Мужчина со всклокоченными седыми волосами


Шел как-то по привокзальной площади. Вдруг впереди в нескольких метрах раздался громовой крик. Одетый в очень приличный костюм пожилой мужчина в очках, со всклокоченными седыми волосами схватил за плечо молодую цыганку и, протянув правую руку с судорожно скрюченными пальцами к ее горлу, срывающимся криком с истеричными всхлипываниями орал ей прямо в лицо:

— Задушу! Крови, крови хочу!

Та дергалась, пытаясь безуспешно освободиться.

Он страшно выкатил глаза, на губах появилась пена.

Прохожие реально шокированные остановились, не понимая происходящего: что это за маньяк посреди белого дня?

— Не зли меня! Я способен на страшное! Я могу разорвать в клочья! — неистово орал мужчина.

Цыганка, бледная, дрожала всем телом и готова была упасть в обморок. Ей на помощь подскочила вторая — намного старше, но сделать ничего не успела, поскольку мужчина схватил и ее за рукав. Он издал какой-то нечленораздельный звук, прикусил нижнюю губу, лицо потемнело и вытянулось, глаза закатились. Конвульсии пробежали по его телу.

Страшно было смотреть на это. Что происходило с цыганками трудно описать — они как тряпичные куклы свисали в его цепких руках, неспособные произнести ни слова, потеряв всякую способность к сопротивлению. Вдруг мужчина близко притянул старшую и прямо в лицо зашипел ей:

— Деньги! Деньги быстро! — и опять срываясь на крик с пеной изо рта: — Быстро или будет только хуже!

Та уже почти ничего не соображая от ужаса, вытянула откуда-то из складок своей одежды и протянула ему пачку денег. Мужчина отпустил молодую и выхватил деньги.

— Кольцо! — орал он: — Я хочу кольцо!

Золотое кольцо перешло в том же направлении.

Картина была сюрреалистическая. Маньяк-грабитель? Как только кольцо оказалось в руках мужчины, он отпустил цыганку.

Цыганки, оглушенные и шокированные поспешили скрыться в ближайшем дворе…

Мужчина вдруг переменился: он пригладил волосы, поправил одежду, вытер платком лицо и улыбнулся.

Повернувшись в сторону никем не замеченной из-за происходящего плачущей девушке лет 16−17, стоявшей неподалеку возле стены дома, он протянул ей деньги и кольцо и немного извиняющимся тоном сказал:

— Возьмите, пожалуйста, это Ваше. Ну, не плачьте. Все хорошо. Просто у меня две недели назад цыганки обобрали жену, и я не мог не вмешаться, — и, поворачиваясь к нам (замершим прохожим, которых собралось к концу действия уже человек 20), добавил:

— Я — актер драмтеатра…

Он повернулся и пошел прочь. Ему вслед раздались редкие аплодисменты еще пребывающих под впечатлением людей…






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //