Коньяк Империи Российской

Коньячное дело в нашей стране то процветало, то хирело. Мировое признание сменялось всенародной брезгливостью. И все же российский, армянский, азербайджанский, грузинский, молдавский, украинский коньяки выжили и заняли свое место под солнцем.

Заслуженное название

Крепкий алкогольный напиток коньяк происходит из одноименного города западного прибрежного региона Франции Пуату-Шаранта, который по преданию был основан одним из военачальников Юлия Цезаря в I веке до н.э. С тех пор там развивалось виноделие, которое в XV веке стало давать деньги от экспорта, хотя главным экспортным продуктом тогда была соль. Вино сложно было довезти в целости и сохранности, если оно не высочайшего качества, тогда голландцы придумали перегонный аппарат. А французы - винный дистиллят.

На основе двух этих изобретений с добавленной постепенно выдержкой в дубовых бочках и появился новый напиток, который постепенно начал завоевывать мир. Коньяк, как и, например, шампанское (из соседней Шампани, вина которой, кстати, - лучшие для производства коньяка) - исконно французский продукт, и его название нельзя использовать на подобных ему нигде, кроме России.

Есть полулегендарная история о том, как знаменитый русский винодел Николай Шустов привез на Всемирную выставку в Париже образцы своих коньяков с заводов в Ереване и Одессе, и получил первое место. За это французы ему разрешили использовать название "коньяк", а не "бренди", как везде. Но это только легенда: на самом деле контролируемое по происхождению название Cognac появилось только в 1909 году, а на кириллице оно вообще не могло быть зарегистрировано.



До 1913

Коньячное производство, как и все в России, до 1913 года развивалось совсем по-иному, чем после 1917-го. Историки нашли документ, в котором написано, что первый коньяк на территории Российской Империи появился в Грузии, в Кутаиси, а еще раньше в Кизляре гнали виноградный спирт - ныне известную водку "Кизлярку". В конце XIX века появляются и растут коньячные производства на Кавказе, в Бессарабии, в Ереване. Крупнейшими деятелями на этом рынке были Давид Сараджишвили - основатель грузинского коньячного завода, непревзойденный Николай Шустов, который делал коньяки в Одессе, Кишиневе, Кизляре.

В Ереване на этом поприще работал Нерсес Таиров, но затем туда вложился также Шустов, которого называли коньячным королем. В Азербайджане виноделие и за ним коньячное дело начали немцы братья Форер и братья Гуммель, и опять же Шустов. Все "коньячники" Российской Империи так или иначе сотрудничали. Коньячное производство уничтожила Первая мировая война, а скорее даже сухой закон Николая II от 18 июля 1914 года, который связан с войной лишь частично.

Знаменитая шустовская реклама состояла в том, что в России нанятые студенты заходили в питейные заведения и требовали коньяк Шустова, если его не было, они затевали драку – на следующий день все было в газетах. За границей, напротив, в дорогих ресторанах нанятые респектабельного вида люди просили коньяк Шустова.

Советская история

При НЭПе коньячные заводы было ожили, однако на рынке появилась для неискушенных новых советских людей масса подделок, которые в царские времена назывались "искусственным коньяком", вполне законно. Это был напиток из хлебного спирта с добавлением разных эссенций. Но зато на местах заводы и запасы коньяков были сохранены.

А вот в 1936-ом вся винодельческая промышленность вошла в Наркомат пищевой промышленности, были введены строгие правила по поводу виноматериалов: нормирована крепость, кислотность вин для дистилляции, оборудование на заводах модернизировано.

Есть предание о том, как специально то ли к Ялтинской, то ли к Тегеранской конференции по указанию был создан особо крепкий коньяк «Двин» 50%, который очень понравился Черчиллю. Сталин каждый месяц отправлял ему в Англию по ящику, но однажды коньяк испортился. Оказалось, что технолог, который его разработал, Маркар Седракян, отправлен в Сибирь. Его вернули, восстановили в партии, а в 1971 году даже наградили звездой Героя социалистического труда.

В следующий раз советское государство обратило внимание на коньячное производство в 1948 году, когда оно было выделено в самостоятельную отрасль винодельческой промышленности. А это значит - отдельное финансирование. Были модернизированы основные заводы, построены новые. То же самое произошло в 1965-ом году, когда появились ГОСТы и прочие коньячные стандарты, заводы построили даже на Дальнем Востоке, не говоря уж об Урале и Нижней Волге, и появилась официальная профессия - коньякодел. Именно эти коньякоделы внедрили передовые методы - термическую обработку, выдержку в эмалированных бочках с дубовой клепкой, добавление дубового экстракта.

Тогда же коньяк вводился в массовую моду как "элитный", в отличие от водки, напиток. Знаменитая фраза Евгения Леонова из журнала "Фитиль" о коньяке: "Потому и дорогой, что такой полезный", или из фильма "Бриллиантовая рука", где капитан круизного парохода предлагает коньяк Горбункову: "Читали в „Неделе“ отдел „Для дома, для семьи“? Врачи рекомендуют! Улучшает нервную систему, расширяет сосуды".

Годы застоя и восстановления

Антиалкогольная компания почти уничтожила коньяк в СССР. Из 34 заводов работать продолжили единицы, нещадно вырубались виноградники. Например, Кизлярский завод перестал перерабатывать виноград в 1985-ом, и завод стоял до 1999 года. Одновременно коньяк начали подделывать: крашеный или настоянный на скорлупе спирт, самогон легко можно было получить не только у таксистов, но скорее даже в буфетах и ресторанах. А после развала союза от коньячной промышленности опять почти ничего не осталось, как и после Первой Мировой войны.

Некоторые успехи коньячного дела в бывшем СССР мы наблюдаем лишь в последние 10 лет. Сейчас главные проблемы: мало собственного виноматериала, никто не умеет делать хорошие бочки, вал подделок.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //