Краткий анализ экономики за 1 — 5 сентября 2014 года

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Чтобы вернуть Болгарию в проект газопровода «Южный Поток», «Газпром» на этой неделе начал обсуждать с софийскими властями изящную (на его взгляд) комбинацию, которая позволит вывести «Южный Поток» из-под действия антимонопольного «Третьего энергопакета» ЕС, из-за которого строительство и застопорилось.

Речь идет о том, чтобы придать болгарскому участку трубы статус промыслового: так называются газопроводы, газ по которым идет напрямую от поставщика к потребителю. Компания OMV — австрийский партнер «Газпрома» — добывает нефть на черноморском шельфе и теоретически, если ее газопровод будет включен в «Южный Поток», трубе может быть присвоен статус промысловой.

А дальше газопровод выйдет на территорию не входящей в ЕС Сербии, затем — Венгрии и Австрии, которым будет что противопоставить евробюрократам. Но сложность всей этой конструкции и понимание того, что антагонисты «Потока» в Брюсселе не зря получают зарплату, всю неделю наводили комментаторов в СМИ на мысль, что ничего у «Газпрома» не выйдет.

Пока же «Газпром» играет терминологией, Еврокомиссия предлагает ему пройти официальную процедуру изъятия из-под норм «Третьего энергопакета», как это было с Трансадриатическим трубопроводом, по которому идет азербайджанский газ. Ирония в том, что «Газпром» пока не спешит обращаться в ЕК с подобной просьбой: бюрократические процедуры могут затянуться на долгое время, да и не факт, что ответ будет положительным.

Так что остается или ждать, пока правительство Болгарии научится спорить с Брюсселем, или вступить с Европой в позиционную войну, или согласиться с требованиями «Третьего энергопакета». Начать можно с допуска к трубе «Роснефти» и «НОВАТЭКа». Правда, для российского газового рынка это грозит серьезным переделом.

На восточном направлении дела «Газпрома» складываются куда лучше, чем на западном. В понедельник началось строительство «Силы Сибири» — не просто газопровода, по которому голубое топливо пойдет в Китай, а едва ли не стройки десятилетия в электроэнергетике.

Одновременно возобновились переговоры о поставках газа в Поднебесную, но не с восточного, как предполагает «Сила Сибири», а с западного направления. Изначально планировалось, что этот газопровод пойдет через Алтайский край напрямую из России в Китай, но сейчас роль транзитной страны вызвались играть сразу два государства: Казахстан (неделю назад) и Монголия (в среду). У Казахстана перспективы лучше: с ним мы все-таки осуществляем евразийскую экономическую интеграцию, а в Монголию Путин всего лишь слетал с визитом в среду.

С другой стороны, все это — планы на далекую перспективу. Правда, перспективу, которая, очевидно, будет обрастать все большими приятными для «Газпрома» подробностями. Так, например, о желании получать российский газ через Китай заявила еще и Индия.

Хотя, с другой стороны, резко активизировавшиеся обсуждения второй ветки газопровода Россия-Китай (которая, строго говоря, Поднебесной уже не нужна) могут быть всего лишь попытками в очередной раз продемонстрировать Западу нашу от них экономическую независимость и помозолить глаза тем самым пресловутым восточным вектором.

Еще одна российская стройка века — космодром «Восточный» в Амурской области. Считается, что через 10 лет он позволит России отказаться от использования Байконура, с которого сейчас осуществляется почти 60% российских запусков.

Во вторник Владимир Путин инспектировал строительную площадку космодрома, успев в том числе пообщаться со студентами, которые на ней трудятся в полном соответствии с социалистическими канонами. Главным итогом визита стал «зеленый свет», который президент дал разработке сверхтяжелой ракеты грузоподъемностью до 250 тонн, необходимой для выхода за пределы околоземной орбиты.

Разговоры о создании такой ракеты ведутся в стране с начале 90-х, после закрытия программы «Энергия-Буран». Предполагается, что космос будет наш после 2020 года. Во всяком случае создание сверхтяжелой ракеты включено в Федеральную космическую программу 2015-2025 годов, которая, правда, еще не утверждена (в отличие от госпрограммы «Космическая деятельность России на 2013-2020 годы»).

«В текущем году мы уже приступили к разработке аванпроекта и конкурсному отбору облика космического ракетного комплекса сверхтяжёлого класса. Работы по проектированию ракеты-носителя данного класса планируется начать с 2016 года», — заявил глава «Роскосмоса» Олег Остапенко.

Правительство озвучило условия, по которым будет строиться Керченский мост. Заниматься соединением Крыма и Большой земли будет один подрядчик, а главным условием должны стать гарантии, что в ходе строительства не будет превышена предельная стоимость контракта. Среди мероприятий по развитию Крыма и Севастополя, утвержденных правительством, строительство Керченского моста — ключевой проект. И, по всей видимости, самый дорогой. Совокупные расходы на транспортную инфраструктуру полуострова оцениваются в 419 миллиардов рублей. Из них на Керченский мост пойдет не больше 228,3 миллиарда рублей — именно эта сумма станет предельной стоимостью контракта.



Пока что нет ни готового проекта моста, ни понимания, из каких источников пойдут на его строительство госденьги. Ранее обсуждалось, что программа-максимум — мост через Керченский пролив и вдобавок подводный туннель. Удастся ли осуществить эти планы за обозначенную сумму — большой вопрос.

Зато интуитивно понятно, кто будет строить Керченский мост. Главные претенденты — «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко и «Мостотрест» братьев Роттенбергов. Стройка, по всей видимости, должна выйти образцово-показательной: правительство получает четкие гарантии, что из бюджета будет потрачено не больше, чем запланировано, а подрядчику гарантируется своевременная оплата. Другими словами, Керченский мост, судя по постановлению правительства, будет учитывать ошибки Сочи-2014, когда сначала неоправданно раздувались строительные сметы, а потом банкротились подрядчики, не дождавшись перечисления бюджетных денег.

Украинская сетевая компания «Укрэнерго» предупредила Крым о веерных отключениях электроэнергии в сентябре: электричества на полуострове не будет с 9 до 11 и с 19 до 23 часов. Причина — «недостаточное обеспечение топлива на электростанциях Украины и дефицит гидроресурсов» — другими словами, Незалежной самой не хватает электроэнергии. И нет никаких поводов полагать, что проблемы ограничатся сентябрем. Однако крымские власти особого беспокойства по этому поводу не демонстрируют. По данным ИТАР-ТАСС, без украинской электроэнергии мощностей Крыма хватит на 80% потребителей. Другие источники сообщают цифру скромнее: 20%.

К тому же, согласно Федеральной программе развития полуострова, на энергетическую инфраструктуру новых субъектов Российская Федерация готова потратить почти 50 миллиардов рублей бюджетных денег. Примечательно при этом, что в недавних выступлениях министра энергетики России Александра Новака энергетическая независимость Крыма оценивалась куда дороже: 177 миллиардов рублей. Львиную долю этих денег придется потратить на прокладку кабеля через Керченский пролив и на создание генерирующих мощностей на полуострове. Речь идет о строительстве двух газовых теплоэлектростанций: близ Симферополя мощностью 660 МВт и в Севастополе на 220 МВт.

Для сравнения: мощность крупнейшей на сегодня в Крыму Симферопольской ТЭЦ составляет всего 68 МВт. К тому же потребуется организовать дополнительные поставки топлива, для чего предлагается построить газопровод «Кубань-Крым». В общем, правительству придется напрячься и в ближайшее время найти в партнеры федеральному бюджету частных инвесторов.

Привлечь последних на полуостров в свете геополитических событий будет крайне сложно. Так что, скорее всего, Крымом займутся госкомпании: строительство новых ТЭЦ на полуострове уже согласовано с «Технопромэкспортом», входящим в госкорпорацию «Ростех».

Есть большая вероятность, что необходимость обеспечивать полуостров электроэнергией на государственные и квазигосударственные деньги приведет к резкому росту тарифов для населения. Но даже если это и случится, то нескоро: по самым оптимистичным прикидкам, энергетическую независимость Крым получит не раньше 2017 года.

На прошлой неделе российские банки публиковали результаты деятельности за первое полугодие. И хотя почти все продемонстрировали проблемы, хуже всех отчитались банкиры, специализирующиеся на розничном кредитовании, причем на том, которое последние десять лет выступало основным драйвером банковской сферы и поддерживало потребление в стране.

Речь идет о кредитовании необеспеченном (наличными, в розничных сетях или с помощью кредитных карт). Остатки его еще тлеют в виде регулярных смс-сообщений о предварительно одобренном займе, но как таковому массовому формату пришел конец. Показательна здесь судьба тройки флагманов рынка: банков «Хоум Кредит Финанс», «Русский стандарт» и «Тинькофф Кредитные системы».

Еще в первом квартале они сократили прибыль (ХКФ вообще показал убыток) и объявили о снижении расходов: начали сокращать штат и закрывать офисы. «ТКС-банк», у которого офисов в принципе никогда не было, попытался придумать себе новый способ заработка — обслуживание зарплатных проектов.

Последняя отчетность «Русского стандарта» оказалась феноменально плохой: банк получил почти 5 миллиардов рублей убытка, на 10% сократил кредитный портфель — третий по размеру в России — и нарастил просрочку с 10% до 13%.

Причины проблем, обрушившихся в этом году на розничные банки, очевидны: доходы населения уже начали сокращаться в реальном выражении, а кредитовать, как это можно было раньше, под 40-60% уже не получается: Центральный банк ограничивает кредитные ставки среднерыночными (а это — уровень «Сбербанка»). К тому же кредитовать особо не из чего: в этом году население почти не несет деньги на депозиты.

В этой ситуации самый очевидный выбор для банков — переключиться на обеспеченные виды кредитования — ту же ипотеку. Но, с одной стороны, двузначные ставки, под которые сегодня выдаются отечественные кредиты, разумными назвать очень сложно. С другой — конкуренция на ипотечном рынке гораздо больше, чем в кредитовании на выходе из метро. Так что уже в ближайшие месяцы можно ожидать серьезных перестановок даже на верхушке банковской сферы.

Не дожидаясь очередного расширения санкций против России, Министерство промышленности и торговли предложило отказаться от госзакупок импортных лекарств. Предлагается следующий механизм: если для участия в госторгах по фармапродукции поступило две заявки от производителей лекарств из стран Таможенного союза, производители из других стран от конкурса отстраняются. Эта мера, по мнению Минпромторга, позволит к 2018 году увеличить долю отечественной фармакологии в перечне стратегически значимых препаратов до 90% уже к 2018 году вместе нынешних 25%.

Что будет происходить в российской медицине в течение 4 лет ударного импортозамещения, в Минпромторге не уточняют. А между тем Министерство, кажется, собственными руками превращает Россию в Иран, которому в результате санкций в прошлом году был отрезан доступ к жизненно необходимым лекарственным препаратам, в том числе от рака и гемофилии.

Ожидать, что в России такой сценарий благодаря поставкам из Белоруссии и Казахстана не повторится, — самодурство и крайне опасный оптимизм. Российские чиновники сами не раз признавали, что в отечественной фармапродукции до 40% брака. Да и вообще, давно известно, что мировая фарма — это рынок крупных компаний с многомиллиардными бюджетами, которые можно не только тратить на рекламу бесполезных препаратов, но и вкладывать в разработку новых. В России нет ни одного игрока, способного в ближайшие годы составить видимую конкуренцию западным гигантам.

С другой стороны, многие опасения могут быть и преувеличены, ведь если в ТС не производится того или иного лекарства, местные компании и не будут участвовать в конкурсе на его поставку. Хотя, зная любовь той же Белоруссии к внешнеторговым шуткам, вполне можно ожидать, что не имеющие аналога зарубежные лекарства будут идти в Россию в белорусских упаковках и по завышенной цене.

Несмотря на ряд оптимистичных заявлений и довольно бодрое поведение в первый месяц под санкциями, «Роснефти», кажется, не удастся избежать трудностей. На прошедшей неделе стало известно, что компания может сократить добычу нефти в 2014 году на 2 миллиона тонн. С санкциями это связано весьма опосредованно. Дело в том, что благодаря приобретению в прошлом году «ТНК-ВР» компания Игоря Сечина смогла нарастить добычу до рекордных 207 миллионов тонн.

Сейчас эффект от покупки уже не действует, при этом старые месторождения «Роснефти» истощаются, а на новых только начинается бурение: речь идет в первую очередь об арктическом шельфе и месторождениях Ванкора. Для всех них компании требуется оборудование, поставки которого в Россию запрещены европейскими и американскими санкциями. Где-то, как на шельфе, проблема решена, в некоторых проектах придется искать альтернативных поставщиков (скорее всего, это будет Китай).

К этому нужно добавить и ведущуюся уже второй год программу снижения капитальных затрат. А как стало известно на днях, компания планирует на четверть сократить штат сотрудников центрального аппарата. Речь может идти об увольнении тысячи человек. Едва ли это значит, что «Роснефть» столкнулась с большими проблемами, заставившими ее пойти на человеческие жертвы. Как крупнейшая нефтедобывающая компания России, «Роснефть» вполне могла долгие годы позволять себе жизнь с раздутым и высокооплачиваемым штатом. Так что нынешняя программа сокращения затрат — способ затянуть пояса и собраться с силами перед очередным раундом крупных инвестиций.

Некрасивая история с социальной сетью «Вконтакте», из-за которой ее основатель Павел Дуров не только ушел с поста гендиректора компании, но и решил, что в России делать нечего, и эмигрировал, кажется, близится к завершению. Напомним, что сейчас «Вконтакте» владеют «Mail.ru Group» Алишера Усманова (52%) и фонд UCP (48%). Собственно, из-за последнего и начались все корпоративные проблемы. Началось все с того, что Дуров оспорил их вхождение в капитал соцсети, сославшись на то, что произошло это без его ведома. Затем представители UCP начали обвинять Дурова в использовании денег и сотрудников «Вконтакте» в собственном стороннем проекте «Telegram».

Недавно появилась новость, что UCP может продать свой пакет во «Вконтакте», причем в качестве покупателя может выступить «Mail.ru Group» или дружественная ей структура. Если такая сделка действительно обсуждается, она способна перевернуть многие представления о причинах конфликта вокруг соцсети. Так, одной из распространенных точек зрения был новый этап передела собственности в стране: мол, раньше элиты враждовали за нефтяные скважины, сейчас принялись прибирать к рукам интернет-активы. Учитывая, природу и особенности российского капитализма, версия очень красивая и логичная. Но, кажется, дело было в банальном отсутствии в стране элементарных принципов корпоративного управления и банальной жадности местных инвесторов.

В совете директоров «Вконтакте» места распределены поровну между сторонниками Дурова из «Mail.ru Group» и антагонистами из UCP. Неудивительно, что солидные люди в дорогих пиджаках не могли договориться по ряду принципиальных вопросов, учитывая еще и придирки фонда к основателю соцсети. К тому же едва ли последние вообще точно знали, чего хотели от собственного актива. Об этом свидетельствует хотя бы то, что после ухода Дурова пост гендиректора соцсети уже полгода остается вакантным.

Президент Франции Франсуа Олланд продемонстрировал крайнюю степень дефицита характера и способности принимать самостоятельные решения. Преемник Николя Саркози приостановил поставку в Россию вертолетоносцев «Мистраль», первый из которых («Владивосток») должен был перейти в собственность «Рособоронэкспорта» до конца года. Собственно, именно этого от французского лидера требовали все наиболее активные застрельщики антироссийской западной коалиции: США, Великобритания, Литва… даже Украина выражала свою озабоченность соблюдением Францией международного контракта на 1,1 миллиарда евро.

Олланд юлил и отбивался от партнеров до последнего. Не так давно он заявлял, что о срыве поставок не может быть и речи, поскольку Россия за «Мистрали» уже заплатила. Потом оказалось, что сорвана не будет только первая поставка, а разговор о поставке второго вертолетоносца «Севастополь» отложен до момента деэскалации украинского конфликта. И вот сейчас оказывается, что и «Владивосток» будет дожидаться лучших времен на верфях Сен-Назера. Поступок вопиющий и грозит Франции не только миллиардной неустойкой, если Олланд будет упрямиться и дальше, но и репутационными потерями.

Примечательно, что, когда проблемы с поставками «Мистралей» только начались, многочисленные аналитики в СМИ начали заявлять, что не так уж России эти вертолетоносцы и нужны: они не лучшим образом подходят для северных широт, а отечественный ВПК может производить аналогичные корабли, но лучше.

Вообще выглядит это как попытка сохранить хорошую мину при плохой игре французских партнеров, но количество таких комментариев и их частота намекают на определенную долю правды, учитывая, что контракт на «Мистрали» заключался в бытность министром обороны Анатолия Сердюкова, активного поборника западных поставщиков и противника российского ВПК.





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //