Леонид Кулик — человек «открывший» Тунгусский метеорит


Споры о том, чем же был Тунгусский метеорит, разметавший сибирскую тайгу более 100 лет назад, все не стихают. Версии выдвигаются самые фантастические. А вот имя Леонида Кулика, который фактически открыл это событие миру, помнят совсем немногие.

Утром 30 июня 1908 года жители эвенкийского села Ванавара увидели необычное явление. Высоко в небе двигался огромный шар красно-оранжевого цвета. Спустя несколько минут раздался оглушительный взрыв, от которого все попадали наземь, и шар исчез за макушками сосен. Взрыв чудовищной силы зафиксировала даже сейсмостанция в Германии.

Тайга в районе падения Тунгусского метеорита до сих пор полна проплешинами

Чудо над тайгой

Падение Тунгусского метеорита признано учеными глобальным событием XX века. Однако могло случиться так, что ни наука, ни общество о нем могли никогда не узнать. При этом мощность взрыва Тунгусского метеорита равнялась мощности самой большой испытанной водородной бомбы (50 мегатонн в тротиловом эквиваленте).

Задержись «пришелец» на 4-5 часов. Земля повернулась бы к нему той частью, где расположен Выборг. После чего от старинного города остались бы одни камни, а столица Российской империи - Санкт-Петербург - испытала бы значительные разрушения.

Трудно поверить, но несколько лет о грандиозном событии, кроме нескольких десятков малограмотных людей, никто и не знал. Только спустя две недели после падения в провинциальной газете «Сибирская жизнь» появилась заметка:

«Около 8 часов утра в нескольких саженях от полотна железной дороги, близ разъезда Филимоново, не доезжая 11 верст до Канска, по рассказам, упал огромный метеорит... Пассажиры подходившего во время падения метеорита к разъезду поезда были поражены необычайнейшим гулом; поезд был остановлен машинистом, и публика хлынула к месту падения далекого странника. Но осмотреть ей метеорит ближе не удалось, так как он был раскален...»

Разумеется, добрая половина заметки была выдумкой журналиста. Но спустя 13 лет она попалась на глаза сотруднику Метеоритного отдела Петроградского минералогического музея Леониду Кулику. Ученый решил проверить информацию.

38-летний Леонид Кулик не был новичком в науке, хотя на тот момент даже не имел высшего образования.

Окончив с золотой медалью в 1903 году Троицкую гимназию, сын земского доктора Леонид Кулик поступил в Петербургский лесной институт. Но уже спустя год его отчислили за участие в волнениях.

Кулик не опустил рук - преподавая рабочим в воскресной школе, параллельно поступил в полковую школу (он подлежал скорому призыву) и стал вольнослушателем физико-математического факультета Казанского университета.

Однако и в Казани Леонид принял участие в вооруженном восстании, после разгрома которого бежал в Тирасполь, а потом и в родной Троицк. Здесь Кулик был одновременно избран председателем ячейки РСДРП(б) и секретарем общества приказчиков.

Реформы премьер-министра Петра Столыпина привели к тому, что протестное движение в России пошло на убыль. Кулик устроился помощником лесничего, женился, у него родилась дочь. В 1911 году с целью поиска радиоактивных минералов на Урал прибыла экспедиция Владимира Вернадского. Академик в ка-

честве геодезиста нанял местного лесничего Кулика. Молодой человек произвел положительное впечатление на ученого, и по возвращении в Петербург он пригласил Кулика на должность сотрудника Минералогического музея Петербургской Академии наук.

Наука важнее политики

Целиком посвятить себя науке Кулику не позволила Первая мировая война. Будучи прапорщиком запаса, он подлежал призыву в первую очередь и попал в драгунский полк. Воевал Кулик смело, за что был командирован начальством в Петроградское военное училище, откуда через два месяца вышел с погонами корнета.

Вскоре за военные успехи его произвели в поручики. В 1917 году Кулик был награжден орденами Святого Станислава 3-й степени и Святой Анны 3-й степени.

Даже на войне пытливый ум офицера находил время для науки. Недалеко от стоянки его полка, на берегу Рижского залива он обнаружил месторождение янтаря, которое принялся изучать. Позднее, по заданию Комитета военно-технической помощи, вместе с А.Е. Ферсманом и В.И. Крыжановским изучал месторождения флюорита в Тверской губернии по рекам Вазузе и Осуге. За эти заслуги Кулика в 1917 году перевели в Центральную научно-техническую лабораторию в Петрограде.

Но теперь заняться наукой ему помешала революция.

Оставаться в стороне от революционного водоворота большевику со стажем было невозможно. Однако наука для него в тот период стала важнее политики. В 1919 году Кулик уехал в Томск, где занял должность ассистента на одной из кафедр физико-математического факультета местного университета.

Вошедшие в город белые передали поручика Кулика суду за уклонение от воинской службы. С учетом того, что подсудимый «изъявил желание» продолжить службу, наказания как такового не было.

Но при отступлении белых из Томска Кулик сбежал, чтобы вступить в ряды РККА. Впрочем, и там Леонид старался дистанцироваться от боевых действий, считая, что наука - превыше всего. Получив место преподавателя при кафедре минералогии Томского университета, летом 1920 года Кулик в составе экспедиции профессора Курбатова отправился в тайгу.

Окончание Гражданской войны позволило Леониду вернуться в Петроград, где его идею изучать метеориты поддержал профессор Вернадский. Отсутствие высшего образования помешало Кулику возглавить Метеоритный отдел. Но он был главным двигателем этого направления, собирая информацию по всем упавшим на территории СССР метеоритам.

В августе 1921 года Кулик организовал экспедицию для проверки сведений о метеоритах, упавших в 1918 году вблизи Саратова.

Ученому удалось отыскать 233 метеоритных осколка, которые были тщательно изучены. Отсюда экспедиция выехала в Сибирь, где Кулик увидел заметку в «Сибирской жизни» о падении в 1908 году неизвестного небесного тела. Однако сразу отправиться на поиски метеорита не получилось.

В 1924 году, по просьбе Кулика, находившийся в тех местах геолог Сергей Обручев (сын знаменитого путешественника и писателя) посетил село Ванавара. Эвенки подробно рассказали о вспышках и взрыве, а также о том, что примерно в 100 километрах от села на огромной площади деревья вырваны с корнем.

Исчезнувший без следа

Сообщение Обручева подстегнуло научный интерес Кулика, и в 1927 году он организовал первую экспедицию на берега реки Подкаменная Тунгуска. По прибытии на место исследователя поразил грандиозный вывал леса, произведенный по окружности радиусом в десятки километров.

Но еще больше его шокировало то, что в эпицентре предполагаемого взрыва деревья были не вывернуты, а лишь утратили кору и ветки, напоминая телеграфные столбы. Посредине «столбового» участка Кулик нашел озеро, похожее на след от падения метеорита.

Алмазо-графитовые сростки с места падения Тунгусского метеорита на реке Подкаменная Тунгуска в районе поселка Ванавара в Красноярском крае.

Через год Кулик вернулся с новым отрядом. Экспедиция провела топографическую съемку, разрыла ряд воронок и частично откачала воду из озера. Но ни одного осколка метеорита не было найдено. Еще через год Леонид Алексеевич вернулся сюда уже с мощными насосами для осушения болот и буровым оборудованием.

Вскрыв самую большую воронку, ученые нашли на ее дне пень, возраст которого был старше 1908 года. Да и другие воронки оказались обычными провалами, вызванными таянием мерзлоты в глубине почвы.

Сдаваться Кулик не собирался. В район падения Тунгусского метеорита он организовал еще три экспедиции. Но подержать в руках кусок инопланетной руды ему так и не удалось.

Уже в 1990-х годах ученый мир согласился с гипотезой, что Тунгусский метеорит в основном состоял изо льда. Взорвавшись на высоте 5-7 километров, он превратился в воду, пар и мелкую пыль. Знать всего этого Кулик не мог и до последнего надеялся на удачу. Свою последнюю экспедицию ученый запланировал на лето 1941 года, но помешала война...

58-летний ученый не подлежал призыву, но добровольно записался в народное ополчение. В сентябре 1941 года красноармеец Кулик принял первый бой, а уже через месяц его подразделение было окружено под городом Спас-Деменском в Калужской области и взято в плен. Леонид Алексеевич работал санитаром в организованном самими пленными госпитале.

В результате он заразился от больного сыпным тифом и 14 апреля 1942 года скоропостижно скончался. Похоронил исследователя местный житель по фамилии Гольцов, который не только ухаживал за могилой, но и сохранил архив ученого.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //