Мичман Набуо Фудзита — единственный пилот, бомбивший территорию США


Считается, что в годы Второй мировой войны территория собственно США не подвергалась налётам вражеской авиации. Однако это не совсем так! В Стране восходящего солнца был один пилот, который в отместку за массированные бомбардировки американцами Японии, нанёс бомбовый удар непосредственно по территории Штатов.

После знаменитого инцидента «11 сентября», когда арабские террористы направили захваченные ими авиалайнеры на башни Всемирною торгового центра в Нью-Йорке и здание Пентагона, в США заговорили, что их страна оказалась неготовой для отражения нападения с воздуха. При этом янки почему-то забыли о трагедии в Пёрл-Харборе и о необычных событиях 1942 г.

А осенью того года население штатов, находящихся на «диком Западе»- было неприятно удивлено, узнав по радио и из газет о вспыхивающих в разных местах пожарах. Время было военное, и репортёры объявили виновниками немецких и японских диверсантов. А потом произошло уж совсем непонятное — пожары продолжали возникать, а сообщения о них исчезли. О том, что же тогда происходило в Штатах на самом деле, стало известно только после Второй мировой войны.

Всё началось в декабре 1941 г. на японской подводной лодке И-25, находившейся в боевом походе у берегов США. В разговоре с лейтенантом Цукудой лётчик бортового гидросамолёта Набуо Фудзита заметил, что было бы неплохо, если бы оснащённые самолётами субмарины подошли бы к США, спустили бы гидросамолёты на воду, и лётчики на них атаковали бы военно-морские базы, стоявшие в них корабли и береговые сооружения. Посланные на подобное задание авианосцы с охраняющими их кораблями янки наверняка обнаружат и постараются сделать всё, чтобы попытка нападения не осталась безнаказанной, а лодки могли бы подойти к побережью скрытно.

После возвращения написанный Фудзитой и Цукудой рапорт пошёл по инстанциям, и вскоре пилота вызвали в штаб. Там он изложил свой замысел старшим офицерам. Кстати, они уже получали подобные предложения от морских авиаторов. Идею одобрили, а выполнение поручили самому Фудзите, который, налетав 4 тыс. ч, считался достаточно опытным и подходящим для столь рискован] юга предприятия. Только бомбить предстояло не базы и промышленные предприятия, а леса штата Орегон. Как объяснили Фудзите, две фугасные бомбы весом по 76 кг, которые способен поднять его самолёт, не повредят корабли и заводы, а обширные лесные пожары, вызванные ими, станут причиной паники, которая охватит вражеские города.

15 августа 1942 г. И-25 вышла из базы в Йокосука в очередной поход и 1 сентября приблизилась к Орегону. 9 сентября командир корабля, капитан 3 ранга М. Тагами вызвал Фудзиту в боевую рубку и велел посмотреть через перископ на побережье.

И-25 всплыла, гидроплан извлекли из ангара и поставили на катапульту. Фудзита и наблюдатель Окуда облачились в комбинезоны, забрались в кабину и вскоре были в воздухе. Фудзита направился к маяку на мысе Бланко, пересёк линию берега и взял курс на северо-восток. «Солнце уже золотило облака, когда, пролетев 50 миль (около 100 км.), я приказал Окуде сбросить первую бомбу, а через 5-6 миль вторую — вспоминал Фудзита. — Яркое пламя отметило взрывы наших бомб, а от места падения первой уже струился дымок. Четыре месяца назад авиация США впервые бомбила мою землю, теперь я бомбил их территорию».

Снизившись до 100 м, Фудзита полетел к океану. Заметив два судна, прижался к воде, чтобы с них не увидели его опознавательные знаки, красные круги на крыльях. Найдя И-25, гидроплан приводнился, и лётчики доложили Тагами о полёте и судах. Тот решил их атаковать, но появились вражеские самолёты, и пришлось срочно погружаться. «Фортуна вновь оказалась милостива к нам, весь день мы слышали разрывы глубинных бомб и шумы присланных на охоту за нами эсминцев, — продолжал Фудзита, — но всё это происходило вдалеке, и взрывы не затронули лодку».

Ночью 28 сентября Тагами всплыл, самолёт подготовили, и Фудзита вновь отправился в гости в США. Ориентируясь по компасу и работающему, несмотря на военное время, маяку на мысе Бланко, он пересёк береговую полосу и направился вглубь материка. Вновь предоставим слово японскому летчику: «Пролетев полчаса, мы сбросили вторую пару 76-килограммовых бомб, оставив на земле два очага огня. Возвращение оказалось тревожным: мы вышли в точку рандеву С лодкой, по И-25 не нашли. Быть может, её уже потопили, а может, Тагами был вынужден уйти». К счастью, кружа над океаном, лётчики заметили на его поверхности радужные пятна, наверняка следы топлива дизелей субмарины. Полетев от одного пятна к другому, они наконец увидели И-25. Через несколько минут гидроплан был в ангаре, а Фудзита докладывал командиру о приключениях.

Остались ещё две «зажигалки», и лётчики рвались в очередной полёт, по Тагами взял курс на Японию. Потопив два танкера, он считал, что командование Тихоокеанским флотом США уже выслало на поиски японской субмарины противолодочные корабли и самолёты, поэтому не стоит задерживаться в водах, контролируемых противником. В конце октября И-25 отшвартовалась в Йокосуке.

А воздушное наступление на США продолжалось — вроде бы беспричинные пожары вспыхивали и в штатах Вашингтон и Калифорния, причём и там, где огневые диверсии были бессмысленными — в безлюдных местах, горах и пустынях. К ним, как это неудивительно, японские лётчики уже не имели никакого отношения. Оказывается это пожары стали следствием проведения операции Фу-Го, затеянной генерал-лейтенантом Кусабой. По его приказу с японских островов в сторону США запустили 10 тыс. аэростатов. Их подхватывали потоки воздуха, устремляющиеся с запада на восток на высотах S — 12 тыс. м. Каждый шар нёс фугасно-зажигательпую бомбу весом 100 кг, сброс которой производился часовым механизмом, заведенным па определённое время (дальность) полёта. Пока радио и печать США сообщали, где возникали странные пожары, Кусаба мог корректировать запуски летающих диверсантов, но спецслужбы США додумались до этого и велели прекратить говорить и писать о «гееннах огненных», и японцам пришлось выпускать аэростаты наобум. Поэтому они летали, куда заблагорассудится, например в Мексику и на Аляску, а один занесло даже под Хабаровск. Территории США достигло около 900 шаров, то есть примерно 10% от общего числа запущенных.

По разному сложились судьбы участников «бомбардировочного» похода И-25. Сама субмарина уже с другим командиром, 12 июня 1943 г. была выслежена эсминцем США «Тейлор» у Соломоновых островов и потоплена его глубинными бомбами. После войны Япония осталась без военного флота, и М.Тагами стал капитаном торгового судна. Фудзита в 1962 г. посетил Брукингс в штате Орегон, извинился перед старожилами за причинённые в 1942 г. неприятности и вручил деньги па покупку книг о Японии. В ответ городской совет объявил его почётным гражданином. А 27 ноября 1999 г. средства массовой информации Японии сообщили о кончине 84-летнего пилота — единственного, кому удалось бомбить США...

Подводные налётчики

Н.Фудзита задумал воздушные атаки на США как ответ на бомбардировки их авиацией японской территории. Однако агрессорами были всё-таки его соотечественники. 7 декабря 1941 г. почти две сотни самолётов, взлетевших с авианосцев императорского флота, без объявления войны атаковали базу военно-морского флота США в Пёрл-Харборе па Гавайских островах. Одновременно в её гавань пытались проникнуть пять сверхмалых подводных лодок. Операция удалась — японские лётчики потопили четыре линкора, минный заградитель, самоходную мишень бывший линкор и повредили три крейсера, столько же эсминцев и гидроавиатрапепорт, уничтожили 92 флотских и 96 армейских боевых самолётов, погибло 2117 моряков, 194 армейца и 57 гражданских. Японцы потеряли 29 бомбардировщиков, торпедоносцев и истребителей и пять сверхмалых субмарин.

США решили взять реванш и устроить демонстрационный налёт на Японию. 18 апреля 1942 г. с авианосца «Хорвет», находившегося в 700 милях от Страны восходящего солнца, взлетели 16 армейских бомбардировщиков Б-25 «Митчелл» подполковника Д. Дулитла, на каждом было по 2,5 т бомб. Их сбросили на кварталы Токио, судостроительные, военные, нефтеперерабатывающие заводы, электростанции столицы, Кобе, Осаки и Нагойи. Поскольку армейские лётчики не умели садиться на авианосцы, то, «разгрузившись», они направились на запад, чтобы сесть в неокупированных японцами районах Китая. Туда добралось пять машин, одна приземлилась под Хабаровском, на земле невоюющею па Дальнем Востоке Советского Союза. Остальные, израсходовав топливо и из-за повреждений, падали в Японское море, восьмерых лётчиков, выпрыгнувших с парашютами над Японией, доблестные самураи обезглавили.

Так что по размерам и результатам операция, предпринятая Фудзита и Тагами, не идёт ни в какое сравнение с американским рейдом на Токио. Кстати, если бы жители США узнали, кто были поджигатели, их ненависть к «джапам», как они пренебрежительно именовали японцев, только бы усилилась.

Вообще-то идея удара по территории противника с субмарин была верной — для этого и предназначены современные подводные ракетоносцы, но выполнялась незначительными силами и слабыми средствами. Впрочем, других тогда и не было.

В Первую мировую войну хорошо показали себя авиатранспорта, с которых спускали на воду гидропланы, разведчики и бомбардировщики, а после полёта поднимали на борт. В 20-е гг. в Англии, США, Франции и Японии принялись строить авианосцы, с просторной взлётно-посадочной палубы которых взлетали самолёты с колёсным шасси, на линкорах и крейсерах устанавливали катапульты для запуска гидропланов разведчиков и корректировщиков артиллерийского огня.

Попробовали «прописать» авиацию и на субмаринах. Рядом с ограждением боевой рубки устраивали ангар с герметичной дверью, в котором держали гидросамолёт со сложенными крыльями, на верхней палубе устраивали ускорявшую его взлёт катапульту. После приводнения рядом с лодкой Летательный аппарат поднимали краном, складывали крылья и убирали в ангар. Такой была английская М-2, которую превратили в авианосец в 1927 г., а в следующем она не вернулась на базу. Как установили нашедшие её водолазы, катастрофа произошла из-за неплотно закрытой экипажем двери ангара, через которую лодку затопила морская вода.

По одному гидросамолёту разместили и на других субмаринах. В 1920-1924 гг. в США, на кораблях типа С, потом па трёх типа «Барракуда» водоизмещением 2000/2500 т, в 1931 г, на итальянской «Эттори Фьерамоска» (1340/1805 т) и японской И-5 (1953/2000 т). Иначе в 1929 г. поступили французы с подводным крейсером «Сюркуф» (2880/4368 т), которому следовало защищать свои конвои и нападать на чужие. Бортовой гидроплан-разведчик должен был наводить па противника «Сюркуф», вооруженный 14 торпедными аппаратами и двум МОЩНЫМИ орудиями калибром 203 мм. Позже японцы оснастили одним-двумя самолётами ещё три десятка подводных лодок, в том числе и упоминавшуюся И-25.

Заметим, что вес самолёты под лодочного базирования были лёгкими разведчиками — крупные на субмаринах не помещались.

Но во Вторую мировую войну подводники отказались от аэроразведки. При подготовке бортовых гидросамолётов к полёту и приёме на борт корабль должен был оставаться на поверхности, подставляя себя под удары противника. А потом и надобность в них отпала, потому что появились более эффективные радиолокаторы.

Что же касается операции Фу-Го, то запуск тысяч неуправляемых шаров с расчётом на благоприятный ветер был подобен стрельбе из пулемёта с закрытыми глазами — авось, что-то и пропадёт куда-то...

Впрочем, японским опытом воспользовались США в 60-е гг., запуская в воздушное пространство СССР воздушные шары с фото и прочей разведывательной аппаратурой. Часть их приземлялась у нас, и «полезная нагрузка» доставалась советским специалистам, многие сбивали истребители, немало после долгих странствий по воле ветров пропадали или снимали не то, что нужно. Поэтому США стали отправлять на территорию Советского Союза самолёты-разведчик и, но после скандала с У-2 были вынуждены отказаться и от такого способа добывания специфической информации.

Что же касается японцев, то в 1942 г.они задумали стратегическую операцию, которая обещала обернуться для США солидными материальными потерями и лишила бы их возможности маневрировать силами флота между Тихим океаном и Атлантикой. Речь шла о массированном ударе по Панамскому каналу, который должны были нанести 10 бомбардировщиков и торпедоносцев, стартовавших с подводных лодок огромного по тем временам водоизмещения 3930 т, — длиной 122 м. Каждая несла 140-мм пушку, десять зениток калибром 25 мм, восемь торпедных аппаратов, ангар для трёх самолётов и катапульту. Запас топлива предусматривался для преодоления около 40 тыс. миль.

К декабрю 1944 г. была готова головная И-400, достраивались И-401 и 402. В дополнение к ним в январе и феврале 1945 г. но два самолета разместили на И-13 и И-14, командиром ударной группы назначили капитана 3 ранга Аридзуми. Для тренировки лётчиков построили макеты шлюзов Панамского капала — на настоящие собирались сбросить не менее шести торпед и четырех авиабомб.

Но война заканчивалась, 16 июня самолёты с авианосцев США потопили И-13, а 16 августа император Хирохито приказал вооружённым силам прекратить военные действия. Аридзуми застрелился.

И-400 и И-401 стали трофеями США, а недостроенную И-402 переделали в наливное судно.

С «бомбардировочным» походом И-25 связан загадочный эпизод войны на Тихом океане. Ссылаясь на слова Тагами, другой японский подводник, М.Хасимото писал, что при возвращении домой «в начале октября И-25 при наличии одной лишь торпеды атаковала и потопила американскую подводную лодку».

Произошло это западнее Сан-Франциско. А офицер флота США Э.Бич, воевавший на субмаринах, в предисловии к переводу книги Хасимото утверждал, что «Тагами ошибался во времени, правильнее было бы сказать, что американскую подводную лодку он потопил в конце июля». Он имел в виду «Грунион», которая последний раз вышла на связь с базой 30 июля, когда была на позиции севернее Алеутских островов. Да и Тагами вряд ли мог ошибиться на два с лишним месяца, рассказывая Хасимото о походе сразу после возвращения.

В 1942 г. воюющий Северный флот решили усилить кораблями Тихоокеанского. Надводные шли Северным морским путём, а подводные через Тихий океан, Панамский канал, Атлантику, вокруг Скандинавии до Полярного. 11 октября с подводного минного заградителя Л-15 увидели, как над головой Л-16 взлетел столб воды и дыма, и лодка исчезла под водой. С Л-15 заметили перископ и успели обстрелять его. До Сан-Франциско оставалось 820 миль. Вряд ли можно говорить о злом умысле. Тагами не знал о переходе советских субмарин, который, понятно, держали в секрете, а эти наши подводные лодки имели несчастье походить на американские, типа С...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //