Кроссворд опять остался неразгаданным


Лямзин в субботу после обеда развернул на столе газету с гигантским кроссвордом на триста с лишним вопросов по горизонтали и почти столько же – по вертикали. И с азартом стал разгадывать эту исполинскую крестословицу, которой ему обычно хватало до воскресного ужина. Но лишь тогда, когда он разгадывал его сам. А это Лямзину удавалось не всегда.

Вот и в этот раз жена Лямзина смотрела, смотрела телевизор в одиночестве, потом не выдержала, подсела к мужу.

- Игорешка, ну почему ты меня никогда не приглашаешь разгадывать эти свои дурацкие кроссворды? – капризно сказала она. – Мне же скучно.

- Да отгадывали же мы уже с тобой, Лариса, - с досадой ответил Лямзин. – Черт те что получилось! Аж на вторую неделю остался тот кроссворд, помнишь?

- Выходит, я, по-твоему, дура? – обиделась Лариса. – Ну-ну… Еще не вечер!

- Ну, хорошо, пододвигайся ближе, - тут же сдался Игорь. – Вот тебе первый вопрос: по горизонтали: «Клюв» у чайника», пять букв.



-О, кстати о чайнике! – встрепенулась Лариса. - Надо купить новый, наш уже старый, я вчера в универсаме видела такой гламурненький, с курносеньким таким носиком…

- Так, пишем «носик», подходит, - пробурчал Лямзин, заполняя строчку.

- Ну вот какой идиот составляет такие кроссворды, а? – возмутилась Лариса. – Это ж надо додуматься, носик чайника обозвал клювом. Какой у чайника может быть клюв? Он что, птица?

- Теперь смотрим по вертикали, - невозмутимо сказал Лямзин.- Носик открыл нам три буквы. Значит, мы спокойно можем отгадать три других слова. Первое: «Трюмная мера веса». Пять букв, есть предпоследняя буква «эн». Какие у тебя мысли, дорогая?

- Да откуда я могу знать тюремные меры веса? – испуганно вытаращила глаза Лариса. – И чем они там и что взвешивают, тюремщики эти? Их же там кормят этими, как их, балладами? И в чем им отвешивают эти баллады – в килограммах, литрах?

– Ну, ты хоть думай, что говоришь! Ты, наверное, баланду имела в виду?

- Ну, пусть будет баланда, - обиженно сказала Лариса. И тут же оживилась:

- А у меня стихи родились! Вот: съедят баланды по тонне и травят баллады потом!

- Точно, тонна! – обрадовался Лямзин. – Трюмная тонна веса – это тонна. Ты смотри, отгадала!

- А то! – загордилась Лариса. – Ну, что у нас там дальше?

- «Продал душу Мефистофелю» - упавшим голосом прочитал Лямзин. – Так, это даже я не помню. В Интернет, что ли, слазить?

- Я, я помню! – радостно закричала Лариса. – Пиши: «Патрон».

- Какой патрон? – растерялся Лямзин. – При чем здесь патрон. Это же боеприпас. Он стреляет. А тут ничего про стрельбу нет.

- Точно, точно, стреляет! – захлопала в ладоши Лариса. – Фауст-патрон стреляет, вчера еще по телевизору в фильме про войну с немцами показывали. Пиши: «Фауст». Просто я немного перепутала.

- Ну, в принципе, подходит, тут как раз буква «с» отгадана, - довольно сказал Лямзин. – Только я никак не могу понять ход твоих умозаключений. Вот откуда ты про этот «Фауст» знаешь?

- Да что там знать? – беспечно сказала Лариса. – Я в нашем техникуме в самодеятельном театре участвовала. Мы там этого «Фауста» ставили. Правда, ставили, ставили, но так ни разу и не поставили… Не, а чего ты там втихомолку, без меня разгадываешь? Так нечестно! Давай, что у нас дальше?

- Опять странный какой-то вопрос! Вот, слушай: «Смыкание губ с губами».

- Ну, это я знаю! И без всяких, как ты говоришь, умозаключений, - таинственно улыбнулась Лариса и придвинулась к мужу поближе. – Хочешь, покажу на деле, что это за смыкание такое?

… И кроссворд опять остался неразгаданным.





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //