Методы вора-домушника


1. Ну конечно вы меня где-то видели. На прошлой неделе я красил ваш забор, доставлял новый холодильник, или колол дрова.

2. Кстати, спасибо, что разрешили сходить в уборную, когда я трудился на вашем заднем дворе на прошлой неделе. Пока я был внутри, я открыл оконную защелку, чтобы потом было легче вернуться.

3. У вас растут красивые цветы в саду. У вас хороший вкус. А это значит, что у вас дома тоже есть красивые вещи. А эти разбросанные на лужайке детские игрушки говорят мне о том, что у них есть крутая игровая консоль.

4. Да, я замечаю, когда из вашего почтового ящика вываливаются письма и газеты. А еще я могу вставить в дверь рекламный флаер, и понаблюдать, уберете вы его или нет.

5.
Если на улице идет снег, а вы где-то отдыхаете за городом, попросите соседа поездить на автомобиле у вашего дома, и пусть он оставит свежие следы от обуви у вашей двери.

6. Обычно, датчики сигнализации устанавливают на первом этаже. Но ведь все драгоценности вы храните на втором, в своей спальне. Не поленитесь установить дополнительные датчики движения.

7. Я всегда сначала стучу. Если вы откроете, то я спрошу, как пройти в библиотеку.

8. Вы что, действительно думаете, что я не загляну в выдвижной ящик с носками? Я всегда заглядываю в шкафы и прикроватные тумбочки.

9. Я практически никогда не захожу в детскую комнату.

10. Вы правы, времени на то, чтобы открыть сейф у меня не будет. Но если он не вмурован в стену, я его заберу с собой.

11. Громко работающий телевизор или музыкальный центр, пока вас нет дома, отпугнет меня лучше любой сигнализации.

12. Иногда я ношу с собой огромную папку, или грабли. Иногда я одеваюсь, как водопроводчик. Я очень стараюсь, чтобы не выглядеть, как грабитель.

13. Я ненавижу 2 вещи: больших собак и шумных соседей.

14. Для того, чтобы забраться в дом, я разобью стекло. Да, услышав грохот, ваш сосед может выключить телевизор, и попробовать прислушаться, что же это было. Но если он больше ничего не услышит, то он просто вернется к тому, чем был занят 2 минуты назад. Такова человеческая природа.

15. Я не жалуюсь, но зачем тратить уйму денег на крутую сигнализацию, и выходя из дома, не включать ее?

16. Я люблю заглядывать в окна. Так я проверяю, дома вы или нет, а также ищу свои будущие трофеи в виде большой плазмы или игровой консоли. Я буду проходить мимо ваших окон вечером, еще до того, как вы закроете шторы на ночь.

17. Перестаньте объявлять о своем отпуске на Facebook. Определить ваш адрес проще, чем вы думаете.

18. Когда вы слегка приоткрываете окно во время жаркого дня, то для вас — это глоток свежего воздуха. Для меня это — приглашение.

19.
Когда я стучу в дверь, а вы не открываете, то я дергаю ручку. Очень часто мне везет, и я просто захожу в ваш дом.

20. Держите ключи от автомобиля рядом с собой. Когда ночью вы услышите подозрительный шум, то нажмите на тревожную кнопку, которая есть почти во всех современных пультах от сигнализации. Звук автомобильной сигнализации обязательно отпугнет преступника, а также заставит проснуться ваших соседей, которые обязательно выглянут в окно, чтобы проверить, не их ли это автомобиль.

***

Домушники и шнифера

В дореволюционной России квартирные кражи считались низкопробным ремеслом. Лишь начиная с 1950-60-ых годов домушники вышли в почетный ранг блатного мира. Милицейская статистика свидетельствует, что каждая вторая кража индивидуального имущества совершается из квартиры. Опытный домушник совершает скок не чаще одного-двух раз в месяц. Это объясняется серьезной подготовкой к краже.

Сначала вор выбирает "объект". Многим домушникам помогает наводчик (его также называют подводчиком), который вычисляет "мишень". Вызвать интерес может владелец автомобиля, женщина в дорогой шубе, челночник. Вору порой достаточно взглянуть на входную дверь или окна, чтобы выбрать подходящую квартиру. Замызганная незатейливая дверь, окна с грязными мятыми шторами (или вообще без таковых) говорят сами за себя. Мощная металлическая дверь заставляет задуматься. Такую квартиру взять труднее, но шкурка выделки стоит.

Часто наводчики используют так называемый хоровод. Вначале они расклеивают в подъездах объявления следующего содержания: "Уважаемые жильцы! 16 ноября будет проводиться дезинфекция мусоропровода от грызунов и насекомых". Далее жильцам предлагается обработать входные двери и отдушины имеющимися средствами от тараканов. 16 ноября наводчик (обычно молодая симпатичная девушка) ходит по квартирам и повторяет объявление. Такая процедура никого не удивляет: жильцы предупреждены заранее. Минутного разговора и мимолетного взгляда на дверное устройство достаточно, чтобы определить финансовое положение семьи, тип входных замков, наличие сигнализации и т.п. "Санитары" могут и не развешивать объявления, но вероятность, что им откроют дверь, уменьшается.

Часто наводчик "работает" под представителя власти, скажем, милиционера, который предлагает жильцам установку сигнализации. С человеком в форме принято беседовать не на лестничной клетке, а, как минимум, в коридоре. "Засветить" такой "хоровод" непросто: наводчики знают телефоны службы охраны и действующие расценки на установку сигнализации. Тем более, что и вневедомственная охрана действовала подобным же образом, поручая сотрудникам агитацию своих услуг.Крадущийся вор

Выбрав "объект", домушник устанавливает наблюдение. По адресным данным вычисляет номер телефона; слежка и опрос дают сведения о составе семьи, наличии домашних животных, режиме рабочего дня.

Есть три способа проникновения в помещение. Первый из них - подбор ключей или отмычек, называемых в блатной среде мальчиками. В последние годы, однако, появились замки, открыть которые с помощью отмычки и "чужих" ключей почти невозможно. Второй путь - взлом. Воровской арсенал фомок (их ласково называют "абакумыч") очень богат. Но он меркнет перед хитроумными приспособлениями, позволяющими распечатать любое помещение. Известны случаи, когда толстую металлическую дверь взламывают домкратом, способным поднять до пяти тонн. Им же можно разрушить и стену. Наконец, существует возможность проникновения через форточки, окна и балконную дверь. Этим промышляют очкисты или ветрянщики. Часто добычей домушников становится квартира, оставленная без присмотра на несколько дней или недель. Обнаружить такой "объект" труда не представляет. Достаточно проследить за окнами в вечернее время, почтовым ящиком или показаниями электросчетчика. Преступных асов присутствие хозяев не смущает. Они чистят обитель под их храп. Кражу, которая зовется "С добрым утром!", совершают на рассвете, когда сон особенно крепок.

Похищенные вещи вор сдавал барыгам -- скупщикам краденого, которые сотрудничали не только с домушниками, но и с другими похитителями частной собственности. Старые воровские барыги предпочитали держаться воров и опасались гопников и бандитов. Нынешние скупщики менее переборчивы и скупают все подряд и у всех подряд.

В последнее время к домушникам стали причислять блатарей, бесцеремонно врывающихся в дом и присваивающих имущество на глазах у хозяина. Это уже не кража, а грабеж. Квартирные воры старой закваски избегают осложнений и к насилию стараются не прибегать. Они предпочитают работать в одиночку, в отличии от громил -- квартирных воров, объединяющихся в группу налетчиков. Громилы могут ночью связать хозяина или разыграть хоровод, чтобы выманить его из квартиры. В последнем случае используются телефонные звонки из "райсобеса", "совета ветеранов", "милиции" и т.п.

Кражами из государственных учреждений - магазинов, сберкасс, бухгалтерий и т.п. - занимались шнифера и медвежатники. Обычно их интересовали сейфы, которые медвежатники открывали отмычками, а шнифера - путем взлома. Охотники за сейфами работали как в одиночку, так и в группах. Знаменитая питерская банда Гриши Краузе, бомбившая в 20-х годах сейфы и несгораемые шкафы по всему Петрограду, состояла из восьми-десяти человек. В группе шниферов имелись специалисты по отжиму наружных дверей, сбыту похищенного, взлому денежного хранилища. Отмычками и булавками Григорий Краузе своих орлов не баловал и предпочитал фомку, напоминающую огромный консервный нож. Среди медвежатников в 20-30-х годах прославились москвич Дорофеев по кличке "Тулуп" и ростовчанин Борис Петерсон. Последний в прошлом был учителем музыкальной школы.

Сегодня профессии шнифера и медвежатника уже не считаются такими хлебными, какими они были в недалеком прошлом. Технические средства опережают их мастерство. Многие фирмы стремятся хранить наличную выручку вне офиса, подальше от налоговых структур, нанимают охрану или же приобретают такие сейфы, которые фомкой или отмычкой не вскроешь. Но шнифера не опускают рук, обзаводятся автогеном и караулят учреждения попроще.

По высшему разряду

Квартирные воры делятся на две категории. Одни, квалифицированные профессионалы, действуют, как правило, группами и занимаются элитным жильем. Другие "отрабатывают" хрущевки и девятиэтажки. Друг с другом они не пересекаются, а численность каждой из этих групп, по оценкам сыщиков, приблизительно одинакова.

Вопреки широко распространенному мнению, квартирные воры редко заранее намечают конкретную жертву. Так обычно бывает только в спальных районах, где преступники вычисляют владельцев престижных иномарок, припаркованных возле подъездов, и обращают внимание на квартиры, выделяющиеся дорогими дверями, замками и системами видеонаблюдения. В элитных же домах квартиры чистят, можно сказать, в массовом порядке.

Практически не бывает случаев, чтобы, проникнув в подъезд престижного дома, воры ограничились только одной квартирой — они обязательно попробуют попасть и в соседние. Выслеживание же и ограбление конкретного жильца престижного дома, как правило, производится по заказу: например, ради ценных икон, картин и других раритетов.

Самыми высококвалифицированными квартирными ворами на территории бывшего Советского Союза на протяжении уже многих десятилетий являются выходцы из Грузии. Причем это не обязательно представители коренной национальности, хотя их, конечно, большинство. Попадаются московским сыщикам и абхазы, осетины, армяне, русские, выросшие в этой республике. Одним из главных их профессиональных качеств является виртуозная работа с замками.

Работают "грузины" обязательно группами и вахтовым методом: приезжают в Москву на две-три недели, отрабатывают несколько домов и уезжают. Поэтому даже в тех случаях, когда их лица оказываются заснятыми на камеру наружного наблюдения, найти злоумышленников практически нереально.

Каждую операцию грузинские группировки готовят тщательно и средств на нее не жалеют — потом все окупится. Сначала производится наружное изучение объекта — подъездные пути и пути отхода, число охранников и график их работы. Наибольшей популярностью у воров пользуются элитные комплексы, в которых находятся SPA-салоны и фитнес-клубы, посещаемые не только жильцами. На территории таких комплексов посторонний человек внимания привлекает меньше.

Самой краже обычно предшествует установка "закладок", совершаемая за день, максимум два, до намеченного преступления. Внешне она маскируется весьма пристойно. Как правило, ее производят двое участников группировки, очень дорого одетых, которые прибывают к дому на престижной иномарке (в ходу, к примеру, Infiniti, Mercedes Е-класса), причем машину они паркуют так, чтобы она была видна охранникам (госномера на ней обычно липовые).

Секьюрити визитеры сообщают, к кому из жильцов приехали (имя выясняют заранее). Звучит неправдоподобно, говорят сотрудники МУРа, но в большинстве случаев охранники пропускают приехавших без проверки. Совсем недавно, рассказали оперативники, двое грузин прошли в нужный им дом, вооружившись тортом и роскошным букетом, пояснив охране, что они "к Свете на день рождения" (одна из обитательниц подъезда действительно пышно отмечала юбилей). "Квалифицированные воры — очень хорошие психологи,— комментирует высокопоставленный офицер уголовного розыска.— Охранники в большинстве своем — ребята из Тульской, Владимирской, других соседних областей. Они очень дорожат своим местом и поэтому, в частности, боятся вызвать гнев обитателей дома, которые то и дело устраивают разносы, если персонально к ним осмелились кого-то не пропустить. Воры этим умело пользуются".

В качестве наглядного примера сыщики приводят ограбление квартиры известного певца Владимира Преснякова и его жены Натальи Подольской. Вернувшись из Куршевеля, супруги обнаружили, что из их квартиры в элитном жилом комплексе "Золотые ключи", расположенном на Минской улице, пропало ценное имущество. Потерпевшие оценили ущерб более чем в 7 млн руб. Одновременно на 2 млн руб. была ограблена квартира их соседа — владельца сети салонов красоты. "В этом случае воры смогли пройти в дом, несмотря на то, что в комплексе установлена многоуровневая система безопасности, а в одной смене работают чуть ли не три десятка охранников",— рассказал один из сыщиков.

Попав в нужный подъезд, злоумышленники быстро проходят по всем этажам и оставляют "закладки": между дверью и косяком вставляются прозрачные полоски, нарезанные из пластиковых бутылок (еще недавно это были простые спички, но их легче заметить). Если дверь открыть, закладка выпадет. Через пару дней, опять-таки под надуманным предлогом проникнув в дом, другие воры из той же группировки определяют по "закладкам" оставшееся без присмотра жилье.

Вскрытием замков и выведением из строя других систем защиты занимаются так называемые ключники. Часть группировок имеет своих постоянных "ключников", другие прибегают к услугам местных. Это специалисты высочайшего класса. Многие из них имеют дома мастерские, где сами вытачивают фомки и отмычки под новейшие замки и прочие системы блокировки дверей. Все технические новинки, касающиеся безопасности квартир, "ключники" заказывают по интернету и знают их назубок уже через считанные дни после поступления на рынок.

Взломщики, не входящие в "штат" группировки, как правило, в квартиры даже не заходят — вскрывают жилье и тут же удаляются. Гонорар получают позже. Резон простой: даже если воров поймают по горячим следам и будет доказано, что дверь взломал именно этот конкретный "ключник" (что само по себе проблематично), в большинстве случаев ему грозит практически символическое наказание за умышленную порчу чужого имущества.

Взлом даже самой укрепленной двери занимает не больше двадцати минут, "зачистка" двух-трехкомнатной квартиры — около сорока. В своей практике сотрудники МУРа сталкивались со случаями, когда за один заход воры обчищали в подъезде элитного дома до пяти квартир.

Во время "процесса" зрачки видеокамер, установленных у дверей соседних квартир, обычно залепляются лейкопластырем. Хотя и здесь бывают исключения: совсем недавно, работая в доме на Кутузовском проспекте, преступники развесили перед видеокамерами цветные воздушные шарики, которые принесли с собой. Что касается камер наблюдения, установленных над подъездами, то они воров, по словам оперативников, не пугают. "Польза от них разве что при последующем поиске преступников,— объясняет один из сыщиков.— Да и то далеко не всегда: очень часто качество записи оказывается неважным".

Особым вниманием воров пользуются совсем новые элитные дома. В большинстве случаев они заселяются месяцами, и квартиры, где есть жильцы, которые могут помешать, в новогодние праздники можно пересчитать по пальцам. Совсем недавно в одном из таких домов на Звенигородском шоссе преступники беспрепятственно всю ночь напролет в еще незаселенной квартире пилили сейфы, вынесенные из двух соседних (всего тогда было обворовано пять квартир). В итоге взяли все деньги.

Оперативники отмечают, что профессиональные воры сегодня берут только деньги и драгоценности. Могут польститься на по-настоящему дорогую шубу, которую, по образному выражению сыщиков, "можно скомкать в кулаке и незаметно унести".

С бытовой техникой не связываются даже те, кто работает в хрущобах и девятиэтажках: легко попасться при выносе или реализации. На такую добычу могут польститься разве что воры случайные, например наркоманы в поисках средств на дозу.

По спальному району

Что касается жилья менее престижного, то квартирные кражи здесь имеют свою специфику: "грузины" ими не занимаются, но есть "гастролеры" с Украины, из Молдавии, из разных регионов России. Кроме того, в спальных районах не редки случаи, когда злоумышленники проникают в дома через окна.

В основном, конечно, в квартиры на первом-втором этажах, но после того как в антитеррористических целях газовые трубы были выведены на наружные стены зданий, воры стали пользоваться ими как лестницами и подниматься выше.

Недавно в Очаково за ночь вор по газовой трубе обошел 13 квартир одного дома. При этом оперативники отмечают, что даже самые лучшие стеклопакеты вскрываются умелыми ворами гораздо быстрее, чем стандартные окна: на то, чтобы отжать стеклопакет фомкой, уходят считанные минуты.

И в спальных районах более или менее квалифицированные воры к "акции" готовятся заранее. Нередко они неделю или две наблюдают за домом, отмечая, в каких квартирах свет не зажигается вовсе или, наоборот, горит сутками напролет. За это время грабители узнают код замка на подъезде, прикидывают, как справиться с домофоном, отмечают, в какое время может отлучиться консьерж. К услугам "ключников" здесь не прибегают, поэтому со слишком сложными замками воры зачастую предпочитают не связываться.

Оперативники считают, что полностью застраховать себя от квартирной кражи невозможно. Хотя стандартные способы снизить риск, конечно, имеются. Например, установка решеток на окнах практически исключает возможность проникновения непосредственно с улицы.

Кроме того, можно перед долгим отъездом установить в комнатах лампочки, зажигающиеся и гаснущие через неравные интервалы времени, что создаст иллюзию присутствия людей. "Наконец, очень полезно дружить с соседями,— говорит один из оперативников.— Перед отъездом нужно их обязательно попросить, чтобы они регулярно забирали корреспонденцию из почтового ящика и срывали с вашей двери рекламные объявления, которые сейчас развешиваются в подъездах. Воры на эти мелочи всегда обращают внимание".

Но самое лучшее, считают сыщики, это все-таки не пожалеть средств и установить сигнализацию, заключив договор с вневедомственной охраной. "Даже простой ревун может отпугнуть грабителя,— рассказывает один из сотрудников уголовного розыска.— Если же он, уже проникнув в квартиру, поймет, что жилье стоит на сигнализации, может решить не рисковать и уйти сразу. А датчики сигнализации на окнах некоторых воров могут и вовсе отпугнуть.

Вневедомственная же охрана предотвратить кражу не может, но способна задержать вора по горячим следам, сохранив тем самым ваши деньги и ценности. К тому же при заключении договора предусмотрена определенная страховка". Сыщики также не рекомендуют хранить большие суммы дома, но в действенность своего совета и сами не слишком верят. "Иногда бывает, что потерпевшие даже сами не могут вспомнить, сколько точно у них средств дома хранилось",— разводят руками оперативники.

По дачам и коттеджам

Имеют свою специфику и похищения денег и имущества за городом — на дачах и в коттеджах. Причем здесь тенденция довольно тревожная. По словам старшего оперуполномоченного управления уголовного розыска Главного управления МВД России по Московской области майора полиции Анны Зуевой, преступники все чаще кражам предпочитают грабежи, полагая, что быстрее и проще выбить деньги и ценности из хозяина дома, чем обшаривать здание от подвала до чердака. Здесь злоумышленники, большинство которых составляют уроженцы Армении, Молдавии и Дагестана, работают небольшими группами и тем же вахтовым методом, приезжая на две-три недели, а затем возвращаясь домой. В элитных поселках, которые находятся под присмотром охраны, по словам госпожи Зуевой, ограблений практически не совершается. В основном жертвами преступников становятся относительно состоятельные люди, купившие участки и отстроившиеся в обычных деревнях и поселках.

В Подмосковье гораздо чаще, чем в Москве, грабители действуют по наводке. Нередко в роли наводчиков выступают строители-гастарбайтеры или прислуга (в столице таких случаев практически не бывает). Кроме того, грабители, естественно, выбирают дома и по внешнему виду. Популярностью у преступников пользуются коттеджи, обнесенные высоким непроницаемым забором, особенно если он украшен ковкой. Перескочить через такой забор для воров, которые, как правило, не отличаются внушительной комплекцией, дело нескольких секунд, а заметить их уже на территории домовладения снаружи невозможно. Мало того, высокий забор притупляет бдительность и хозяев. Яркий пример — нашумевшее ограбление загородного дома шоумена Александра Цекало. Задачу преступникам облегчило то, что входная дверь дома даже не была заперта. Напомним, тогда трое грабителей из Молдавии связали хозяина и его жену и вынесли деньги и ценности на общую сумму 12 млн руб.

За облюбованным домом также ведется наблюдение, уточняются время приезда и отъезда жильцов, их число, наличие у них собак. Любопытно, что присутствие крупной собаки, по словам сыщиков, до сих пор является весьма надежной предупредительной мерой против грабителей.

Чаще всего наблюдение ведется из машины, припаркованной неподалеку от выбранного объекта. Дождавшись, когда дома останется кто-то один из хозяев, преступники проникают внутрь и, угрожая, как правило, травматическим пистолетом, узнают, где хранятся деньги и ценности. Нередко грабители забираются в дом заранее, например через форточки цокольных помещений, и хозяина подстерегают уже внутри. Или, напротив, врываются (особенно по ночам) в тот момент, когда домовладелец открывает ворота, чтобы загнать машину.

И в этих случаях стопроцентно эффективных мер предупреждения ограблений нет. Но, по словам сыщиков, всегда полезно перед уходом проверить все форточки, а также осмотреть окрестности дома из окон второго этажа. Заметить стоящую поблизости машину, которая не принадлежит соседям (в большинстве случаев подмосковные грабители пользуются вазовскими автомобилями — классикой и "девятками"), не трудно; о подозрительных лицах оперативники советуют сообщать в местную полицию.

По сети и по закону

Полицейские-борцы с киберпреступностью рассказывают, что недавно квартирные воры освоили новый способ вычислять отсутствующих дома жильцов. Для этого группировки профессиональных грабителей понемногу начинают сотрудничать с хакерами. Те взламывают наиболее распространенные социальные сети, устанавливают состоятельных посетителей и из переписки узнают, когда те уезжают на отдых. В таких случаях даже "закладки" не требуются.

"Социальные сети уже давно используются злоумышленниками всех мастей для совершения преступлений,— подтверждает Илья Сачков, генеральный директор компании Group-IB, участвующей в борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий.— Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что четыре из пяти ограблений совершаются при помощи Twitter и Facebook. У нас в стране такая статистика не ведется, но практика показывает, что российские преступники не отстают от зарубежных "коллег" в использовании информационных технологий. Личные страницы в соцсетях часто позволяют получать сторонним пользователям значимую информацию о каждом из нас. Многие люди публикуют на своих страницах фотографии машин, техники, ювелирных украшений и других дорогих вещей.

Такие фотографии представляют несомненный интерес для преступников и могут использоваться при выборе жертвы для ограбления". При этом существует возможность автоматизировать поиск по тем же статусам, отмечает господин Скачков.

Специальная программа может осуществлять поиск публикаций, например, со словом "отпуск" или "holidays", на выходе предоставляя подборку пользователей, находящихся на отдыхе. Злоумышленникам остается лишь выяснить адрес. "Необходимо соблюдать определенные границы и остерегаться сообщать слишком много сведений о себе в интернете",— предостерегает эксперт.

Весьма высокий уровень краж и неуклонный рост их числа эксперты связывают и с особенностями современного законодательства. "Раньше группа наших сотрудников приезжала на место хищения, специалисты снимали отпечатки пальцев, а затем проверяли их по базе,— поясняет один из оперативников.— Если удавалось установить, чьи они, подозреваемого задерживали, обыскивали. Если потерпевший на допросе говорил, что он задержанного не знает и тот у него бывать в гостях, а значит, и оставить отпечатков не мог, этого было достаточно для привлечения к ответственности. Сейчас же надзорные органы требуют, чтобы преступник был застигнут на месте и у него были обнаружены украденные вещи. Притом что вещей сейчас практически никто из преступников не берет".

Показателен в этом смысле недавний случай с кражей в Митино. Предполагаемого вора поймали с поличным при очередной краже в другом районе Москвы. Почерк преступника в обоих случаях был идентичен, мало того, его опознали жильцы митинского дома, а видеокамера зафиксировала, как он выходил из подъезда с сумкой с украденным (это был тот редкий случай, когда вор позарился на вещи). Однако все это суд доказательствами не счел, и эпизод с первой кражей выпал. "Но и это не все,— сетуют оперативники.— Самая тяжелая, третья часть статьи 158 "Кража" предусматривает наказание до шести лет.

Иными словами, условно-досрочно вор может выйти на свободу уже через пару лет, а то и раньше. Такое наказание вряд ли заставит его отказаться от дальнейшей преступной деятельности". Недавно, кстати, была с поличным задержана группа грабителей. Получив оперативную информацию, сыщики с разрешения хозяина устроили на его участке и в доме засаду, налет грабителей и их задержание фиксировалось на видеопленку. В итоге организатор преступления получил 11 месяцев заключения.

Об интересном историческом факте много лет назад рассказывал один из тогдашних руководителей Главного управления уголовного розыска МВД. По его словам, еще в брежневские времена Грузию захлестнула волна квартирных краж. И тогда партийный лидер республики Эдуард Шеварднадзе, преодолев несогласие ряда других членов Политбюро, внес поправку в республиканский УК: в три раза повысив минимальный срок наказания за это преступление. В результате грузинские домушники перестали "обносить" своих земляков. И стали выезжать на промысел исключительно в братские советские республики.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //