Крым, которого больше нет

Подборка фотографий, на которых отражены моменты жизни отдыхающих на крымских курортах, природа и реалии крымского побережья прошлого времени. Ностальгия.

Вечер в санатории, 1958 год.


“Артек”, 1977 год.

Прогулка по набережной в Ялте.
Николай Вечерский, Крым, Ялта, 1901 год.

Портрет семейной пары в гроте.
Кукулевич, Крым, г. Ялта, 1895—1905 гг.

Гости М. Волошина перед поездкой в Старый Крым.
Коктебель, 1910—1919 гг.

На крестьянском курорте «Ливадия».
А. Шайхет, Крым, 1925 г.

Две женщины на пляже.
П. Мокиенко, Крым, г. Ялта, 1926 г.

Групповой портрет отдыхающих.
Крым – Пьяная роща, 1936 год.

Фонтан “”Нимфа””.
Гурзуф, Крым, 1928 г.

Девушки в море.
Крым, Феодосия, 1948 г.

Крым, 1958 год.

Крым, 1958 год.

Л.И. Брежнев на отдыхе в Крыму.
В. Мусаэльян, Нижняя Ореанда, 1982 год.

Ялта, гостиница «Ореанда», 1980-е годы.

Ялта, Советская площадь, 1983 год.

И другие фотографии прошлого времени:

В первое годы после установления советской власти многие здравницы Крыма продолжали носить дореволюционные названия, как бы возвращая отдыхающих в эпоху Русской Ривьеры («Ай-Панда», «Ай-Тодор», «Ампир», «Гелиос», «Джалита», «Дюльбер», «Камея», «Кармен», «Мурад-Авур», «Сильва», «Суук-Су», «Таласса», «Харакс», «Эриклик», «Яузлар»).

Однако вскоре старые и вновь построенные здравницы получили новые названия, многие из которых имели ярко выраженное идеологическое содержание. Так, в советский период в Крыму существовали санатории «Коммунары», «Красное знамя», «Красный маяк», «Октябрь», «Пионер», «Пролетарий», «Ударник», «Юный ленинец», «30 лет Октября», им. 40-летия Октября, им. XX съезда КПСС, им. XXII съезда КПСС.


Ещё в 1920-е гг. Владимир Маяковский метафорично писал о том, что в санаториях Всесоюзной Здравницы происходит «ускоренный ремонт людей». Однако быстротечность данного процесса была очень условной, особенно по современным меркам. Предполагалось, что для достижения долгосрочного лечебного эффекта, который будет ощущаться, как минимум, до следующего ежегодного отпуска, обладатель санаторной путевки должен провести в здравнице не меньше 24 дней.

Так, согласно Постановлению Президиума ВЦСПС от 28 сентября 1972 г. устанавливалась такая продолжительность лечения в профсоюзных санаториях и пионерских лагерях санаторного типа:

24 дня – для лечения заболеваний органов кровообращения, нервной системы, пищеварения, обмена веществ, почек и мочеполовой системы (кроме воспалительных заболеваний), а также гинекологических болезней.

26 дней – для лечения кожных заболеваний и болезней органов зрения.

30-45 дней – для лечения больных с профессиональными заболеваниями органов дыхания.

48 дней – для лечения воспалительных заболеваний почек.

52 дня – для лечения заболеваний и последствий травм спинного мозга (в частности это касалось Сакского санатория им. Н.Н. Бурденко, которому в связи с большой продолжительностью пребывания выделялась дотация в размере 268 рублей на каждого больного).

Врачи крымских здравниц неоднократно выступали с инициативой дифференцировать длительности санаторного лечения не только по видам заболеваний, но и по физическому состоянию конкретного больного. Некоторым обладателям путевок для достижения хорошего лечебного эффекта было достаточно и 14-18 дней. А после трехнедельного пребывания в санатории, как правило, в отрыве от семьи, они зачастую жаловались на то, что «устали отдыхать». Однако централизованная, бюрократическая система управления санаторно-курортными учреждениями профсоюзов была недостаточно гибкой для того, чтобы прислушаться к мнению специалистов-практиков в этом вопросе.

В то же время в пансионатах, домах отзыва и турбазах, где основной упор делался на общее оздоровление или активный туризм, продолжительность отдыха начиналась от 10-12 дней.

Важным атрибутом запоминающегося курортного отдыха эпохи «Всесоюзной Здравницы» было посещение ресторанов. В послевоенные годы на территории одной лишь Ялты и её ближайших окрестностей действовало около 20 ресторанов. Наиболее известными среди них были «Джалита», «Украина», «Крым», «Кавказ», «Ялта», «Горка», а также рестораны системы «Интуриста», особенно «Ореанда». Желающие вкусно поесть направлялись также в ресторан «Лесной» на горном озере Кара-Голь, славившийся своими рыбными блюдами. А в ресторане «Учан-Су», расположенном возле одноименного водопада, приглашенные повара из Узбекской ССР готовили прекрасный плов и шашлыки. В других курортных городах Крыма выбор ресторанных заведений был более ограниченным. Например, в Алуште 1970-х гг. функционировало всего 4 ресторана («Волна», «Морской», «Светлана», «Солнышко»).

Нередко работа ресторанных заведений вызывала нарекания посетителей и местной прессы. Так, благодаря публикациям в ялтинской газете «Курортный Крым» за 1968 г. можно узнать, что ресторан «Алупка» на протяжении года 35 раз закрывали из-за нарушения санитарного режима, а повара ресторана «Джалита» «видели дичь только на картинках в кулинарных книгах». Судя по документам советских контролирующих органов, весьма распространенными были случаи «обсчета» клиентов, а также «недовесов» и «недовложений» при подаче заказанных блюд. Наконец, негативную оценку местных властей зачастую вызывал уровень культурного обслуживания в ресторанах, поскольку в вечернее время здесь обычно осуществлялось музыкальное сопровождение приглашенными вокально-инструментальными коллективами. В одном из документов 1972 г. так описывалась музыкальная составляющая ресторанной жизни Ялты: «…в репертуаре преобладают произведения интимного звучания, отдается предпочтение низкопробным образцам западной эстрады. Солисты большинства оркестров неряшливо одеты, не стрижены, держаться на эстраде развязно, а к концу вечера, как правило, бывают не совсем в трезвом состоянии». Особое возмущение проверяющих вызывало исполнение «пошлых», «разухабистых», «блатных» песен по заказу клиентов.

Меню праздничного ужина на одного человека в ресторане курортного города Крыма в 1960-1970-е гг. могло выглядеть следующим образом:

Икра осетровая – 75 коп.

Салат с крабами – 53 коп.

Осетрина жареная в тесте – 1 руб. 27 коп.

Люля-кебаб с гарниром – 1 руб. 12 коп.

Мороженное с консервированными фруктами – 35 коп.

Вода минеральная – 10 коп.

Кофе по-восточному – 11 коп.

Спиртные напитки (на выбор):

Водка «Столичная» (1 бут.) – 4 руб. 45 коп.

Шампанское «Советское» (1 бут.) – 4 руб. 80 коп.
Вино «Мускат Южнобережный» (1 бут.) – 4 руб. 88 коп.

Южный берег Крыма являлся одним из наиболее популярных международных туристских центров, расположенных на территории СССР. Для гостей из-за рубежа Южнобережье позиционировалось как «Советская Калифорния», а Ялта – как «Красная Ницца».


С 1931 г. Ялтинское отделение «Интуриста» организовывало для зарубежных гостей экскурсии на Ай-Петри, в Гурзуф и к водопаду Учан-Су. Кроме этого они осматривали ряд южнобережных санаториев и домов отдыха, винодельческий совхоз «Массандра», Алупкинский государственный историко-бытовой музей, Восточный музей, дома-музея А.П. Чехова. Однако в целом за весь довоенный период Советский Союз посетило всего около 100 тыс. иностранных туристов, из которых около 7,5 тыс. побывало на ЮБК.

В послевоенный период, как и в 1930-е гг., перемещения интуристов по Крыму находились под строгим контролем. Несмотря на это количество вояжеров из-за рубежа, посетивших Крымскую область, выросло с 17 тыс. чел. в 1959 г. до 131 тыс. в 1987 г.

Ежегодно на уровне областного руководства утверждался список доступных для них объектов показа, посетить которые можно было лишь в сопровождении гида-переводчика. Например, в 1974 г. такой список включал 132 объектов показа, в т.ч. пионерский лагерь «Артек», Государственный Никитский ботанический сад, Алупкинский государственный архитектурно-художественный музей, курортный городок «Донбасс», совхоз «Виноградный», винодельческие комплексы «Массандра» и «Магарач».

Судя по отчетам гидов-переводчиков «Интуриста», во время своего пребывания в Крыму гости из-за рубежа задавали им самые разнообразные вопросы: «Почему у Вас не берут «чаевые»?», «Почему в летнее время в магазинах нет овощей и фруктов?», «Почему в Ялте нет ночных клубов (казино, публичных домов)?», «Почему в Крыму почти никто не говорит на украинском языке?», «Где в Крыму отдыхает Брежнев?», «Когда советский космонавт будет на Луне?», «Ленин – Бог для Вас?».

Симферополь для большинства интуристов являлся лишь транзитным центром, а весь Западный, Восточный и Северный Крым был закрыт для их посещения. Севастополь с его многочисленными историко-культурными достопримечательностями за весь советский период был открыт для иностранцев лишь 12 лет – в 1931-1939 и 1961-1964 гг. Из-за базирования в городе Черноморского военно-морского флота целесообразность пребывания здесь иностранных граждан всегда ставилась под сомнение. Так, в 1939 г. Севастопольское отделение «Интуриста» было закрыто якобы в связи с тем, что «город для показа иностранцам ничего привлекательного не представляет».

Еще в марте 1931 г. на Первом Всекрымском съезде пролетарских туристов ставилась задача «перейти на круглогодичное обслуживание трудящихся…, окончательно ликвидировав сезонность в работе». Реализация этой задачи в первые десятилетия советской власти затруднялась объективными причинами.

Здравницы размещались в национализированных дворцах, виллах и дачах представителей привилегированных классов дореволюционной России, которые по своему архитектурному решению и инженерному оснащению часто не были приспособлены для зимнего проживания, а средств на их переоборудование катастрофически не хватало.

Однако впоследствии при строительстве многих новых курортно-рекреационных объектов заранее учитывалась возможность использования их в холодное время года. В послевоенный период сложилась тенденция, по которой чем большее место в деятельности здравниц занимала лечебная составляющая, тем лучше были показатели их круглогодично использования. Так, подавляющее количество мест в санаториях уже действовало круглый год (в 1968 г. – 93,5%, а в 1989 г. – 95,7% мест). В профсоюзных домах отдыха показатель круглогодичного использования возрос с 52,7% (1968 г.) до 82,8% (1989 г.). Количество круглогодичных мест в пансионатах колебалось в пределах 50-65%, на турбазах оно составляло 40-50%, в пионерлагерях – около 6%, на ведомственных базах отдыха – только 4%.

В преодолении сезонности прогнозируемо лидировали традиционные крымские курорты с хорошо изученными природно-климатическими и естественными лечебными факторами – Большая Ялты и Евпатория, где удельный вес круглогодичных мест составлял 73,6% и 57,0% соответственно.

Однако наиболее желанным для многих все же являлся отдых в летний период, сочетающий лечение с морскими купаниями. «Что и говорить, получая путевку в санаторий зимой, люди не всегда в полной мере ощущают радость долгожданной поездки на юг», – констатировал в январе 1972 г. один из авторов газеты «Крымская правда». Поэтому в зимний период иногда имели место т.н. «недоезды», когда получившие бесплатную социальную путевку люди по каким-то причинам так и не приезжали в Крым, в то время как летом реальное количество отдыхающих и больных всегда превышало число койко-мест в здравницах. В 1968 г. директор одной из крымских турбаз отмечал, что «когда на базе перегрузка, то туристов приходится укладывать в туристском кабинете, в биллиардной. А ведь разные люди попадаются. Некоторых такое размещение не устраивает и отсюда жалобы». Одной из причин таких сезонных диспропорций в загрузке здравниц была недостаточно гибкая ценовая политика, по которой путевка в межсезонье стоила всего на 15-20 руб. дешевле, а иногда и столько же, сколько летом.


Среди ведомственных здравниц Крыма особое место всегда занимали военные санатории. Еще в мае 1922 г. было принято решение о создании в Крыму т.н. военно-курортных станций общей вместимостью 500 коек. 30 октября 1922 г. Реввоенсовет и Наркомздрав Крымской АССР утвердили штатное расписание Военно-курортной станции Крыма с отделениями в Гурзуфе, Саках и Евпатории (в 1931 г. они были переименованы в санатории Рабоче-крестьянской Красной Армии).

Вторая половина XX века характеризовались дальнейшим развитием санаторно-курортного дела в Вооруженных силах СССР. В 1954 г. был введен бесплатный проезд к месту санаторного лечения для старшего офицерского состава и членов их семей, а также для военных пенсионеров. Цены на путевки, в зависимости от степени благоустроенности здравниц, лечебных факторов и норм расхода на питание, были установлены за курс лечения в санатории – 160-220 руб. (24-26 дней), а в домах отдыха – 110 руб. (24 дня). С учетом льгот (25 % оплаты стоимости путевки военнослужащими и 50 % членами их семей) расходы на санаторно-курортное лечение в бюджете семьи военнослужащего не превышали 30-40 % месячного денежного довольствия. Указанные выше цены практически не менялись вплоть до распада СССР (правда с 1971 г. стала взиматься дополнительная плата 20-60 руб. за номера «люкс»).

Практически каждый курортный город Крыма имел на своей территории военный санаторий. На протяжении послевоенного периода к открытым еще в 1920-е гг. военным здравницам в Гурзуфе, Саках и Ялте добавились ведомственные санатории Министерства обороны СССР в Феодосии (1944 г.), Алуште (1959 г.), Евпатории (1959 г.), Судаке (1962 г.), высотный санаторий «Крым» во Фрунзенском/Партените (1974 г.). Обычно они имели общетерапевтический профиль и предназначались не столько для серьезного лечения (для этих целей существовала обширная сеть военных госпиталей), сколько для общего оздоровления.

Однако было несколько военных санаториев, имевших общесоюзное значение именно благодаря своей лечебной специализации. Клинический санаторий Министерства обороны СССР в Алупке предназначался исключительно для лечения туберкулеза легких. В Сакском санатории Министерства обороны СССР принимали военнослужащих и членов их семей с болезнями опорно-двигательного аппарата и нервной системы, а также лечили женское бесплодие. В 1983 г. на его базе был открыт первый в Советском Союзе Центр медицинской реабилитации для военнослужащих с последствиями ранений и травм.


Известный декрет В.И. Ленина «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» касался не только Южнобережья, но и Сакско-Евпаторийского курорта. Уже в мае 1921 г. евпаторийские здравницы (среди них – Первый детский хирургический санаторий) возобновили свою работу. Для этой точки Западного Крыма было характерно уникальные сочетание природно-климатических и естественных лечебных ресурсов.
Это отмечали даже достаточно далекие от медицины советские писатели и поэты: «Южный берег Крыма узок, как подоконник. На подоконнике загорают и в Москве. В Евпатории другой пляж – широкий, ветряный, песок как толченое слоеное тесто» (Борис Шкловский, «С точки зрения ветра», 1926 г.); «Все болезни выжмут горячие грязи евпаторячие» (Владимир Маяковский, «Евпатория», 1928 г.). 20 января 1936 г., несмотря на конкуренцию со стороны курортных городов ЮБК, юга Украины и Черноморского побережья Кавказа, именно Евпатория получила статус образцового детского курорта всесоюзного значения.

В послевоенный период в Евпатории действовало 12 детских санаториев на 3 тыс. мест. Здесь очень эффективно проводилось лечение и реабилитация детей с костным туберкулезом, полиомиелитом, неспецифическим полиартритом, ревматоидным артритом и многими другими заболеваниями. В детском санатории им. Н.К. Крупской даже было создано собственное хирургическое отделение на 60 коек. С 1978 г. начал действовать Евпаторийский филиал Центрального НИИ курортологии и физиотерапии Министерства здравоохранения СССР, который специализировался на изучении лечебного действия курортных факторов на детский организм. В 1980 г. на базе евпаторийских здравниц создается кафедра физиотерапии и курортологии детского возраста Крымского медицинского института.

В 1970-1980-е гг. на территории Евпатории строится круглогодичный детский пионерский лагерь санаторного типа «Юный ленинец» (со специализацией на лечении эндокринных заболеваний), который по плану должен был иметь 6 тыс. мест – на 1,5 тыс. мест больше, чем в знаменитом «Артеке». Однако в реальности он был введен в строй лишь частично. Во второй половине 1980-х гг. среди курортно-рекреационных учреждений Евпатории детские санатории давали примерно 73 % емкости (для сравнения – в Большой Ялте только 12 %), что подтверждало статус города, как главной всесоюзной детской здравницы.


В 1920-е гг. Коктебель развивался как небольшой дачный поселок, особый колорит которому придавало существование здесь художественно-научной экспериментальной студии, идейным вдохновителем которой был поэт Максимилиан Волошин.

Впоследствии на базе его коктебельского дома возникла специализированная здравница для творческой интеллигенции – Дом творчества писателей Литфонда СССР. К 1938 г. на территории Коктебеля уже действовало 7 небольших домов отдыха, однако назвать поселок благоустроенным было трудно. В одном из документов 1930-х гг. говорилось, что здесь не только нет парков, но и вообще отсутствуют какие-либо зеленые насаждения.

После войны Коктебель был переименован в Планерское. В первые послевоенные годы отдыхающих здесь было совсем немного. Советская писательница Мариэтта Шагинян в 1948 г. купила здесь небольшой домик с садом за 500 рублей. Это были мизерные деньги – по ее воспоминаниям в Москве тогда примерно столько стоила пара модельных туфель.

К 1960-1970-м гг. на территории Планерского действовало несколько крупных здравниц. Это был пансионат «Голубой залив» (800 мест, бывший дом отдыха «Медсантруд» Министерства здравоохранения УССР) и туристская база «Приморье», которая была открыта в 1965 г. на месте небольшого пансионата для автотуристов. В летний сезон турбаза могла одновременно принять 1240 туристов с путевками и являлась крупнейшей не только в Крыму, но и в Украине. После перехода «Приморья» на круглогодичный режим работы здесь могло оздоровиться около 30 тыс. чел. ежегодно.

В то же время продолжал действовать Дом творчества писателей Литфонда СССР, имевший всего 300 мест и не рассчитанный на массового туриста. Среди известных поэтов, писателей, художников, скульпторов и других представителей творческой интеллигенции, регулярно отдыхавших в Коктебеле (Планерском), одним из самых страстных его фанатов являлся писатель Василий Аксенов. Позже он вспоминал, что здесь всегда царили «волошинский артистический дух» и «средиземноморское возбуждение сродни шампанскому». Здесь же наблюдался особый курортный либерализм, нередко приобретавший формы открытого диссидентства. А уединенные бухты и малодоступные пляжи в окрестностях Планерского стали одним из самых популярных мест для советских приверженцев натуризма.

Расширение здравниц и рост популярности Планерского среди неорганизованных рекреантов многократно увеличили его посещаемость. Если в 1961 г. здесь побывало 27 тыс. отдыхающих, то в 1965 г. – уже 64 тыс., а в 1975 г. – более 150 тыс. Вот как описывал этот поселок в разгар курортного сезона автор одного из очерков середины 1970-х гг.: «Вечером на коротенькой набережной – парад летних туалетов. Толпа течет, не останавливаясь и почти не прерываясь. Как на Невском, как на Крещатике. На август в поселке сдаются даже летние кухни. Столовые и шашлычные вырастают быстро, но еще быстрее вырастают очереди к ним … А слава Коктебеля все растет. Ты не был в Коктебеле? Лучшее место в Крыму! Маленький и тихий … Еще немного – и последствия этой славы окончательно погребут под собой маленький и тихий пятачок между горами и заливом» («Турист», 1976, № 4).


В советский период сдача жилья для отдыхающих была чрезвычайно распространенным явлением. Из-за наблюдавшегося в 1960-1980-е гг. массового наплыва приезжих в летний период спрос на койко-места в приморских населенных пунктах значительно превышал предложение. Например, Алушту, население которой составляло около 48 тыс. чел., за сезон посещало свыше 500 тыс. неорганизованных рекреантов. Зачастую для их расселения использовались не только жилые комнаты, но и балконы, веранды, времянки, сараи.

Посетившая в 1982 г. Южный берег Крыма туристка из Великобритании с удивлением отмечала, что «в Ялте существуют трущобы». «Квартиры не имеют удобств – воду берут из колонок во дворах. Район перенаселен, люди живут на верандах, в пристройках», – так она описала свои впечатления о прогулке по одной из ялтинских улиц. Стоимость арендованного койко-места в Крыму во время курортного сезона тогда составляла от 1 до 3 руб. в зависимости от степени комфортности и близости к морю. Колоритные образы хозяек, сдающих жилье у моря, даже нашли отражение в советском кинематографе («Будьте моим мужем», «Спортлото-82», «Прощание славянки»).

В крымских курортных городах сформировался «теневой» рынок сдачи жилья, нередко включавший и звено нелегальных посредников. Уже в первой половине 1960-х гг. на страницах крымской прессы можно было прочитать критические статьи о «квартирных маклерах», «спекулянтах жилой площадью», «тунеядцах и хапугах, живущих за счет курортников» («Курортная газета», 30 июня 1963 г.). В августе 1963 г. газета «Правда» опубликовала статью «Дельцы и тунеядцы в курортных городах», авторы которой оценивали нелегальные доходы курортных квартиросдатчиков в десятки миллионов рублей. Публикация сопровождалась фотографиями нескольких особняков, один из которых принадлежал лесничему из Симеиза, другой – шоферу из Гаспры.

Незадолго до этого Совет Министров СССР принял постановление «О неудовлетворительном выполнении в курортных городах Крыма и Кавказа указаний партии и правительства по усилению борьбы с антиобщественными паразитическими элементами». За сезон 1963 г. только на территории Большой Ялты было привлечено к ответственности 5482 квартиросдатчика, «нетрудовой» доход которых составил 1,2 млн. руб. Народными судами было даже рассмотрено несколько дел о конфискации частных домов у тех, кто регулярно сдавал жилье отдыхающим и не имел других источников доходов. Однако после окончания этой резонансной кампании стандартным наказанием за данный вид деятельности стал административный штраф в размере 10 руб.


Во второй половине 1960-х гг. одним из научно-исследовательских институтов СССР было проведено социологическое исследование отдыха граждан СССР на курортах Крыма.

В результате была установлена такая структура отдыхающих по местам постоянного жительства: РСФСР – 49% (Центральные районы – 36,0%, Северные районы – 8,5%, Западная Сибирь и Урал – 2,6%, Восточная Сибирь и Дальний Восток – 1,9%), Украина и Молдавия – 36,8%, республики Прибалтики – 5,2%, Белоруссия – 4,8%, республики Средней Азии – 3%, республики Закавказья – 1,2%. Общее число отдохнувших в Крыму за 1968 г. составило около 4 млн. чел. (1 млн. организованно и 3 млн. неорганизованно). В том же году Крымскую область посетило 30,6 тыс. иностранных туристов из 40 стран мира. Лидерами по посещению оказались граждане ФРГ – 8,2 тыс., ГДР – 4,4 тыс., Чехословакии – 3,5 тыс., Италии – 3,1 тыс., США – 2,8 тыс. туристов. Значительную часть иностранных туристов (более 63%) составляли пассажиры круизных судов.


Первый в истории СССР туристский маршрут с обслуживанием по путевкам был организован в 1923 г. Институтом методов внешкольной работы г. Москвы. Имея продолжительность 24 дня, он проходил через Бахчисарай, Коккозы (Соколиное), Ай-Петри, Кореиз, Ялту, Алушту, Севастополь. По пути следования туристов было создано несколько сезонных турбаз, оборудование которых было весьма примитивным. Заведующая одной из них впоследствии вспоминала: «С современным сервисом та наша база не имела ничего общего… Кроватей, подушек не было. Матрацы – сенные, а постельное белье, одеяла, полотенца привозили экскурсанты сами. Было в чем варить… но не было из чего есть…». За сезон 1923 г. по крымскому маршруту совершило путешествие 1355 туристов, в основном учителей и учащихся из Москвы. Только в 1924 г. стали предлагаться дальние путешествия в другие регионы страны – на Кавказ и в Ленинград.

С некоторыми изменениями первый крымский маршрут продолжал функционировать вплоть до конца 1980-х гг. под названием «Крымский горный». В послевоенный период он действовал с мая по сентябрь и включал в себя пешеходный переход через Главную гряду Крымских гор протяженностью 140 км, после чего следовал 7-дневный отдых в Ялте. Стоимость путевки на маршрут «Крымский горный» в 1970-1980-е гг. составляла 85 руб. (при средней месячной зарплате около 169 руб.). При этом следует отметить, что для многих категорий работников профсоюзы компенсировали значительную часть стоимости путевки. В то же время, летние путевки в Крым (независимо от маршрута) пользовались повышенным спросом и зачастую распределялись "по блату".




Метки:



Комментарии:

  • http://facebook.com/profile.php?id=100002214578883 Alex Bur

    Нормальненько так)
    Не поверите, но главное в Крыму даже ещё в 90-х было не сервис и комфорт, лечение или оздоровление, хотя и это важно и очень важно, но это не главное.
    ГЛАВНОЕ — ДУШЕВНЫЙ КОМФОРТ.
    И душевный комфорт крымского отдыха не заменит никакой турецкий или европейски сервис.
    А вот душевностью в Крыму (и везде в экс СССР) за последние лет 25 все большие и большие проблем.
    И чем дальше от СССР, тем хуже народу.

  • http://vk.com/id25922200 Александр Дидуленко

    СССР возвращайся !!!



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //