Командир морских пехотинцев. Характер Евдокии Завалий


Для Евдокии Завалий война началась в 15 лет. Чтобы попасть на фронт, ей пришлось скрывать свой возраст и пол. Она стала единственной в мире женщиной – командиром морских пехотинцев. Немцы прозвали её «фрау чёрная смерть».

«Детей на фронт не берём»


О чём может мечтать пятнадцатилетняя девочка? О любви, о будущем, об окончании школы. Так было и в случае Евдокии Завалий. Летом 1941 года она только закончила седьмой класс и собиралась пойти учиться на врача. Но тревожная речь Молотова от 22 июня перевернула и её жизнь.

«Моё место на фронте» - решила Дуся, отложив свои девичьи мечты об учёбе в долгий ящик.

Но что могли сказать в военкомате девушке-подростку? Естественно, отправили домой со словами: «Детей на фронт не берём».
Но вскоре война сама пришла за ней. 25 июля её посёлок, Новый Буг, атаковали фашистские самолёты. Дуся вместе с остальными рабочими артели бросилась к дому и обнаружила у себя в саду раненого красноармейца.

Поскольку она готовилась поступать в медицинский техникум, она смогла перевязать раненого солдата, а потом, по приказу офицера, оказала первую медицинскую помощь другим пострадавшим. Возможно, именно её навыки убедили тогда командира взять её с собой.

На войну ее проводила родная бабка, которая предсказала Дусе её судьбу:

«Девочка моя! Четыре раза будешь истекать ты кровью, но домой тебя принесут белые гуси».

Как потом вспоминала сама Евдокия: «Бабушка моя лечила людей и предсказывала судьбу. Прожила на свете 114 лет».

Евдоким Завалий

Часть, вместе с которой девушка отправилась на войну, была 96-м кавалерийским полком 5-й кавалерийской дивизии 2-го кавалерийского корпуса. Свой возраст Дусе все же пришлось скрыть. Командиру полка она сказала, что ей скоро исполнится 18. Отсюда и разные сведения о настоящем возрасте Евдокии на начало войны. Некоторые источники называют годом её рождения – 1924, другие – 1926 год. По словам самой Завалий, когда началась война, ей не было ещё и шестнадцати.

В армии Евдокии пришлось скрывать не только свой возраст, но и пол.

Из кавалерийского полка её вскоре перевели в запасной из-за тяжелого ранения. Однажды туда прибыл капитан набирать солдат на передовую. Глядя в документы девушки, он прочитал: «Старший сержант Завалий Евдок (так её инициалы сократили в госпитале), - и переспросил – Завалий Евдоким?». — «Так точно! Завалий Евдоким Николаевич». Дуся не стала переубеждать капитана, принявшего её за мужчину. В конце концов, после госпиталя внешне она не сильно отличалась от других солдат – волосы у всех были одинаково выстрижены, на всех была надета стандартная гимнастёрка и галифе.

Так Евдокия оказалась солдатом на передовой в составе 6-й десантной бригады, воевавшей на Кавказе. Целых восемь месяцев её сослуживцы не знали, что с ними наравне воюет девушка, быстро признав её за «своего парня».

После того, как под Моздоком она взяла в плен немецкого офицера, её назначили командиром отделения разведки. Осенью 1942 ей удалось доставить отрезанному под Горячим ключом боевому подразделению продукты питания и боеприпасы, похищенные у фашистов, переправив их на самодельном плоту из крышек снарядных ящиков прямо под обстрелом немцев.

Тайна раскрыта


То, что «свой парень» Евдоким, на самом деле – «Евдокия», сослуживцы узнали во время тяжелых боев на Кубани. Рота попала в окружение, а их командир был убит. Солдаты растерялись.

Тогда старшина «Евдоким» поднялся и, прокричав: «Рота! Слушай меня! Вперёд, за мной!», отправился в атаку. Бойцы последовали за ним и вырвались из окружения. Но сам «Евдоким» оказался тяжело ранен. В госпитале правда и открылась.

Но, как впоследствии вспоминала сама Евдокия, «никто даже не пикнул».

Наоборот, её поощрили, направив в феврале 1943 года на курсы младших лейтенантов 56-отдельной Приморской армии.

«Дусины гвардейцы»

После окончания обучения Евдокию Завалий назначили командиром взвода отдельной роты автоматчиков 83-й морской бригадной пехоты. В начале «чёрных бушлатов» под командованием «фрау чёрная смерть», наводивший ужас на фашистов, многие офицеры и солдаты с иронией называли «Дуськин взвод».

Правда, очень скоро отношение к ним изменилось, а на смену ехидному прозвищу пришло другое - «Дуськины гвардейцы».

На самом деле, нашему поколению остаётся только удивляться тому, как молодой девушке удалось добиться подчинения и уважения десантников, воевавших всегда в самом пекле. Она сама потом вспоминала: «Вначале многие хмыкали в мою сторону. А я волю в кулак, очи озверелые и — вперёд! Хотелось нос мужикам утереть, показать, что могу воевать не хуже, если не лучше их. В конце концов, привыкли ко мне. Если бы не признали как командира, сто раз была бы убита».

Когда немцы узнали, что ненавистными им «чёрными комиссарами» командует женщина, объявили на неё настоящую охоту.

Спины уходящих


За все время войны Евдокия Завалий так и не привыкла терять. По её словам, из пятидесяти пяти автоматчиков её взвода до конца войны дожили лишь шестнадцать.

Кто-то погиб, прикрывая её, как Иван Посевных. В своё время, появившись во взводе, он заявил: «Бабе подчиняться неохота», а потом подставил свою грудь под пулю, предназначавшуюся ей. Другой боец, Дмитрий Седых бросился под танк с последней гранатой.

Боль и слезы от потерь приходилось прятать, чтобы не дай Бог никто не заподозрил в слабости.

Командир не мог себе позволить подобных эмоций. Но память обо всех своих бойцах, не вернувшихся с войны, Евдокия Завалий пронесет через всю свою жизнь: «Каждый из моих автоматчиков до сих пор стоит перед глазами, хотя никого уже нет в живых».

Трижды похоронена


Предсказание бабушки Завалий исполнилось: девушка четыре раза была тяжело ранена и дважды контужена. Но домой она вернулась живой, несмотря на то, что её трижды «хоронили».

Ещё в начале войны кто-то из односельчан сказал её родным, что видел её похороны.

Второй раз, это произошло во время форсирования Днестровского лимана. Евдокию сильно контузило, и она потеряла сознание. Когда очнулась, увидела, как два немца ходили по местности и добивали ещё живых пехотинцев. Не в состоянии двигаться, Завалий с ужасом ждала своей участи. Но когда они подошли к ней вплотную, ей удалось притвориться мертвой. Она не издала ни звука, даже когда один из немцев пронзил её ногу штыком, проверяя, жива она или нет. Её, истекавшую кровью, обнаружили местные жители уже на рассвете. К тому времени в штабе 83-й её сочли погибшей, а на братской могиле в Белгород-Днестровском написали её имя.

Третий раз ее «похоронили» в Болгарии, но она и в этот раз обманула смерть.

Жизнь гвардии лейтенанта Евдокии Завалий, кавалера четырёх боевых орденов и почти 40 медалей закончилась 5 мая 2010 года, за 4 дня до 65-летия Победы.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //