Какой сыр любил Леонид Ильич Брежнев


Леонид БРЕЖНЕВ, а вслед за ним и всё политбюро любили сыр «Костромской» и «Сусанинский».

Партия «Города России» предлагает ввести понятие – аналоговые продукты

На днях представители Росcельхознадзора сообщили о том, что 80 процентов сыра в России - это фальсификат. То есть животные жиры в нем заменены на растительные. В основном, на пальмовое масло.

Первым на заявление ведомства отреагировал Дмитрий МЕДВЕДЕВ.

- Я думаю, что это не так! - заявил премьер-министр на правительственной комиссии по импортозамещению. - Надо, чтобы все должностные лица, говоря такие вещи, либо сопровождали это комментариями, а из таких заключений нужно делать очень серьезные выводы, либо не делали этого, если они не уверены в своих словах.

Партия «Города России» организовала пресс-тур на российскую родину сыра, в Костромскую губернию, чтобы на месте посмотреть, как обстоят дела по импортозамещению любимого многими продукта.

К реализации государственной программы по импортозамещению в сфере молочной продукции, в Костромской области были готовы задолго до ее начала. В 2009 году в Костроме уже открылась «Сырная биржа», где местные производители продают товар с минимальной наценкой, практически по заводским ценам. Конечно, не надо думать, что это даром.

- На производство одного килограмма полутвердого сыра, типа «Российский», «Пошехонский» или «Костромской» уходит от 10 до 12 литров молока. На «Маасдам» – 12-13 литров, на пармезан до 16 литров молока, - объяснил директор крупнейшего в Буйском районе предприятия «Воскресенский сыродел» Игорь Джурко. – Литр мы покупали в 2015 году, в среднем, по 25 рублей. Вот и считайте.

Так, например, отпускная цена «Маасдама» на заводе составляет 340 рублей за килограмм, а ведь его еще надо довести до прилавка. Так, что надеется на дешевизну импортозамещенных сыров в обозримом будущем не стоит. Тем более, что торговые сети буквально выкручивают руки производителю, вынуждая его нести дополнительные расходы.

- Не буду называть имя ретейлера, но от нас кроме начального, так называемого, «входного бонуса», который мы были готовы заплатить, сначала потребовали отдельного грузчика для своей продукции, потом дополнительного мерчендайзера и так далее, - жалуется Джурко. – Это сколько же должен стоить наш сыр на выходе, чтобы все это окупить? В итоге мы были вынуждены уйти из сети и искать другие пути сбыта. Не столь затратные для конечного потребителя.

Владислав КОВАЛЕНКО обещает защитить отечественный сыр от пальмового масла

Сейчас, почти вся продукция старейшего в области завода уходит в столицу. Это, кстати, традиция. В XIX веке Воскресенскую сыродельню записали в поставщики императорского двора в Петербурге, уж очень там пришелся по вкусу их сыр «Голландский». До Москвы тогда сыры не довозили — дороги не было. Будете смеяться, но в 70-х годах прошлого века тоже. За сырами к завтраку дорогого Леонида Ильича в Буй присылали вертолет. Брежнев любил два сорта:

«Костромской» и «Сусанинский». Да что там Брежнев?! В деревне Сусанино местным сыром закусывал горькую великий художник Алексей Саврасов. Сыр ему так понравился, что он решил задержаться в деревне подольше, а чтобы разнообразить свой досуг написал там картину «Грачи прилетели», где изобразил местную церковь Воскресения Христова.

Произведённые в России моцарелла, буррата, рикотта и шевр ничем не отличаются от европейских по своему вкусу и качеству

Российский рынок сыра – черная дыра

К сожалению, сегодня сыр «Сусанинский», ушел в небытие. Местный завод, прошедший полную реконструкцию в 2014 году, закрыли пару месяцев назад. Причина – недостаток сырья. Молока в Костромской области не хватает катастрофически.

Эта причина и является главным, если не основным тормозом в развитии сыроваренного производства по всей стране. Рано или поздно с ней сталкиваются на любом предприятии.

Ее решение очевидно – увеличение поголовья дойных коров и на это, к сожалению, требуются годы. Пока же, в условиях отсутствия сырья, заводы вынуждены работать не на полную мощность.

Зато вся продукция расходится на ура. «Воскресенский сыродел» один из первых, кто начал производство пармезана. Спрос на него настолько высок, что за сыром уже стоит очередь закупщиков, умоляющих продать им пармезан, не дожидаясь созревания.

- Технология требует выдерживать пармезан не менее года. Лучшие сорта ждут своего часа и пять, и десять лет. Мы только заложили его в подвалы и не спешим продавать, но есть предприятия, которые под давлением спроса или недостаточного места для хранения выпускают на рынок невыдержанный сыр, - говорит Джурко. – Он, конечно, сильно проигрывает по своим вкусовым качествам итальянскому сыру. Но это не потому, что он плохой. А потому, что попал на прилавок намного раньше положенного срока. Полуфабрикат.

Других различий в качестве российского и иностранных сыров нет, хотя бы потому, что все они выпускаются на идентичном оборудование, по одинаковы технологиям и даже под присмотром одних и тех же специалистов.

Так, например, наладку оборудования и обкатку технологий на «Воскресенском сыроделе» осуществляли технологи из Дании, Испании и Италии.

Точно такая же ситуация на Волгореченском сыроварном заводе «Волжанка» - отечественном флагмане по производству мягких сыров. В их ассортименте бурата, рикотта, моцарелла, шевр и тому подобная экзотика.

- Российский рынок мягких сыров – это черная дыра. Мы в любой момент можем нарастить производство вдвое, но все опять же упирается в сырье, - поддерживает коллегу директор «Волжанки» Алексей Костин.

На вымачивающуюся моцареллу можно смотреть долгими часами

То касается вопроса фальсификата, он тоже солидарен с Джурко. Сыров произведенных на основе растительного масла в стране если не 80 то 50 процентов, но это тоже очень много.

- Сусанинский завод закрыт, а сыр «Сусанинский» по-прежнему производят в Литве и Белоруссии, странах откуда к нам идет самое больше количество пальмового псевдосыра, - уверил Костин. – В связи с этим, может нам стоит как-то забрендировать сыр «Кострамской», «Сусанинский», чтобы по аналогии с французским шампанским или коньяком его могли производить только в определенной местности. То есть в Костромской губернии.

Дело в том, что отличие настоящего сыра от сыра с использованием растительных жиров примерно такое же, как между песочным печеньем и посыпанным сахаром ржаным сухарем. Это совершенно разные продукты.

- В производстве сыра используется закваска, миллионы бактерий, которые срабатывают в определенное время определенным образом. Они рассчитаны на молочную среду, но если их поместить в растительный жир, то они просто не сработают. Грубо говоря, из тысячи бактерий свои функции выполнит одна-две. Сыр не станет сыром. Именно поэтому у продукта с использованием растительных жиров такой «пластмассовый» вкус, - объясняет Игорь Джурко.

У всего этого есть название - сыроподобный продукт. Однако, торговые сети почти никогда не применяют подобный термин к товарам на своих прилавках. Его обходят со всем старанием. И самое плохое, что законодательство оставляет им лазейки.

Решить проблему можно только кардинальным образом.

- Пора вводить термин «аналоговые продукты» и продавать эти аналоги на отдельных стеллажах, в специальных секциях, - предлагает председатель партии «Города России» Владислав Коваленко. – Только таким образом, мы обезопасим потребителя от «случайной» покупки мясонесодержащей колбасы, сыра на основе пальмового масла и прочего эрзац-питания.

Соответствующее предложение готовится для представления в Госдуму РФ.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //