧ по иску ЮКОСа будет следующим: Россия, с одной стороны, будет соблюдать правила приличия (в обществе хулиганов) и говорить устами официальных лиц о неких «кассационных жалобах» и прочих атрибутах легализма. А в реальности никто ничего исполнять не будет. Параллельно будет проводиться чистка национального законодательства от заложенных в него механизмов посягательства на наш суверенитет. Тут, как ни странно, европейцы, сами, видимо, того не сознавая, оказали нам услугу, подстегнув процесс отвязки России от западной модели и статуса подчиненного и вечно неправого пасынка Европы».

Так оно и происходит, и это правильно. Мне вообще очень нравится, как Запад сам формирует в России здоровый патриотизм.

Ещё в августе 2014 года Владимир Путин назвал «возможным» выход России из-под юрисдикции ЕСПЧ: «Я просто не очень понимаю, нужны ли нам какие-то специальные механизмы по денонсации. Вон, США взяли в одностороннем порядке и вышли из договора об ограничении стратегических наступательных вооружений, и дело с концом…».

При этом ЕСПЧ занимается иногда откровенным маразмом. Известное благодаря «правозащитникам» дело Маркина: он отстаивал в Европейском суде свое право на трехлетний отпуск по уходу за ребенком, в чём ему было отказано в России. Дело в том, что К. Маркин — офицер. В своем определении Конституционный суд указал, что нормы, дающее право на отпуск по уходу за ребенком женщинам-военнослужащим и лишающие его военных мужчин, не нарушают Конституцию, однако Страсбургский суд усмотрел в решении КС половую дискриминацию и признал правоту Маркина. Нет уж, извините: если мужчина становится русским офицером, то не для того, чтобы в декрете сидеть.

Кстати, ЕСПЧ постановил, что Италия должна признать союзы между людьми одного пола — и с необычайной лёгкостью может постановить то же самое и для России. Тоже надо будет выполнять?

Что касается дела ЮКОСа, которое очевидным образом явилось поводом для приведения правоприменительной практики в порядок хотя бы в этой области, то тему раскрыл директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

«Судьи признали, что “ЮКОС” действительно нарушал российское налоговое право. …Вина “ЮКОСа” в уклонении от налогов была признана. …Судьи признали также, что сама компания “ЮКОС” способствовала умышленно своему банкротству. …Россия все равно была признана виновной и должна выплатить 50 миллиардов долларов, в основном в качестве ущерба и упущенной выгоды, штраф как таковой в составе этой суммы назначен небольшой. При этом размер этой суммы никак не мотивирован».

Оценили беспристрастность? Уклонисты от налогов и попросту мошенники упустили ещё большую выгоду, и поэтому Россия должна им выплатить никак не обоснованную сумму.

При этом даже бывший начальник правового управления НК ЮКОС Дмитрий Гололобов в интервью «Радио Свобода» честно признал: «России ничего не грозит, если она откажется платить эти деньги, кроме постоянного брюзжания европейских органов и угроз пальчиком, что это нехорошо. Но никаких мер против России никто не предпримет, никакого имущества у нее никто взыскивать не будет, потому что это сделать невозможно, да и некому взыскивать — неясно, кому сколько денег приходится, ни у кого нет такого права в принципе, если исходить из этого решения. Там не прописана процедура взыскания».

И опять же: либеральные юристы надувают щёки, но не могут сказать ничего определённого. Вот, например, интервью старшего правового эксперта «Центра содействия международной защите» Карины Москаленко:

«— Получается, нет примеров, когда государство отказывалось выполнять обязательства?

- Была страна, которая очень большую сумму отказалась выплатить. Ей пришлось выйти из состава Совета Европы. Позже она снова вошла в его состав и оплатила все долги, только в большем количестве. Это поучительный пример».

Очень конкретный пример, однако.

К тому же — а что Совет Европы? Оно нам надо?

Член российской делегации в ПАСЕ сенатор Игорь Морозов считает, что «ПАСЕ превратилась в маргинальную, радикализированную по принципам приверженности американской политике в Европе организацию. Здесь каждый старается в большей степени выйти на антироссийскую риторику, чтобы продемонстрировать свою преданность США».

Политолог Виталий Третьяков с ним согласен: «Большинство европейцев даже не подозревают об существовании ПАСЕ, это малозначимая организация. Россия является одним из ее главных спонсоров, а наши права постоянно ущемляются. С какой стати нас лишают права голоса и права выступать на пленарных заседаниях? Это все равно, что вы бы купили абонемент в фитнес-клуб, а вам бы запретили там заниматься спортом наравне с другими участниками. Давно надо было уже хлопнуть дверью в ПАСЕ».

Первый зампред думского комитета по международным делам Леонид Калашников в связи с актуальными событиями поясняет: «В Госдуме не исключили, что Россия может выйти из некоторых международных соглашений, в том числе отказаться от Европейской конвенции по правам человека, если эти документы будут расходиться с положениями Конституции нашей страны. Кроме того, Россия может прекратить сотрудничество с Советом Европы, поскольку оно становится все менее интересным для нашей страны, об этом также заявили в комитете по международным делам парламента».

Показательно, что отстранение России от фактического участия в Совете «за Крым» нейтрально прошло в России, а вот европейские политики уже беспокоятся, и многие убеждают звать обратно. Точно так же формат G8 развалился: Россия пошла дружить в формате ШОС и БРИКС, а G7 выродился в показательный формат «Госдеп и его шестёрка».

В заключение приведу фрагмент статьи на agoravox.fr «Poutine passe a la seconde vitesse»:

«Москва закончила заниматься обоснованием мировому сообществу и особенно Западу приоритетов своей внешней политики в условиях современных вызовов. Разговоры закончились, Россия перешла от слов к делу. Москва принимает важные решения по противодействию высокомерной политике Запада, полагающего, что ему все позволено. Другими словами, Путин перешел в наступление».

Есть только небольшая поправка: Россия пока не наступает, а просто укрепляет тыл.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //