Колонии Литвы в Южной Америке и Африке


Эпоха великих географических открытий, развитие картографии и мореплавания дали старт бурному росту европейских колоний по всему миру. Участвовало в этом соперничестве и Великое Княжество Литовское. Пусть и недолго, но у них тоже были свои колонии в Южной Америке и Африке.

Спасите от Грозного

После открытия Христофором Колумбом Америки в конце в 1492 году европейские державы - Португалия, Англия, Голландия и Франция - принялись соперничать за преимущества в международной торговле и приобретение колоний в Америке, или Новом Свете, Африке и Азии. Великое Княжество Литовское, как и Речь Посполитая в целом, казалось, не проявляли никакого аппетита к заморским колониям. Однако это было не совсем так.

В середине XVI века над северными соседями Великого Княжества Литовского - Ливонским орденом и Курляндским герцогством (территория современных Латвии и Эстонии) нависла угроза со стороны Московского княжества под правлением Ивана Грозного. Чтобы не попасть в зависимость от Москвы, ливонцы и курляндцы попросились под опеку Великого Княжества Литовского и стали его вассалами. После объединения ВКЛ и Польши в Речь Посполитую Курляндское герцогство стало вассалом обеих стран нового федеративного государства.

Несмотря на значительные свободы, которыми пользовалась Курляндия, формально она оставалось в зависимости от Речи Посполитой до 1795 года.

Потеснить бы испанцев...

С 1642-го по 1682 год Курляндией управлял Яков Кетлер. Именно он и вписал Курляндию и Речь Посполитую в историю европейской колониальной экспансии.

В молодости будущий герцог Яков много путешествовал по Западной Европе. Больше остальных стран его впечатлила Голландия. Этой стране в XVII веке удалось построить сильнейшую колониальную империю и разбогатеть на торговле. Яков понял, что не большая территория, а развитие городов, ремёсел и торговли увеличивает благосостояние и могущество государства. Как раз для ведения морской торговли Курляндия располагала удобными портами в Виндаве (современный Вентспилс) и Либаве (теперь - Лиепая), и ничто не мешало ему пойти по стопам голландцев.

Ещё до того как Яков взошёл на трон в 1637 году, группа 212 курляндских колонистов предприняла неудачную попытку основать колонию на острове Тобаго в Вест-Индии (остров в Карибском море возле северо-восточного побережья современной Венесуэлы). Новые попытки основать колонию из 300 поселенцев снова предпринимались спустя несколько лет на двух кораблях.

Планам курляндцев обосноваться на Тобаго препятствовали испанцы, не желавшие терпеть возможных конкурентов. Тогда господствовало представление, что новые рынки создать нельзя, можно лишь отнять у другого государства уже имеющуюся долю. Желавшие выращивать прибыльный сахарный тростник курляндцы-протестанты были непрошеными гостями в сфере влияния католической Испании. Испанские иезуиты подстрекали местных индейцев-карибов нападать на курляндских колонистов, враждебно настраивая их против балтийских пришельцев.

В Африку со своими жёнами

Предприимчивый герцог Яков, однако, обратил свой взор к многообещающей Африке. В 1651 году он купил у местного правителя безлюдный остров в устье реки Гамбии в Западной Африке. Остров, названный в честь святого Андрея, стал аванпостом курляндцев в регионе. Позднее по соседству они купили второй остров - Банжул (на этом месте расположена современная столица африканского государства Гамбии).

Курляндцы постепенно расширяли свои владения вдоль реки Гамбии. Они купили несколько участков земли напротив острова святого Андрея, полосу на побережье реки вверх по течению. На островах построили два форта: 4-бастионный на острове святого Андрея и форт меньшего размера на Банжуле. В африканских колониях курляндцы построили лютеранскую церковь, казармы для солдат и склады. Прибывший же сюда пастор, как сообщает польский историк Дариуш Кодзейчик, должен был не только служить курляндским поселенцам, но и обращать в христианскую веру местных язычников. Колонистам в свою очередь было предписано приезжать на поселения со своими жёнами.

Также колония должна была обеспечивать жемчуг и рабов из глубины континента. Последних должны были использовать для труда на плантациях на приобретённом в 1654 г. после многочисленных неудачных попыток острове Тобаго в Карибском море. Капитан Виллем Молленс, привезший на остров, кроме курляндских солдат и офицеров, ещё и 80 семей колонистов, переименовал Тобаго в «Новую Курляндию». На юго-западной оконечности острова были возведены укрепления, названные в честь герцога Якова.

Колония на Тобаго процветала и позволяла экспортировать в Европу сахар, табак, кофе, хлопок, индиго, тропических птиц и их перья. На острове, кроме рабов, были ещё и приехавшие туда из Курляндии крестьяне. У нас нет сведений, были ли среди колонистов литвины.

Предательство единоверцев

Но над благополучием курляндских колоний начали сгущаться тучи. Несмотря на все симпатии к голландцам, с которыми курляндцы были ещё и единоверцами-лютеранами, расчёты отдельных наций взяли верх. Голландцы имели виды как на остров Тобаго, куда прибывали голландские колонисты, так и на африканские колонии Курляндии. В 1652 году, например, голландцы из Вест-Индской компании заставили развернуться курляндский корабль, плывший к Африке. И протесты Речи Посполитой в Голландии ничего не дали.

Но на торговых войнах голландцы не успокоились. Во время войны Речи Посполитой со Швецией в 1658 году герцог Яков Кетлер оказался в плену. Его увезли в Ригу, и он никак не мог влиять на дела герцогства и его внешнюю политику, не говоря уже о колониях. Когда весть о плене герцога дошла до голландцев, те захватили поселения на Тобаго и форты в Африке.

В последующие десятилетия курляндцы предприняли несколько попыток вернуть свои колонии. Но там надёжно обосновались испанцы, а позже и англичане. Последний курляндский колонист вернулся на родину лишь в 1696 году.

Тем не менее, формально Курляндия вплоть до последнего раздела Речи Посполитой в 1795 году назначала губернаторов Тобаго, что облегчало пиратам получение в этом регионе специальных каперских (или пиратских) лицензий на право атаковать и захватывать торговые корабли.

Вторая колониальная волна

Столетия спустя после такого необычного косвенного опыта колониальной экспансии уже польское государство предъявило свои права на колонии. После 1918 года, как пишет белорусский исследователь, кандидат исторических наук Игорь Мельников, в Польше звучало много голосов о необходимости приобретения колоний. Появилась и влиятельная организация - Морская и колониальная лига, членство в которой к 1939 году достигло почти 1 миллиона человек. Лига купила землю в Бразилии с целью колонизации страны. Также велись переговоры, правда, безуспешные, об участии Польши в колонизации португальской Анголы и Либерии. Но все эти планы так и не были реализованы либо потерпели неудачу в самом начале.

Белорусы в статусе скромных поселенцев и трудовых мигрантов, перед Второй Мировой войной ехали работать и жить в Парагвай, Аргентину, Южную Африку, другие страны, где фактически становились колонистами. Но это уже совсем другая история.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //