Люди с высоким интеллектом счастливее без друзей


Это следует из нового любопытного исследования, опубликованного в прошлом месяце в Британском журнале психологии (British Journal of Psychology), пишет The Washington Post.

Эволюционные психологи Сатоси Канадзава из Лондонской школы экономики и Норман Ли из Сингапурского университета менеджмента углубились в вопрос о том, что приводит к счастью. Хотя традиционно эта тема занимает священников, философов и писателей, в последние годы её всё больше исследуют экономисты, биологи и другие учёные.

Канадзава и Ли полагают, что образ жизни наших древних предков охотников-собирателей формирует основу того, что делает нас счастливыми. «Ситуации и обстоятельства, которые привели бы к росту удовлетворённости жизнью наших предков, могут и сегодня увеличивать наше довольство жизнью», – пишут они.

Они используют термин «теория счастья саванна», чтобы объяснить два главных вывода, полученных из анализа результатов опроса 15 000 человек в возрасте от 18 до 28 лет.

Во-первых, люди, живущие в более густонаселённых районах, как правило, менее удовлетворены своей жизнью в целом. «Чем выше плотность населения в ближайшем окружении, тем менее счастливыми» считают себя респонденты. Во-вторых, чем больше у человека социальных взаимодействий с близкими друзьями, тем выше он сам оценивает своё счастье.

Но выявили одно большое исключение. Среди людей с более высоким интеллектом эти корреляции либо намного меньше выражены, либо вообще противоположны.

«Следовательно, отрицательное влияние плотности населения на удовлетворённость жизнью более чем в два раза выше у лиц с низким IQ, чем с высоким IQ. И респонденты с более высоким коэффициентом интеллекта были менее удовлетворены жизнью, если они общались со своими друзьями чаще».

Повторим последнее: когда умные люди тратят больше времени на общение со своими друзьями, они становятся менее счастливыми.

Итак, оба вывода по большому счёту бесспорны. Например, многие предыдущие исследования выявили то, что некоторые называют «градиентом счастья по оси координат город-деревня». Канадзава и Ли объясняют это так: «Жители сельской местности и малых городков счастливее, чем жители пригородов, которые в свою очередь счастливее людей в районных центрах, которые счастливее жителей крупных областных центров».

Почему высокая плотность населения делает человека менее счастливым? Этому вопросу посвящён комплекс социологических исследований. Но чтобы ощутить этот эффект на себе, просто отправьтесь в 45-минутную поездку в переполненном автобусе в час пик, а после этого опишите своё самочувствие.

Наибольший интерес представляет второй вывод Канадзава и Ли. Неудивительно, что дружеские и родственные связи обычно рассматриваются как основной компонент счастья и благополучия. Но почему эти отношения имеют иное значение для умных людей?

Доклад: Дания самая счастливая страна в мире

Согласно докладу ООН, в рейтинге самых счастливых стран мира первую строчку занимает Дания, а на последнем месте в списке из 157 стран находится Бурунди. (Рейтер)

Исследователь Брукингского института Кэрол Грэм, изучающая «экономику счастья», говорит: «Согласно изложенным результатам (и это неудивительно), люди с выдающимся интеллектом и способностью его использовать реже тратят время на общение, потому что они сконцентрированы на какой-нибудь долгосрочной цели».

Например, врач, пытающийся излечить рак, или писатель, работающий над великим романом, или адвокат, который занимается защитой наиболее уязвимых людей в обществе, – частые социальные взаимодействия отвлекают таких людей от достижения своих целей, что могло бы негативно повлиять на их общую удовлетворённость жизнью.

Но «теория счастья саванна» Канадзава и Ли даёт другое объяснение. Идея начинается с предпосылки, что человеческий мозг эволюционировал, чтобы соответствовать потребностям наших предков, населявших бескрайние африканские саванны. У них плотность населения была примерно такой же, как в наши дни в сельской местности Аляски (менее одного человека на квадратный километр). Возьмите мозг, приспособленный к этой среде, и поместите его в современный Манхэттен (плотность населения 27 685 человек на квадратный километр). Вы увидеть эволюционные несоответствия.

Аналогично дело обстоит и с дружбой: «Наши предки охотники-собиратели жили небольшими группами около 150 лиц. В таких условиях частые контакты на протяжении всей жизни с друзьями и соплеменниками, вероятно, были необходимы для выживания и размножения», – объясняют Канадзава и Ли. Мы по-прежнему остаёмся социальными существами, что отражает ту изначальную зависимость от сплочённой социальной группы.

Типичная человеческая жизнь резко изменилась со времён древних саванн. Тогда у нас не было автомобилей, айфонов, обработанных пищевых продуктов и телешоу. Вполне возможно, наша биология не успевает развиваться достаточно быстро, чтобы соответствовать темпам изменения образа жизни. Поэтому возникает несоответствие между тем, для чего предназначен наш мозг и другие органы и миром, в котором большинство из нас сейчас живёт.

Подводя итоги: Вы слышали о диете палеолита. Но готовы ли вы к счастью палеолита?

Канадзава и Ли полагают, что более умные люди могут быть лучше приспособлены для борьбы с новыми (по крайней мере, с эволюционной точки зрения) проблемами, которые подбрасывает нам современная жизнь. «Люди, которые обладают более высоким уровнем общего интеллекта и, следовательно, способностью решать эволюционно новые проблемы, могут столкнуться с меньшими трудностями в понимании и общении с эволюционно новыми категориями и ситуациями», – пишут они.

Если вы умнее и в большей степени способны адаптироваться, вам легче примирить свои эволюционные склонности с современным миром. Например, проживание в густонаселённом квартале меньше повлияет на ваше общее благосостояние, что выявили Канадзава и Ли в анализе опроса. Точно так же более умные люди могут быть лучше приспособлены к тому, чтобы отбросить социальные сети охотников-собирателей, особенно когда они заняты какими-то более возвышенными целями.

Важно помнить, что аргумент, предложенный Канадзава и Ли не признан научной истиной. Палеотеории – идея о том, что наш организм лучше приспособлен к окружающей среде наших предков – в последние годы попали под огонь критики, тем более что продовольственные компании и некоторые исследователи сильно раздули предполагаемую выгоду от палеодиет.

Основные выводы Канадзава и Ли о плотности населения, социальном взаимодействии и счастье относительно бесспорны. Но Кэрол Грэм из Брукингса говорит, что есть в их исследованиях один потенциальный недостаток. Он заключается в том, что в определении счастья учитывалось, как человек оценивает свою удовлетворённость жизнью («Насколько вы удовлетворены своей жизнью в целом?»), но не учитывалось ощущение благополучия («Сколько раз вы вчера смеялись? Сколько раз вы злились?» и др.). Эти два типа вопросов могут привести к совсем разным оценкам благополучия.

Со своей стороны Канадзава и Ли утверждают, что это различие не имеет большого значения в их теории. «Даже при том, что наши результаты эмпирического анализа используют показатель общей удовлетворённости жизнью, теория счастья «саванна» не стремится к конкретному определению и совместима с любой разумной концепцией счастья, субъективного благополучия и удовлетворённости жизнью», – пишут они.

Канадзава уже сталкивался с критикой. В 2011 году он написал в блоге Psychology Today статью под названием «Почему чёрные женщины физически менее привлекательны, чем остальные женщины?». Из-за волны негодования публикацию пришлось удалить.

Его новое исследование едва ли вызовет столько же разногласий. Но эволюционный взгляд на счастье и интеллект может спровоцировать оживлённую дискуссию.

Канадзава говорит, что его подход к пониманию счастья в корне отличается от рассуждений, скажем, о пользе палеодиеты. «Слепое следование рациону наших предков при том, что у нас нет других аспектов их жизни, кажется мне опасным и вздорным предписанием», – рассуждает исследователь.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //