Каково это — быть твоей женой

Мы тоже думаем о сексе с другими

Все это чушь, что женщины от природы более моногамны. Мы просто более инертны и трусливы. То есть (как правило) не готовы поставить под удар счастливое супружество из-за спонтанного секса с кем-то несанкционированным. Но это не отменяет того факта, что порой в нас вспыхивает голое, животное желание, локализованное строго в области паха и адресованное вовсе не мужу.

Иной раз достаточно взглянуть на широкие плечи какого-нибудь незнакомца или в его нахальные, полные похоти глаза — и стринги начинают дымиться, точнее, отсыревать от одной только мысли, как он закидывает наши ноги себе на плечи. И при этом мы ни на секунду не перестаем любить мужа, считать его лучшим мужчиной на свете и помнить, что именно он регулярно доставляет нам множественные оргазмы. Да, это импульс, морок, наваждение — называй, как хочешь. Но и нас, девушек, порой накрывает. Другое дело, что, слава Купидону, для большинства женщин «подумать» и «сделать» — не одно и то же.

Ты нас порой люто раздражаешь

То, как у тебя пахнет изо рта по утрам. Сколько крошек ты оставляешь после себя на диване. Твоя неистребимая любовь к Григорию Лепсу. Привычка резко газовать на светофоре. То, что ты забываешь пользоваться освежителем воздуха после часа сидения в туалете. Как ты зеваешь, не прикрывая рта, и сопишь во время секса. Волосы, торчащие из ноздрей, ушей и родинок. И многое, многое другое.

Спустя годы, проведенные вместе, все то, чего раньше мы не замечали, чему не придавали значения и в чем даже умудрялись находить некое своеобразное очарование, начинает бросаться в глаза и неимоверно, просто неистово бесить.

Бесить настолько, что порой безопасней уткнуться в сериал, помедитировать, перемыть и без того чистые тарелки, лишь бы эта лютая удушливая волна раздражения не заполнила нас до краев, а отступила так же внезапно, как и накатила. И картинка, вспыхнувшая в мозгу, — как мы втыкаем тебе консервный нож промеж глаз — так и осталась картинкой, а не цитатой из протокола с места преступления.

Мы предпочли бы не знать о твоих изменах

Для большинства женщины семья (в качественном ее воплощении: когда мы любим и чувствуем себя любимыми) сродни скафандру. Щебет подружек «Да все они такие!», официальная статистика измен и неофициальная, складывающаяся из признаний знакомых мужчин в случайных адюльтерах, — все это отскакивает от него, позволяя нам существовать в комфортной уверенности, что «мой не такой».

Вслух этого никто тебе не скажет, но по женскому разумению скот — не тот, кто не совладал с собой и «присунул» коллеге по работе/официантке в командировке, а тот, кто пришел и во всем сознался, потому что совесть заела.

Тебя совесть заела? А у нас — полная разгерметизация скафандра! Мы больше не чувствуем себя защищенными. Мы задыхаемся от этой твоей правды, будь она неладна. Нас разрывает на молекулы при мысли, что теперь с ней, с этой правдой, нужно как-то жить (а ведь именно об этом обычно и твердят «совестливые» изменщики — «Прости, виноват, это больше никогда не повторится»).

Если ты действительно уверен, что все вышло случайно и рецидива не будет, молчи. Молчи и наслаждайся тем, что твоя женщина способна дышать рядом с тобой, смотреть на тебя, считать тебя «особенным» и «не таким».

Нам бывает сложно принять твою родню

Точнее, даже не саму родню, а тот факт, что у тебя с ними общая кровь, которая, как известно, не вода. Ведь чем ближе родство, тем больше шансов, что все эти раздражающие черты (мамина привычка шаркать тапочками, папин бытовой расизм и гомофобия, дедово патологическое скупердяйство и т.д.) запаяны в тебя на уровне ДНК. И если все это в тебе до сих пор не вылезло, то наверняка неизбежно проявится. Это всего лишь вопрос времени.

Пускай, в нашей политике «избегания» («Давай-ка ты лучше сам съездишь к своим родителям, а у меня маникюр») ты видишь хамство, самодурство и попрание традиций. На самом деле, чем реже мы видимся и общаемся с твоей родней, тем проще нам дистанцироваться от мысли, что ты тоже когда-нибудь станешь в точности таким. Шаркающим антисемитом, высчитывающим сумму чаевых с калькулятором.

Когда мы становимся мамами, мы начинаем смотреть на тебя другими глазами

До тех пор, пока нас только двое, важно в первую очередь твое отношение к нам. Красиво ли ухаживает? Великодушен ли? Предусмотрителен? Хорош ли в постели? Если по этим пунктам и ряду других «да» или «как правило», можно считать, что нам повезло с бойфрендом/женихом/мужем. Появляется ребенок— и мир, а вместе с ним наша система оценок, переворачиваются с ног на голову.

На все твои слова и поступки мы непроизвольно начинаем смотреть через совершенно иную «линзу». Плевать мы хотели на то, как ты ухаживаешь, балуешь и любишь нас, если при этом ты несправедлив, нелоялен, жесток и невнимателен к нашему общему ребенку.

Нельзя быть безупречным мужем и одновременно говенным отцом. Мы бы, может, и хотели разделять эти две компетенции (чтобы, например, быть в состоянии порадоваться подаренной шубке, зная, что сын уже год ждет, когда ты сводишь его в зоопарк). Но это так не работает. Больше не работает.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //