Какие бывают «папики»


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России



Мне в жизни повезло — я с папиками никогда не спала.

Как-то не сложилось. То ли советская закалка не позволила, то ли быстро сложившаяся карьера и собственное финансовое благополучие.

А вот мои молоденькие коллежанки и жизни другой себе не представляют, кроме как при папиках:

с ним секс два раза в месяц, подарки, оплаченная съемная квартира и эскорт на дружеские вечеринки, а потом — обыкновенная молодежная любовь с простым студентом из соседней общаги, который с удовольствием ночует у подруги в квартире, снятой на папикины деньги.

Из общения с моими офисными подружками выяснилось, что папик папику рознь.

Есть папики строгие.

Они дают деньги и требуют отдачи.

То есть и выглядеть нужно на все сто, и чеки за крупные покупки приносить, и ехать в сауну по первому зову, и минет делать, даже если у тебя рвотный рефлекс от простой зубной щетки.

Таких папиков стараются при первом удобном случае поменять на другого.

Но вся беда в том, что от них легко не отделаешься. Тем более что студента из общаги давно уже турнули, и съемная квартира нужна как воздух.

Есть папики добрые.

Они все понимают. Даже пару раз видели, как студент из квартиры выходит.

На таких легко воздействовать слезами и трогательными рассказами о том, как отчим бил, дедушка обзывался и начальник унижал.

Правда, такие папики очень уж любвеобильны и иногда могут настолько увлечься рассказами других несчастных девочек о тяготах жизни, что за квартиру по три месяца заплатить не получается…

Есть папики правильные.

Они хотят жениться. И ребенка. Они не очень-то понимают смысл инвестиций в девочку, которая по будням прикармливает голодных студентов.

Пару лет они терпят ветер в девичьей голове и рассказы про то, что «сначала надо закончить университет», а потом переходят в матримониальное наступление.

И есть папики одноразовые.

С такими спят за ресторан или крутой клуб. И денег на съемную квартиру не берут. То есть — они не дают.

Между прочим, ни одна из моих очаровательных спутниц по курилке не жалеет, что связалась с папиком. Мало того: ни одна из них не понимает, как вообще выжить девушке в этом злобном мире, кроме как не спать с папиком?

При этих словах они жалостливо смотрят на меня…

***

Другое мнение:

Начну с конца. Мне — тридцать три года, я замужем за очень славным, но экономически бесперспективным мужчиной, мы как бы любим друг друга, у нас двое детей, большая квартира, дача, хорошая машина и маленький бизнес, в котором я директорствую, а муж — обеспечивает решение транспортных проблем.

У меня два высших образования, я считаю себя успешной и состоявшейся, мои дети абсолютно ни в чем не нуждаются. А все — благодаря папику.

Мы познакомились тринадцать лет назад в кафе.

Что он там делал — непонятно, говорит, приобщался к демократичной культуре масс. Мы же с подружками там отмечали очередную сессию. Выпили чуть больше обычного — поэтому были очень смелыми. Так что после закрытия кафе все поехали к папику — у него была огромная квартира в том самом доме, где находится универсам «Центральный». Я, студентка-лимитчица, почему-то всегда мечтала побывать именно в этом доме.

Спать с ним тогда я не стала — не очень-то и хотелось. Тем более подружки были рядом. Как-то неловко. Так, выпили какого-то невероятного алкоголя, поглазели на всякие припамбасы квартирные, приятно поохали и повосхищались, немножко поиграли в провинциальных дурочек и поехали в общагу на оплаченном такси.

Вечером на вахту доставили корзину цветов — там было написано мое имя, курс и название города, из которого я приехала. Это все, что он обо мне знал. Через пару дней он приехал и у вахтера спросил, в какую же комнату доставили букет. Дальше никакого труда не составило меня найти.

Неделю — визиты, качественный алкоголь, золотая цепочка с кулончиком, билеты мне и всем подружкам в музыкальный театр, конфеты, торты, на машине по городу покататься…

Честно говоря, мне было очень стыдно после всего этого с ним не спать. Я его вообще не любила — ему было сорок пять, он был некрасивый, толстый и лысый. Но очень добрый. И очень щедрый. Что мне, жалко?

Заниматься с ним сексом было нетрудно: он оказался непритязательным и очень отзывчивым на ласку. Тем более я выгодно отличалась от обычной проститутки, потому что действительно была ему за все благодарна.

Через полгода после того, как мы начали встречаться (раз-два в неделю, по его звонку), он купил мне квартиру, потом записал на курсы вождения, подарил машину, водил меня по приличным магазинам (их тогда в Минске было два или три), где меня научили нормально одеваться и хорошо выглядеть.

Конечно, у меня были одновременно с папиком и мальчики-студенты. Между прочим, ничего в этом особенного нет: заниматься сексом по любви и из благодарности — это делать два совершенно разных дела. Я вообще не считаю, что секс — это что-то такое особенное, чего можно делать с одним и нельзя — с другим, таким же хорошим и приятным, как первый. Если мужчинам это от меня нужно, и они готовы за секс меня обеспечивать и вести по жизни — почему нет? Не понимаю.

Кажется, у него была жена — не знаю, состояли они в официальном браке или нет. Дочка точно была — чуть младше меня, он про нее часто рассказывал. Честно говоря, все это мне было неинтересно.

Семь лет назад мы встретились последний раз — мой папик сказал, что я уже большая девочка и мне пора определяться с семьей.

Честно скажу, я даже заплакала. Но не отказалась. Хотелось все-таки и как-то по любви с мужчиной пожить.

Наверное, мое письмо покажется вам грустным.

Оно и есть грустное.

Потому что сейчас, когда я живу без всякой помощи со стороны и сама тащу на себе и мужа, и детей, и бизнес, и ремонт машины — мне очень не хватает папика.

Не потому, что я его любила.

А потому, что за ним я была как за каменной стеной.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //