Мне тут говорили, что Сибирь отделиться хотела…

Мне тут на днях сказали, что у нас в Новосибирске проходил митинг за федерализацию. Ну как митинг? Собрались двадцать городских сумасшедших в одно время в одном месте…

Вообще, кто не знает — Новосибирск город не маленький, здесь полтора миллиона жителей на минуточку, а с пригородами и гастарбайтерами — наверное все два. Для сравнения — примерно половина Киева или полтора Донецка. Примерно как Харьков. В таком городе можно по любому вопросу собрать десяток-другой идиотов, которым в выходной день нет других занятий кроме как переться на центральную площадь с каким-нибудь плакатом.

Оцедофильное молоко — оцедофилам!

Подземелье — гномам! Мордор — оркам!

Ура, товарищи!

Вообще, если постараться, то вокруг идеи сибирской республики здесь можно собрать гораздо больше, чем двадцать человек. По моим оценкам — можно собрать человек пятьдесят. Может быть даже сто. Но только человек, а не тысяч.

Гораздо больше народу поддержало идею сибирской республики в Киеве. От них я собственно и узнал, что такой митинг здесь проходил, хотя сижу в пяти минутах от центральной площади и мое окно выходит ровненько на Красный проспект, по которому любая делегация неизбежно проходит, когда намечается что-то крупное. Правда крупных митингов никто кроме компартии здесь никогда не собирал. Ну как крупных? Тысячи две. Иногда три.

И при этом единственная популярная идея, способная собрать здесь заметный митинг — это СССР 2.0. Удивлены? Читайте до конца, тогда может быть поймете.

Вот и в этот раз, как и следовало ожидать, большинство митингующих за сибирскую ресупублику собралось где-то далеко за пределами Сибири. Где-то в Киеве. Им конечно виднее, как устроить жизнь сибиряков. Они в этом много понимают. Свою жизнь уже устроили — теперь нашу решили наладить. По образцу.

Только я им всем один умный вещь скажу для понимания ситуации:

Не будет здесь никогда независимой сибирской республики. Вот не будет и все тут. Это просто невозможно. Ни с митингом, ни без. И вопрос даже не в количестве покрышек и наличии правоохранительных органов. Вопрос в принципе.

Просто те, кто рассуждают про сибирскую республику в Киеве — никогда у нас не были и что здесь происходит — абсолютно не представляют.

Поэтому объясняю:

Сибирь — это такой медвежий угол, которых еще поискать.

Причем медвежий — в самом прямом смысле слова. Здесь живут два вида медведей — белые и бурые. Бурые — летом, белые — зимой. Когда иностранцы рассказывают небылицы про русских, у которых по улицам ходят медведи, которых выгуливают как собак — на самом деле это они рассказывают про Сибирь. Просто Москву с Новосибирском иногда немного путают — по незнанию или просто обобщают. Но мы здесь не обижаемся. Пусть говорят.

Так вот: если вы не умеете обращаться с медведями и собрались в Сибирь — будьте осторожнее, заранее закажите себе проводника из местных. День сопровождения обычно стоит бутылку водки. За губную гармошку можно получить проводника сразу на неделю. За балалайку — на месяц.

Представили картину?

Теперь все понятно?



Если еще не поняли, поясняю: учитывая обстановку, никто кроме русских сюда просто не рискнул. Когда-то давно здесь был Чингисхан, но после него даже монголы отсюда ушли. На самом деле при Чингисхане монголы сюда тоже не по своей воле приходили. Не от хорошей жизни. Хан провинившихся сюда отправлял. В ссылку. Потому что по-другому идти в Сибирь дураков нет. И вот когда Золотая орда закончилась, когда в Монголии наступила демократия, провинившихся не стало — поток каторжников из Монголии прекратился. А в России — наоборот, все начало налаживаться. Государство российское окрепло, наступил порядок, а порядок — это значит что? Порядок — это значит, что обязательно будут несогласные с этим порядком. А куда отправлять несогласных? Правильно — в Сибирь.

Вот так здесь люди и появились. А то были сплошные медведи. Летом — бурые, зимой — белые.

И вот я хочу задать вопрос активистам сибирской республики: если нас отделить от России, то откуда здесь будут появляться люди? Если поток каторжников прекратится — кто здесь кроме медведей через сто лет будет жить? Монголы? Ага, щазз — попробуйте, загоните, а я посмотрю. Не родился еще второй Чингисхан чтобы заставить монголов снова в Сибирь пойти.

Сюда из теплых мест только китайцы и таджики приезжают, но тоже не по доброй воле. Правда не на каторгу, а за деньги — товар торговать, плитку класть, дома строить. Экономика называется.

Так вот, про экономику. Попробуйте угадать, откуда в Сибири деньги. Думаете от нефти и газа? Щазз. Нефть и газ в Сибири только добывают, а продают и то и другое в Москве. Поэтому денег от нефти и газа в Сибири никогда не было, нет и видимо не будет. Тем более, что нефть и газ — это где-то на севере, а здесь — в Новосибирске — нефть видели только в форме бензина на автозаправках. И никак по-другому.

Так откуда же в Сибири деньги? А деньги в Сибири — из Москвы, они платятся надзирателям чтобы каторжники не разбежались. Вот и все. Не будет Москвы — не будет денег надзирателям, каторжники разбегутся и даже китайцы с таджиками перестанут приезжать потому что продавать будет некому и нечего. Останутся только медведи.

Это называется экономика.

Теперь понятно?

Здесь кроме каторжников, надзирателей, а также сезонно приезжих китайцев и таджиков, никого нет. Не считая медведей. Русского царя здесь видели два раза и до сих пор слагают об этом легенды. Когда сюда приезжал Путин — все дороги перекрыли на сутки. Включая те, по которым он так и не проехал. Сутки город стоял, ждал пока царь прокатится. До сих пор об этом вспоминаем. Потому что других людей старше начальника колонии здесь никто никогда не видел. Говорят, что где-то есть губернатор, но его тоже мало кто видел. Хотя дорогу от аэропорта до администрации иногда перекрывают — значит губернатор все-таки существует и время от времени здесь появляется.

Последними образованными людьми в наших краях были декабристы. Хотя нет, вру. Еще академик Лаврентьев и несколько человек с ним. Но они тоже издалека приехали. И не факт, что по своей воле.

И еще ленинградцы. Тысяч двести. В сорок третьем. Блокадники. Но их можно понять, люди так натерпелись, что даже в Сибирь были готовы добровольно.

Представили?

И какую вы хотите здесь создать независимую республику?

Да мы тут к России и то с большим трудом присоединились. Мы нефть и газ тут добываем только ради того чтобы Россия нас одних не оставила. Потому что без России здесь еще тысячу лет никого приличнее медведей не увидим. В лучшем случае очередной Чингисхан придет. Но Чингисхана мы тут не хотим, нам русский царь все-таки ближе. Роднее как-то.

Без России здесь ни водки не будет, ни губных гармошек, как будем жить?

А главное — каторжников перестанут присылать. Особенно украинских. А там сейчас такой урожай намечается, что мы здесь все уже предвкушаем. Приедут — свеженькие, непуганные, им домашнего медвежонка покажешь — они уже с полными штанами от страха — и на рудники. Работать по двенадцать часов. Правда работать они нифига не умеют, но ничего, научатся. Мы вот тоже когда-то не умели.

Помню пригнали нас сюда, выпустили из вагона — май месяц был — снег кругом, метель, холодина страшенная, мы стоим, в ватники кутаемся, балаклавы на самые глаза натягиваем, а они шелковые — не греют ни черта… и тут из какого-то сарая (потом оказалось, что это вокзал) выходит мужик — заросший весь как Робинзон Крузо, но в шубе песцовой. А шуба — нараспашку. И под ней — только тельняшка. И от него пар аж валит. А за ним — медведь. Мужик достает из-за пазухи бутылку водки, отхлебывает, отдает остальное медведю и говорит ему: отведешь этих на девятую, к Михалычу. И уходит!

Блядь он нас одних с медведем оставил!

Правда потом вернулся — мы выдохнули, а он снимает свою шубу, бросает одному из нас и говорит: «Будешь в отряде главным, медведя слушайся». И ушел. Насовсем!

И все! Так дни и понеслись…

Какую нахер вы тут республику хотите делать? Вы о чем?

На что рассчитывают придурки, которые приезжают сюда агитировать за какие-то республики?

Вот выходят они на центральную площадь Новосибирска — кого они ожидают здесь агитировать? Все каторжники — в шахтах, на рудниках, вокруг митинга собираются только надзиратели. Те, кто на дежурстве — в форме, те, кто выходной — по гражданке. И на что эти агитаторы рассчитывают?

Что они предлагают? Свободу? Кому? От кого?

По сути они предлагают не нас отделить от России, а Россию от нас. Предлагают нам отделиться от источника денег, водки, каторжников и гармошек. И кому они это предлагают? Они предлагают это надзирателям, чтобы те сами шли работать на рудники…

Так на что они надеятся? Естественно, этих агитаторов в оконцовке бьют, иногда даже ногами. И потом, разумеется, туда же — на рудники. Так пусть еще спасибо скажут, что медведям не отдали.

Чудаки, право слово.

Не верите? Спросите Ходорковского. Он тут был — он знает. Только вышел из самолета — его даже слушать не стали, сразу упаковали и в тайгу. И все — десять лет как один день.

А вы — сибирская республика…

Здесь суровый край. Это вам не по Европе скакать. Здесь все по-взрослому. Мы Россию к себе присоединили, никто другой не смог — только мы смогли. Не верите? На въезде плакат висит — «Богатство Сибири прирастать будет Россией». Приезжайте, посмотрите. «Да здравствует то, благодаря чему мы, не смотря ни на что» — это тоже наше. Приезжайте поглядеть. Только с проводником заранее договоритесь. Из местных. Бутылку водки с собой привозите. И гармошку. Лучше две — вторую на шубу потом поменяете. Из песца.

Сибирь — это вам не шутки. Мы тут из песца шубы делаем. Из того самого песца, которого весь мир боится. Всему миру — песец, а нам — шуба.

Поэтому если кто-то у вас там плохо себя ведет, скачет на майдане, мысли дурные имеет, с Россией не согласен, которую мы тут все любим как постоянного поставщика каторжников и декабристов, источник трудовых резервов и разной веселой культуры, водки и гармошек — если кто-то там у вас против России что-то имеет — присылайте их всех к нам. Тайга большая, рудники глубокие, на всех хватит. Всех перевоспитаем. Кто выживет.

Здесь главное не бояться. Поначалу холодно и кажется, что песец. Кажется, что первый встречный медведь зедерет. А потом — ничего так. Привыкаешь. И песец оказывается не страшный — ухватить главное правильно. И дрессированный медведь — отличный помощнк. А если дикий — тогда теплая шуба.

И начальником отряда быть неплохо. А начальником лагеря — еще лучше. Губернатором наверно совсем здорово, только я его ни разу не видел. Собственно потому и не видел, но говорят — он существует. И еще русские цари здесь два раза были. А вот другие — никогда.

А главное — знаете, что?

Здесь свободы — выше крыши. Вся тайга твоя. Все рудники твои. Все твое. Живи где хочешь. Живи как хочешь. Мы здесь даже каторжников не охраняем. Иногда только ищем идиотов, которые убегают. Потому что жалко дураков. И когда находим в тайге — они нам сапоги целуют, самыми усердными работниками потом становятся.

Думаете медведей дрессируем для охраны каторжников? Да, для охраны. Каторжников от диких медведей охранять. Чтобы в первый год не задрали.

Так что если кому хочется много свободы — все к нам. Сами или под конвоем — это уже кому как получится. А мы всех примем.

Хорошо здесь жить!

Если выживешь…





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии: