Лошадки Петровой Светы

Наш Беломор Glamour @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Исповедь конного фотографа-энтузиаста о никому не нужном в России виде фотографии и смотрите великолепные снимки фотографа, спасающего от гибели лошадей.

Итак, слово Светлане Петровой.

- Я фотографирую лошадей просто потому, что это делает меня счастливой.

Когда я смотрю на них, меня переполняет восторг, и оказывается, его очень просто передать на фотографии, подарить зрителю.


Вообще, иногда кажется, что снимаю не я, накрывает особое состояние, когда я понимаю, что являюсь лишь продолжением камеры. «Лишь», так как я будто механизм для создания кадра, а все остальное кто-то другой, величественный и сильный, делает за меня.

И лошади тогда бегут, куда нужно, и взгляды кидают в камеру в тот самый, необходимый момент, и солнце светит именно так, как надо.

Часто спрашивают о моих кумирах в конной фотографии. Нe знаю, могу ли я судить других фотографов, но мне крайне редко нравятся чужие работы. Так или иначе, все повторяют друг друга, передирают ракурсы, ездят снимать в одни и те же места, одних и тех же красивых лошадок. Скукота.

Пожалуй, мой мозг взрывает Тим Флэк. Он задает именно тот уровень, который близок мне, и хотя с лошадьми он сделал всего несколько проектов, объединенных в один - Equus, он умеет думать нестандартно и выдавать результат высочайшего качества.

В России я могу назвать себя единственной, кто замахивается на крупные проекты, с работой со студийным светом, командой, сложной организацией съемок и так далее.

Но для того, чтобы быть конным фотографом у нас в стране, нужно быть очень большим энтузиастом. Этот вид фотографии никому не нужен, журналов катастрофически мало, рынка не существует. По большому счету, занятие конной фотографией - это такое очень дорогое хобби.

Я мистик по природе своей. Лошади всегда для меня были большим, чем просто животные. Я умею слышать их, понимать, чувствую, они же научили меня тому, как правильно вести себя среди них, в табуне. Я там чувствую себя абсолютно своей, мне хорошо среди лошадей, и это смешно, когда меня пытаются предостеречь - ты, мол, осторожнее там!

Однажды я несколько часов фотографировала в большом табуне. Была отличная погода, луга цвели, лошади спокойно паслись, и у многих уже родились жеребята - рай для фотографа!

В какой-то момент я устала и решила посмотреть, что я там наснимала. Присела на траву, с головой ушла в фотографии. Потом глаза поднимаю, - что такое?

Лошади окружили меня кольцом, и стоят, смотрят. У меня даже мурашки по коже побежали, когда я поняла, что случилось! Они меня защищали. Как они это увидели, со своей точки зрения - ходила-ходила с ними, вроде как совсем своя стала, а потом на землю села и сижу. Ослабела, наверное, подумали лошади, и взяли меня в кольцо, закрыли собой от предполагаемых хищников, как закрывают в поле маленьких слабых жеребят.

Ну и как их не любить и для чего бояться?

Самый забавный случай на съемке?

Когда я себя обнаружила сидящей посередине огромной лужи.

Мне потом рассказывали, что меня оттуда пытались вынуть, но я кричала, что этот ракурс самый лучший! Ничего такого не помню, но это нормально, когда я увлечена процессом съемки, я мало что замечаю.

Промокла, пардон, до нижнего белья полностью. Но ракурс был просто отличный!

Я не люблю снимать слишком красивых лошадей. Это просто.

Там моя заслуга лишь в построении композиции, коррекции света и скорости моей реакции. Все остальное - от Бога.

Я понимаю, что эти кадры лучше всего продаются, но мне скучно и слишком просто их делать. Хотя зрители любят их, поэтому возможно, я не права, когда не стремлюсь к погоне за красивостями.

Но они так обманчивы своей внешней привлекательностью, что рискуешь не раскрыть сути, довольствуясь лишь внешней красотой, и становится похоже, что тебе просто нечего сказать самому.

Раньше я думала, что самые прекрасные лошади далеко от меня.

В других странах, куда нужно лететь на самолете, и тратить массу денег, ну как же, ведь достижение цели не может быть легким!

А потом поняла, что лучшие кадры можно сделать где угодно. С любой лошадью и моделью, и ничего не имеет значения, если ты влюблен в героев своих кадров.

Лошадей любить легко. Их можно любить безусловно, а не за то, что они красивые, породистые или дорого стоят.
Я люблю их запах, дыхание, взгляды. Люблю робость и преданность лошадей. Люблю просто дотрагиваться до них рукой и ощущать их тепло, силу, энергию.

Я раньше много думала, отчего они рядом с человеком? Тем, кто зачастую мучает, заставляет лошадей делать трудные и физически, и психологически, вещи.

Например, спорт - это огромные дозы адреналина! Лошади не любят адреналин: они спокойные животные, и ищут размеренную тихую жизнь, в табуне, среди сородичей.

Атмосфера же любых соревнований взвинчена до предела, плюс все волнение всадника передается лошади, и она прыгает через высокие препятствия, терпит его ошибки, боль, травмы, огромные нагрузки... Она угождает человеку в его стремлении быть первым, стать лучшим. И изо всех сил помогает ему.

Зачем? Ведь так просто, на самом деле, избавиться от надоедливых двуногих! Что такое их 60-90 килограммов против лошадиных 500-600! Один точный удар копытом - и полная свобода...

Но они остаются с людьми.

Зачем?

Просто они хотят быть с нами. Вот и все.

Несмотря ни на что.

И, пожалуй, я все еще не знаю, зачем.

Cейчас я говорю маме: «Зачем ты мне запрещала заниматься лошадьми в детстве? Видишь, к чему это привело?».



У меня пять лошадей, и они сжирают все мои доходы. Впрочем, это не имеет значения, потому что я счастлива. И они тоже, смею надеяться.

Я долго занималась конным спортом. Сначала стартовала в конкуре - это прыжки через препятствия. Не достигла особых успехов; я слишком боялась за здоровье своей лошади. Поэтому я, в отличие от нее, прыгала без особого желания.

Потом ушла в выездку. Это более сложный, как мне кажется, вид конного спорта, там больше тонкостей, нюансов, «управления на пальчках», как у нас говорили, артистизма. Выездка - это танец всадника и лошади, это высший пилотаж.

Она пришлась мне по душе - я перфекционист и самопоедатель, как раз то, что надо спортсмену в выездке.

Лошади понравилось меньше: в силу своего строения (у нее короткая шея и недостаточно длинный корпус, при полном отсутствии нарядных и широких движений), ей было трудно делать многие элементы. Она полукровная, некрупная, не блещет особой внешней красотой и экстерьером, но какая у нее душа!

Тогда я впервые поняла, что такое любовь лошади к всаднику. Все, что она делала, она делала для и ради меня.

На крупных отборочных соревнованиях она (мы) вошла в десятку лучших молодых лошадей города, причем я была единственной всадницей, выступавшей с начальным третьим разрядом, а ехать пришлось среди мастеров спорта и кандидатов в мастера, которые выступали на совершенно потрясающих лошадях!

Это наша с ней самая большая победа, хотя мы много стартовали и после этого, и почти всегда были в призовых местах.

Сейчас эта лошадка на отдыхе, вот уже лет десять. Гуляет в табуне, а я приезжаю ее баловать и кормить вкусностями.
Она узнает мой голос, походку, и всегда зовет меня ржанием. Если я не сразу подхожу к ней, она нетерпеливо ходит вдоль ограды левады, и ищет меня глазами, ждет.

Иногда карабкаюсь ей на спину, и мы вспоминаем боевое прошлое, моя красавица сгибает шею бубликом и, пружинисто вышагивая, гордо катает меня по манежу.

Все счастливы!

Недавно я сделала ребрендинг самой себя. Это случилось после поездки в Испанию, где мое имя «Светлана» никто не мог произнести, оно воспринималось как очень сложное слово. Я довольно много снимаю вне России, и тогда я впервые задумалась о том, что мне нужно взять псевдоним. Его даже не нужно было придумывать - имя моей любимой лошади, Лаэрта.

Просто в благодарность за все то, что она для меня сделала.

Планов съемок и поездок так много, что я боюсь, мне жизни не хватит, чтобы все воплотить в жизнь!

Проекты и идеи приходят ниоткуда. Я не копирую ничьи работы, не ворую идеи, - это унизит меня как мастера. И страшно злюсь, когда мои работы повторяют. Говорят, нужно воспринимать это, как комплимент, но я не могу оправдать воровство идей красивыми фразами.

Чаще всего, Создатель дарит мне по одному проекту в год - идея приходит ниоткуда, как это было с «Imagination» («Лошади и цветы»), и такая идея однозначно блестящая. Я могу просто смотреть в окно, а через секунду у меня в голове уже рожденный проект, который остается только воплотить.

Дальше все зависит от меня самой, от силы духа, смелости, удачи, энергии.

Буквально сегодня я придумала очередную изумительную идею для съемок, пока ничего не буду рассказывать, но это совершенно неожиданный ход. Я не слышала, чтобы кто-то что-то подобное делал раньше. Надеюсь, что смогу воплотить проект в жизнь уже в этом году.

Проект «Imagination» я показывала на паре конкурсов, в итоге взяла Гран-При на международном конкурсе коммерческой фотографии «Мастер-2009», на этом же конкурсе второе, третье место в номинации «Природа», и там же мне дали специальный приз «За совершенство техники исполнения». Я вышла в полуфинал Hasselblad Masters и получила Бронзу в конкурсе Федерации европейских профессиональных фотографов FEP 2011, в разделе Illustrative. Конечно, нужно участвовать чаще, чтобы имя «засвечивалось», к тому же конкурсы очень стимулируют к новым находкам. Выигрывать очень приятно!

В какой-то момент, когда уже много умеешь и знаешь, приходит удивительное состояние: ты понимаешь, что можешь буквально все.

В этом прелесть взросления, зрелости, с ней приходит опыт и уверенность в себе. И, слава Богу, никуда не уходят смелость и оригинальность идей.

Хочу съездить в Исландию. Там красиво и потрясающе прекрасно все, и аборигенные смешные лошадки, и удивительная природа.

Не люблю смотреть на лошадей в конюшнях, глазу гораздо приятнее видеть их в лугах, на просторах. Там они особенно прекрасны, даже если в их гривах и челках запутались репейники, а шерсть недостаточно чистая.

Там они сливаются с природой. Становятся духом этих мест.

Учителя?

Я встречаю их каждый день.

Если уж говорить об учителях в фотографии, то, пожалуй, несмотря на довольно большое количество людей, у которых я училась и продолжаю это делать, самым значимым для меня стал Павел Маркин - мой преподаватель на факультете фотокорреспондентов. Он очень многое дал мне не только в плане съемок, но и научил правильно себя подавать, вести, объяснил, что такое быть хорошим фотографом. Он уникальный мастер, это большая удача вообще встретить такого человека в жизни, а если он еще и стал Учителем... Я стараюсь, чтобы он гордился мной.

И второй человек, который не просто стал наставником, но и полностью изменил мою жизнь - Игорь Сахаров. Он мой муж и учитель. И если у Маркина была школа репортажа, то Сахаров абсолютный гений в студийной фотографии. Он наделен исключительным талантом чувствовать свет, и, имея физико-математическое образование, этим светом виртуозно управляет. Я до сих пор не понимаю, как он делает некоторые вещи, хотя вижу его работу почти каждый день.

Мы работам вместе, он ведущий фотограф, а я директор студии, ее менеджер, координатор, ассистент, журналист, иногда уборщица. Мы дополняем друг друга в наших съемках, и у нас отличный тандем, в жизни и на работе.

Я вечно что-то придумываю.

Мне крайне скучно сидеть на одном месте. Отсюда рождаются совершенно сумасбродные приключения, например, поездка на машине за Северный Полярный круг, чтобы поснимать там одичавших якутских лошадей, прожить несколько дней на острове с дикими лошадьми в заповеднике, или же спасение поголовья конного завода от бойни.

Но зато это путь к мечтам, которые сбываются.

Когда-то грезила тем, как хочу поснимать на юге Франции диких лошадок камаргу, живущих в заповеднике недалеко от Лазурного берега. Они совершенно удивительные - белоснежные лошадки, настолько древние, что их изображения можно найти в наскальных рисунках.

Вот бы их пофотографировать, думала я... Мечтала, смотрела чужие фотографии... А потом поняла, что никто за меня это не сделает, и надо просто шагнуть в направлении мечты.

Села и за несколько ночей (очень люблю работать ночами!) сама организовала поездку, купила билеты, забронировала машину, нашла дом в аренду. Все оказалось не так уж и сложно.

Мужу сказала, что мы вместе едем в отпуск, в Прованс, а сама заодно задумала там сразу несколько съемок.

В заповеднике я поснимала диких лошадей, правда, они оказались совершенно ручными и очень добрыми. Там такие толпы туристов ходят, что у лошадей и шанса нет остаться дикими!

А еще я попала к потрясающим и очень известным братьям Пиньонам - Жану-Франсуа и Фредерику, которые овладели в совершенстве искусством дрессировки лошадей на свободе. Ах, какие съемки мы сделали, и как я жалела, что времени всегда не хватает!

А уже братья Пиньоны, услышав о моей мечте, помогли мне попасть на ферму, которая выращивает лошадок-камаргу. И там я сняла то, что мечтала - скачущие по воде, в облаке брызг, белоснежные лошади...

Я сделала четыре съемки за одну поездку, и прекрасно отдохнула вместе с мужем. С этих пор я никогда не езжу в отпуск просто так, а всегда ищу новые и новые объекты для съемок. Игорь, слава Богу, не против таких каникул.

Иногда случается предчувствие кадра. Мне как будто говорят: «Ну что, готова? Соберись, сейчас будет отличный кадр!». И если не проворонить этот момент, он происходит. Это величайшее чудо - не просто снять его, а знать заранее, что он будет, случится! Кто-то решает за тебя, это и странно и сладко.

В фотографии много такого - волшебного.

Вы еще помните, как проявляется картинка на черно-белой фотографии?

Болтается в кювете с проявителем белая бумажка, в загадочном свете красного фонаря - и вдруг ниоткуда проявляются пятна, а потом складываются в картинку...

Брат в детстве как-то пустил в ванную посмотреть, как он печатает фотографии, вот с тех пор я и заболела этим волшебством.

Кстати, сейчас я возвращаюсь к пленочной черно-белой фотографии, когда-то я начала с нее, видимо, пришло время вернуться. Только теперь это средний формат - он очень хорошо передает пластичность лошадей, фактуру их тела, детализацию...

Я всегда ругаю себя за лень, а она часто маскируется под усталость. Так вот, единственное средство обойти лень - не жалеть себя.

Поэтому я часто работаю ночами - производительность выше. Разумеется, я говорю об обработке фотографий, божественный дневной свет нельзя заменить даже лучшими в мире вспышками. Не люблю фотошоп, и обычно не злоупотребляю им, и просто стираю торчащие заборы, веревки, ремни. Лошади на моих фотографиях, как правило, свободны - пусть даже за счет фотошопа.

Наши с мужем дети не хотят быть фотографами. Они все по очереди, а их трое, попытались что-то снимать, но поняв, что хлеб намного тяжелее, чем кажется, благоразумно отложили камеры. Дочку же часто спрашивают, хочет ли она быть фотографом, как мама. На что она безапелляционно заявляет, что «не хочет так много работать».

Обычно она идет спать, когда я работаю, и встает, когда я все еще, или уже снова, сижу за компьютером.

Меня спасает только жесткий тайминг, когда я его умудряюсь соблюдать.

Работы действительно много - съемки, обработки, архивирование, переписка с новыми и старыми клиентами, подготовка и написание статей, работа в социальных сетях, реклама.

Ну, и плюс ко всему, я еще должна помогать Игорю в работе в студии, быть мамой и воспитывать пять лошадей. Если честно, я и сама не понимаю, как успеваю хотя бы даже то, что делаю.

Я никогда не научусь, вероятно, не волноваться перед съемкой.

Вот и сейчас - пишу эти строки, а у самой сердце бьется, как у зайца: завтра мне ехать на съемку в новое место. А значит, включать по полной реакцию, душу, виденье, умение. Волнуюсь, конечно. Иногда даже плохо сплю накануне съемок... Но, как правило, это означает лишь одно - завтра я сделаю хорошую съемку.

А если что-то пойдет не так, я всегда смогу вернуться и получить еще один шанс. Самое главное, не воспринимать неудачу, как поражение, а рассматривать ее в виде жизненного урока. И если я что-то не смогу сделать завтра, то намечу место, выберу модель, подгадаю погоду и сделаю это в другой раз.

Я работаю с Nikon. Пришла к нему через Pentax и Canon, и для себя поняла, что только эта система передает именно то, что я вижу и чувствую. Для меня камера, в первую очередь, должна быть продолжением рук и сердца. Поэтому в споры по поводу «какая система лучше» не встреваю, у каждого своя правда, моя - с Nikon.

Секретов в конной фотографии очень немного.

Первый секрет - использовать длиннофокусную оптику, чтобы не искажать пропорций лошади.

Второй секрет - понимать и любить лошадей и людей.

Третий - уметь правильно организовать съемку и найти команду помощников.

Четвертый - грамотно использовать свет. Не бояться пасмурной погоды, но избегать полуденного солнца. Уметь работать с отражателями и дополнительными источниками света - от фар машины до генераторных вспышек.

Пятый - думать до съемки, а не во время нее. Это сказал великий Картье-Брессон, и это правило для любого вида съемок, хотя он снимал репортажи, а я работаю с лошадьми.

Вот, собственно, и все. Всем остальным, а именно своим отношением к тому, что происходит в кадре, вы наполните сделанные фотографии с помощью хороших книг, картин, фильмов, впечатлений, фантазий, мыслей и образов. Учитесь видеть красоту во всем, и это поможет наполнить ей ваши фотографии.





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //