Любовь за деньги при царе

Малоизвестные факты о первых публичных домах России.

Проституцию в обществе запрещали, разрешали и снова запрещали. Об аморальности древнейшей в мире профессии твердила церковь, а светская власть в разные времена пыталась контролировать деятельность жриц любви, признавая ее полезной. Как обстояли дела с этим в царской России?

Анна Дрезденша

Известно, что первые публичные дома в России появились в конце XVII века. Петр I публичные дома не переносил на дух. Царь запрещал дома терпимости, веля властям на местах бороться с этим позорным явлением. Но настоящее наступление на публичные дома устроила императрица Елизавета, которая приказала изгнать из страны хозяек борделей.

Основательницей одного из первых публичных домов в Петербурге стал немка Анна Фелкер по прозвищу Дрезденша. Молодой 22-летней женщиной она приехала в Россию. Ее выписал к себе майор Бирон, принудивший Анну к сожительству. Затем она вышла замуж за офицера, который уехал на службу, не оставив супруге ни копейки. Тогда она и занялась сводничеством. Когда офицер вернулся, то обвинил жену в измене и дал ей развод.

Анна Фелкер будучи при деньгах отправилась в Германию, где наняла несколько девушек. Вернувшись в Петербург, она сняла приличный дом на Вознесенской перспективе. И работа закипела. Помимо традиционных услуг, которые оказывали обитательницы дома Дрезденши, желающим предоставлялись и другие. Например, в этом доме можно было снять комнату на ночь невенчанным. А некоторые офицеры нанимали девиц в услужение на несколько дней, увозя к себе.

Работали у Дрезденши преимущественно иностранки, которые считались более чистоплотными. Содержательница борделя регулярно платила взятки и дарила дорогие подарки петербургским чиновникам. Но и это не спасло ее от гнева императрицы. Анну Фелкер заточили в Петропавловскую крепость. Поначалу она отпиралась, уверяя, что зарабатывает вполне легальными способами – торговлей дамскими вещами и маникюром. Но когда Дрезденшу выпороли, немка сдала всех. Три дня полиция вылавливала проституток, пострадали и некоторые высокопоставленные клиенты. Девиц выслали из страны, русских проституток сослали в Сибирь. Интересно, что уже через два года в Петербурге открылись новые публичные дома.

Желтый билет

Распространение блуда в России привело к настоящим эпидемиям венерических заболеваний. Весь офицерский состав и армия в целом угодили в зону риска. И тогда Екатерина II неофициально разрешила занятие проституцией, но под присмотром медиков. Уже в XIX веке Николай I официально разрешил дома терпимости в России. А потом распорядился и о создании врачебно-полицейского кабинета. Девиц легкого поведения лечили от венерических болезней за счет государства. И, надо признать, после этого эпидемия сифилиса пошла на убыль.

До революции проституток ставили на учет, обязывали проходить медицинский контроль не реже двух раз в месяц. Женщинам выдавали так называемый желтый билет, который иначе назывался заменительным, поскольку выдавался взамен паспорта.

Желтый цвет билета, вероятно, происходит от того, что проститутки в Древней Греции были обязаны носить одеяния желтого цвета. В самом документе помещалась фотография ночной бабочки, а также правила по надзору и правила для публичных женщин. За попытку скрыть заболевание проститутке грозило тюремное заключение. Содержать бордели могли только женщины. Как правило, это были дамы в возрасте – от 40 до 60.

Цены на услуги разнились в зависимости от уровня публичного дома. В самых дешевых за раз просили от 30 до 50 копеек и рубль за ночь. В борделе средней руки час развлечения стоил два рубля, а ночь – до пяти. Для понимания скажем, что в те времена за рубль можно было купить простые брюки. В более дорогих публичных домах за ночь требовали десять рублей. В Москве одним из фешенебельных публичных домов считалась «Рудневка». Здесь за раз клиент платил 15 рублей.

Суточная норма проститутки, работавшей в самых дешевых борделях, составляла до 20 человек в сутки. Самые дорогие ночные бабочки зарабатывали по 500 рублей в месяц.

В конце XIX века в Москве насчитывалось более тысячи проституток, большинство из которых были немки и полячки.

Жертвы борделей

В конце XIX века наиболее престижным и, конечно, самым дорогим борделем Москвы называли гостиницу «Англия». Особым положением здесь пользовалась женщина по имени Шарлотта Альтенроз, говорившая по-немецки. Она занимала роскошный номер на первом этаже, клиентами ее были господа офицеры и столичные аристократы.

Однажды Шарлотта (она же Роза, Ванда, Элеонора) сообщила, что в ее покоях скончался русский офицер. Им оказался известный русский полководец, освободитель Балкан и герой Русско-турецкой войны, генерал Михаил Дмитриевич Скобелев.

Что стало причиной смерти генерала, доподлинно неизвестно. То ли он не выдержал бурной ночи с Шарлоттой Альтенроз, то ли был убит. Случилось это летом 1882 года. Причем за день до визита в «Англию» Скобелев сильно нервничал, был не похож на себя. Популярная версия об убийстве, однако, так и получила подтверждений. Официально было объявлено, что у Скобелева случился паралич сердца.

Считают, что именно любовь к борделям стала причиной смерти еще одного известного Михаила – великого русского художника Врубеля, подцепившего сифилис. Произошло это в 1892 году, за десять лет болезнь привела к расстройству психики и потере зрения.

Сразу после революции прошел Всероссийский съезд венерологов, который настоял на официальном запрете проституции. Блудниц ссылали в Сибирь. Секса в СССР не было.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //