Смотрите, смотрите, дядя с бородой!


– Смотрите, смотрите, дядя с бородой!

Родители до сих пор смеются, вспоминая мои первые слова. Ну, почти первые.

Да, мне с детства нравились настоящие мужчины. Брутальные алкоголики с сигаретой в зубах. И чтобы обязательно борода. Ну, как минимум трехдневная щетина.

Вот, например, Индиана Джонс. Тот, который Харрисон Форд. Хорош, мочи нет. Ну брутальный же?

А помните фильм "Питер ФМ"? Мне никогда не нравился Машков. До тех, пока я не увидела, как он выходит из какой-то темной арки: помятая, небритая пьянь в трениках и рваных тапках, сходу предлагающий прохожим секс с незнакомцем.

– Ах, – подумала я, – какой красавец. Вот это мужчина.

Откуда вот это вот все? Природой заложено, аль ген какой нарушен?

Вот есть же женщины, которым нравятся гладко выбритые и аккуратно подстриженные начальники отделов в пиджаках. Люди как люди.

Метросексуалы.

Маникюр, педикюр, восковая депиляция и увлажняющая помада. Крем для век.

– У мужчины должен быть маникюр, – любит говорить одна моя знакомая. – Фу, ненавижу, когда у мужчины грязь под ногтями.

– А вдруг он только что из-под автомобиля вылез? – бросаюсь я на защиту брутальных мужчин.

– Нет, – брезгливо морщится знакомая. – Этим должны заниматься специально обученные люди. А мой мужчина должен быть чистым и отглаженным.

Отглаженным. Спасибо, нет. Мужчина должен быть брутален и чуть-чуть помят.

Или вот еще хипстеры. Интеллектуалы в роговой оправе и узких брючках-дудочках. Этих даже борода не красит. Потому что дровосеки в конверсах – это нонсенс.

Мужчина должен быть брутален и с запахом тайги.

Потом, правда, немного взрослеешь. Приходит мудрость и понимание того, что счастье – это немножко не про это. Романтический флер брутальности немного меркнет. Начинаешь тихонько поглядывать в сторону врачей. В белых халатах и идеально выбритых. Отоларинголог. Кандидат наук. Прием с девяти до шести. Суббота, воскресенье – выходной. Или хирург. Зайдите ко мне в ординаторскую. Спасибо, доктор.

Приличный человек. Работа, дом, работа и никакого чоппера.

И вдруг – снова здорово. Вот же он. Мужчина мечты. Ненормальный брутальный Меттью Макконахи из "Настоящего детектива". Нет, не все еще потеряно. Есть еще порох в пороховницах. Давай, доктор, до свидания.

Но это кино.

А в жизни умные расчетливые женщины все же не выбирают брутальных мужчин. Мачо в рванине – невыгодная партия. И даже если в его карманах не гуляет ветер, все равно он ветренен и ненадежен.

Какая она вообще, брутальность? Что это? Правильно ли мы понимаем само слово? Разве брутальность – это только Колин Фаррелл в свои лучше годы?

– Может, вы имели в виду брутальный лук? – услужливо интересуется гугл и предлагает мне фото татуированного седовласого мужчины в смокинге и с сигарой в зубах.

Словарь и вовсе определяет "брутальность" как жестокость, бесчеловечность и грубость, отсылая нас к латинскому brutalis – животный, плотский и brutus – грубый, тяжелый.

Здесь нельзя не вспомнить мою соседку. Она вот тоже любит брутальных мужчин. У нее целая толпа кавалеров и нет почти ни одного зуба. И милиция уже даже отказывается приезжать на вызовы не выдерживающих мамаевых побоищ соседей.

Така любовь, така любовь…

– Кто он вам? Сожитель? – равнодушно вопрошают все же изредка приезжающие на вызов стражи порядка.

– Ыгы, – улыбается окрашенным кровью ртом соседка.

– Что ж вы с ним живете, если он вас так бьет?

– А я рассматриваю разные варианты…

Да, любовь зла.

На самом деле все это ерунда. Метросексуал, гот или креакл. Хипстер, хиппи или отоларинголог.

– Все неважно, если мужчина тебе действительно нравится, – говорила героиня известного сериала.

Любовь действительно может быть и зла. И тогда любой мужчина становится идеальным и настоящим. Если это твой мужчина.

И вообще. Все мужчины настоящие. Но брутальные все же немножечко больше.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //