На лавочке сиживали, ceмечки лузгали, на гитаре тренькали


Жила на грядке молодая Редиска. И неподалеку жил старый Хрен. А в гости к Редиске хаживал Огурец. Вместе на лавочке сиживали, ceмечки лузгали, на гитаре тренькали. То да се.

Заметил старый Хрен, что заневестилась Редиска, и позвал тётушку Свеклу.

- Свёклушка, а видишь ли тех двоих?

- Вижу.

- Пора сватов засылать, а то как бы тот прыщавый юнец девицу не увел. Не согласна ли ты за меня похлопотать? А уж я в долгу не останусь!

Вот пошла Свекла к Редиске:

- Здравствуй, девица, здравствуй, красная! Вижу - пришло твое время. Пора о семье подумать. А прислал меня уважаемый овощ - старый Хрен.

Засмущалась Редиска, зарделась вся и говорит:

- Огурцу я слово дала... Осенью, как он огуречное училище закончит да испытания превзойдет, тогда и поженимся...

Всплеснула тут руками тетушка Свекла:

- Да мыслимое ли дело - столько ждать, рассветы одной встречать? Ты сейчас в самой поре, а до осени сколько гроз пройдёт да рос падет? А про то училище-овощехранилище молва плохая! Там не рассада – рассадник! Овощ там всякий - соблазну много! Там мой знакомый Картофель Табачную Мозаику подхватил! А кума Фасоль с Грибком возвернулась. С иноогородним! Её потом Хозяин в уксусной воде вымачивал. А какая после уксуса продуктивность? Никакой... Видала я твово Огурца – всем взял молодец, да есть у него склонность к пупырчатости. А если потом бородавки пойдут? Волосатые? Да в потомстве скажутся? Или, не к месту будь сказано, Гниль на него нападет, да портиться миленок станет? Ты об этом подумала? Девичий век короток! Как бы вековухой не остаться! А Хрен - надежный, положительный, и ждать его не надо. Тут растет и всегда готов!

- Огурец мне мил, - отвечает Редиска, - молодой, веселый, и дух от него приятный. А Хрен не мил. Старый, черный, морщинистый. Да и что овощи скажут? Судачить начнут...

- И-и, милая! Брань на вороту не виснет, а старый конь борозды не портит! Хрен корнем крепок, листом широк, засуха ему нипочем! Он в больших застольях бывает, все начальства знает, а у кого блат - у того и суперфосфат! Хрен от ветра укроет, водицей напоит, а витаминов у него знаешь сколько? Будешь за ним, как за каменной стеной!

Призадумалась тут Редиска, потупилась, в землю смотрит, а Свекла сильней донимает:

- А Огурец что? Молодой, зеленый, несурьёзный - девяносто семь процентов воды! А чуть засуха – страдает. Корень в ём мелкий... А в запахе много ль корысти?

Подумала Редиска, подумала и согласилась.

Откуда ни возьмись, налетели тут проворные Хренята, быстро выкопали Редиску из родной грядки, подхватили под белы рученьки и перенесли на другой конец огорода, под правую руку к старому Хрену, под его крепкий корень, под широкие листья. Посадили в ямку, полили сладкой водичкой и оставили одних...

Огурец в это самое время с занятий домой возвращался. Не спешит, большим своим желтым цветком направо-налево помахивает, вприпрыжку скачет, песенку поет. Глядь, а рядом с кумом Тыквой синенький Кабачок да стручковый Горошек - друзья его - лежат, на солнышке загорают.

- Привет, парни! - крикнул им Огурец. - А я женюсь!

- Поздравляю! - ответил Кабачок. - А кто невеста?

- Редисочка из соседнего огорода.

- А не рано ли тебе жениться? - с насмешкой спросил Горошек. - Семена ведь не вызрели!

- Созревают... - смутился Огурец. - Мы решили осенью, после испытаний... тогда как раз будет... Приглашаю вас на свадьбу!



- Спасибо! - прогудел сверху кум Тыква. – Женитьба - дело серьезное. А скажи-ка, Огурчик, ты Редиску-то раскусил ли?

- Зачем же? Как ее потом, невесту нецелую, гостям показывать?

- До свадьбы заживет, зато знать будешь, что у нее внутри. Говорят, будто горькие они, Редиски эти, а если растут быстро, то и вовсе пустые бывают... Твоя-то как?

- Говорят, в Москве кур доят! - обиделся Огурец. - Что у вас, глаза на затылке? Да она же самая красная во всем Огороде!

- Так-то оно так, да родня у нее горькая: Лук-Порей, Лук-Батун да Лук-Репка. Черемша и Редька. И даже сам злой Чеснок родным дядей приходится!

- Так я на родне женюсь или на девице-Редиске? А родня родне рознь. Вон у меня все - Огурцы, а тоже горькие попадаются! И даже кривые и пупырчатые! - Тут Огурец быстро прикрыл большим своим цветком мелкие пупырышки на животе. - Мама говорила, это бывает в породе нашей от недостатка дождей и плохого питания. Но с возрастом вся эта горечь проходит!

- Это в вашей породе проходит, а в ихней породе накапливается, - вставил свое слово Кабачок.

- А скажи, Огурец, - опять заговорил старый кум Тыква, - разве ты не замечал, что Огурочка с соседней грядки давно по тебе сохнет?

- Знаю я ту Огурочку, вместе росли да в теплицу ходили. Выросла она тощая, длинная, бока впалые и бледная вся, с Редиской и не сравнить!

- Ты ж сходи, посмотри, может, ей воды не хватает, может, удобрения соседки перехватили, может, кто солнце застит, или, не приведи Господи, Тля напала! А доброе Слово говорил ли ты ей?

- Э-э, - отмахнулся Огурец, - не до этого мне... спешу я, братцы, - и пошел своей дорогой.

Посмотрел ему вслед Горошек и говорит:

- И что он нашел в Редиске этой? Я б ни за что не женился на такой девице!

- А что так? - спросил Кабачок.

- Да от нее луком пахнет - сплошная проза и никакой романтики, - рассмеялся Горошек и какой-то издал странный звук, от которого все горошины в его желтом пузечке так и задребезжали, а Кабачок зажал нос и убежал...

Огурец же по дороге домой уж больше не подпрыгивал, не приплясывал, а шел ровненько и держал свой большой желтый цветок прямо к солнцу, все ж таки задело его замечание Горошка о незрелых семенах.

Обдумал он слова мудрого кума Тыквы и решил, что надо все же с родней Редискиной до свадьбы познакомиться, от этого все равно никуда не денешься, так что лучше уж сразу. Да и за соседкой надо бы присмотреть. Сохнет девица, что-то с ней не так.

И вот, не заходя домой, заглянул Огурец к юной Огурочке, доброе Слово ей сказал, листья над ней раздвинул, чтоб солнышко, свежей водичкой полил, сорняки прополол, суперфосфатику подкинул и даже ей песенку спел! Так, за хлопотами, не заметил, как и день пролетел.

А утром не узнал Огурочку. Пополнела, похорошела, округлилась, куда и пупырышки подевались! Нежно-зеленой стала, упругой да гладкой и даже три желтых цветочка своих раскрыла, и все это за один вечер, ночь да утро! Вот ведь что делает доброе Слово с овощами!

Подивился Огурец таким чудесам, опять напоил-накормил Огурочку, песенку спел и стал в путь-дорогу собираться.

Говорит ему тут Огурочка тихим голосом:

- Не ходи туда, Огурчик миленький, останься со мной на грядке!

- Куда это - туда? - насторожился Огурец.

- Знаю я, куда ты собрался, - печально отвечала Огурочка, - только не ходи, нет тебе там судьбы, ты лучше посмотри, что у меня есть! - с этими словами Огурочка раздвинула мягкие листья и показала Огурцу три своих цветочка.

И увидел Огурец там, в темной прохладе цветочков этих, диво-дивное, чудо-чудное: маленькие-маленькие, зелененькие-зелененькие Огурчатки под пленочкой-паутиной проклюнулись, и капельки росы на них дрожат-переливаются.

- Видишь, какие хорошенькие? Только опылить их - и станут расти... Не уходи, Огурчик, побудь со мною... та, к которой ты спешишь, только снаружи красная, а внутри она другая... поверь моему сердцу вещему: не радость ждет тебя на чужой сторонушке, а горе-злосчастие... Останься, добрый молодец, на родной грядке, в своем Огороде. Где родился, там и пригодился!

Но не послушался упрямый Огурец юной Огурочки, убежал в лес, нашел там поляну, нарвал большой букет цветов и заспешил в соседний Огород к своей невесте, красной девице Редиске.

И что же он видит?

На том месте, где жила-была Редисочка, где росла-цвела красна девица, лишь ямка в земле осталась...

Долго искал Огурец Редиску. Много разных Огородов прошел, много рек-оврагов переплыл и даже в соседние царства-государства заглядывал. Пожелтел от горя, много воды потерял, цветок его пылью покрылся, а только Редиски все нет как нет... Наконец, на шестой ли, на седьмой ли день, когда он, изнемогший, совсем уж отчаялся, вспомнил Огурец, что в том редискином огороде, в самом дальнем его конце, куда даже Хозяин не часто заглядывает, а только Куры от жары прячутся, там, где Крыжовник колючий да Лопухи развесистые, растет еще Хрен густыми зарослями. "Может, - подумал Огурец, - умыкнул какой Хренок хулиганистый девицу без ее согласия? Такое и раньше случалось."
Размышляя так, подошел он к тем зарослям, а там...

А там его Редисочка в тепле и довольстве сидит рядом со старым Хреном!

И вроде та Редиска, а вроде и не та.

Ярко-алый цвет сошел с ее щек, и стали они темные, кирпично-красные, а на лбу, там, где лист начинается, стала кожа морщинистая да землистая, как у этого, у широколистного, толстокожего с мощным корнем.

- Здравствуй, Редисочка, здравствуй, девица, - только и мог сказать Огурец.

- Здравствуй и ты, друг юности. Что скажешь? Зaчем пришел?

- Редисочка, ты же слово давала!

Нахмурилась тут Редиска и отвечает:

- Да что старое вспоминать! Ну, поиграла, посмеялась. Молодо-зелено, не всякое лыко в строку. Я такую жизнь сама выбрала и довольна. Желаю и тебе жениться-остепениться!

- Редисочка, да ты глянь на себя. Ты стала на Хрен похожа!

Рассердилась тут Редиска:

- А что, - говорит, - да! И стала! И похожа! Вместе живем, вместе растем-добреем, вместе витамины копим, о будущем детишек наших заботимся. Как же не быть похожей? А теперь глянь на себя! Посмотри, как ты пожелтел да высох! Едва узнала. Скажи, много ли витаминов накопил? Если вдруг засуха, не погибнешь ли?

- Да у него их и раньше было - кот наплакал, а теперь последние растерял, - вмешался в разговор старый Хрен. - А иди-ка ты, молодец, подобру-поздорову, не смущай мужнюю жену! - тут он качнул широкими листьями и стряхнул на Огурца воробьиный помет. - Иди-иди отсюдова, а то кликну молоденьких Хренчиков. Они тебя живо уму-разуму научат да Воробьям на потеху и выбросят!

И побрел Огурец восвояси, и одно лишь твердил по пути: "Поиграла-посмеялась, а семья не состоялась."

А солнце в тот день сияло, а солнце палило, а солнце жгло немилосердно.

Едва добрел Огурец до родной грядки, как упал без чувств.

Запричитала-захлопотала над Огурцом юная Огурочка:

- Не плачь, Огурчик, не плачь, миленький, не теряй воду! Потерпи чуток, сейчас тебе полегчает!

Вот она Огурца на один лист укладывает, другим листом его укрывает, водичкой его поливает, и полувысохший его хвостик с родным стеблем соединяет. Удобрения-лекарства разные подносит и спрашивает:

- Суперфосфатику тебе?

- Свежего навозцу?

- Или, может, чего азотненького?

Молчит Огурец, пыхтит, за сердце держится.

Прикатился рано утром кум Тыква и видит: лежит Огурец на грядке чуть живехонек. Огурочка над ним мается, плачет-убивается, а малые ребятки, неопылённые Огурчатки, совсем поникли.

- Дорогая Огурочка! - сказал тут кум Тыква. - А доброе Слово говорила ли ты ему?

- Говорила я слова разные: добрые и ласковые, да только ничто не помогает! - сквозь слёзы отвечала Огурочка.

- А ты скажи то, которое на сердце лежит, которое лелеяла да на свадьбу берегла. Это и есть самое главное, самое доброе Слово, и в нем великая сила!

Вскинула Огурочка глаза на кума Тыкву, вздохнула глубоко и густо вся позеленела, а кум Тыква, видя смущение юной души, откатился в сторонку.

Наклонилась тут над Огурцом Огурочка и прошептала ему на ухо самое главное, самое доброе Слово.

Вздрогнул тут Огурец, пришел в себя, вновь стал дышать полной грудью, и ровно забилось его благородное зеленое сердце. Вот ведь что делает доброе Слово!

Прошло несколько дней, и, когда совсем оправился Огурец, сыграли они с Огурочкой веселую свадебку на весь огород!

Но тут  появился Хозяин, сгрёб всех за шиворот и покрошил на салат. И тётушку Свеклу, и Кабачка. Кума Тыкву сапогом пнул, на Горошка наступил, а Хрена выкопал и передал злой Тёще на растерзание. Вот трёт она его на мелкой тёрке и приговаривает: Вот уж забористый будет Хрен, вот уж духовитый да крепкий! Под буженину с водочкой в самый раз!





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //