Кто не растет, тот мельчает


Древние греки говорили, что каждый, кто не растет — мельчает. Современные биологи утверждают,что постижение чего-то нового — это способ продлить жизнь клеткам мозга. Привычка учиться (и не важно — чему) может однажды спасти вам жизнь.

Про плюсы и минусы образования и хоть какого-то обучения я размышляла ровно до тех пор, пока знакомые биологи мне не объяснили, что постижение чего-то нового — это способ продлить жизнь клеткам мозга. Возбудить какие-то резервные его центры, заставить их работать.

Потому все свои размышления о минусах я отнесла на помойку. Нет минусов. Учиться — всегда пригодится. Вот только как же лень... Но с тех пор я про минусы (зазнайство, духовное мещанство, снобизм и тэпэ) — не размышляю.

Я — только про плюсы.

Мою школьную учительницу французского накрыл инсульт. Год она пролежала, почти совсем парализованная. Голос стал у неё старческий, с соответствующей артикуляцией. Все жалели, но никто не надеялся. Через год она поднялась и честно отчиталась: «Ленусь, вот эта область мозга у меня сдохла. Но врачи сказали, что помог французский. И немецкий. Потому-то я и восстановилась. В голове сидели языки, они меня и спасли. Это — другие, недобитые части мозга.»

Другие области мозга всегда нуждаются в том, чтобы их нагружали.

Образование — вещь поминутная, и уже завоёванными дипломами-сертификатами тут не отделаешься. Нужно хватать себя за шкирдон и отправлять в очередную бурсу.

Умный любит учиться, дурак — учить других, и в этом случае мне были интересны преподаватели: ну и каково им? Бубнить изо дня в день одно и то ж?

Я помню пару-тройку застенчивых. Например, Исай Михайлович Нахов, преподаватель античной культуры, притворно (от застенчивости) зевал и говорил: «Ну, вот это вам расскажут по истории. А вот это — по искусству древней Греции. Чего бы вы хотели от меня сейчас услышать?»

И давал денег. Всем желающим.

Я не знаю, как он себя чувствовал в качестве преподавателя. Вероятно, он стеснялся учить других. Хотя ситуация его вынудила. По своей сути он был не столь преподавателем, сколь умником. И благотворителем...

Мы любили его семинары. Задавали вопросы — он отвечал. Зевая. Прозвище у него было правильное: «Морфей-усыпитель».

Это было недавно, это было давно, но несколько позднее, помню, я работала не немецкую компанию. И когда моё незнание немецкого оказалось критическим фактором, я пошла на курсы немецкого. В Инъяз. Мориса Тореза. Три раза в неделю, по три часа, вечером, после работы. Мой начальник всякий раз отпускал меня пораньше. Лишь бы успела («Марио идёт грабить банк! Он становится настоящим мужчиной!!!»)

Очень скоро я простилась ровно с той работой, которая дала мне повод учить немецкий. Я ушла с работы, но в инязе получила сертификат по немецкому. С оценкой «отлично». Через десять месяцев после старта.

Три раза в неделю. По три часа, после работы.

Потом была другая работа, в её честь я учила другой язык. Он мне очень пригодился и продолжает это... пригождаться? Пригаживаться? Но с той работы я тоже ушла.

По ходу дела я устроилась в автошколу, честно сдала теорию и практику. Получила права, тут же поняв, что денег на приобретение автомобиля — нету.

Приобретаю навыки, параллельно теряю поводы для их использования, и это противно. Тем более что у меня тут неподалёку есть убеждённый вечный студент. С его англо-американским, шведским, финским. Ну, финский — местами в анамнезе.

Вот его приобретения последних лет: итальянский язык (стартовал с нуля), яхтенная школа и соответствующий диплом. Ну и, до кучи, научился кататься на горных лыжах (тоже с нуля).

Мне надо срочно новых навыков, вот что. Потому что, если не двигаешься вперёд, непременно катишься назад. Так по-дурацки устроен человек, что не может застыть в некоем статусе личного совершенства. Во всеоружии всех дипломов.

Вот она я — плетусь себе домой с рынка, с куском барана. В платье кораллового цвета (никогда не видела коралла того цвета, который называется «коралловым»). Иду, расстраиваюсь. И немецкий свой позабыла напрочь, и французский какой-то стал у меня убогий, про английский вижу тоскливые сны. Наяву — не пользуюсь. Осталось повытрясти из комода все мои сертификаты и наслаждаться их видом.

«А поучи-ка ты испанский, — сказал мне друг мой Хамстер, — Тебе он будет к лицу. И кстати.»

Я ж не против. Но и не за. А надо быть очень-очень за, иначе ничего не получится, с языками так всегда.

Можно пойти на кулинарные курсы, поучиться делать еду фигурно. Или в ученики к портнихе Людке, она замечательная портниха и душа-человек, она сама меня в дело звала. Стала б я подручным работником, постепенно настропалилась бы на разные портняжьи хитрости: одним ударом — семерых.

Правда, мои семейные снобы тут же сказали, что не потерпят в доме никаких четвертых снов Веры Павловны. Ну да я бы их уломала, если б захотела. Но — не хочу. Ничего я не хочу. Даже в виноделы уже не стремлюсь.

Но, в случае чего, я знаю, что учиться стану честно и старательно.

Тут, правда, на меня нельзя надеяться. Зато можно на меня рассчитывать.

Учитесь, люди. Не прямо, так косвенно, — пригодится.

Кстати, заголовок к этой хрени я написала, не сверяясь со словарём. Из латыни. Надеюсь, получилось безошибочно (если облажалась — немедленно сообщите, поправлю).

Ах, нет? Ну, это самое не пропьёшь...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //